Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Назарбаев не разменивается по мелочам

23.06.2009 | Крылов Дмитрий | №24 от 22.06.09

Казахским чиновникам установили новые правила доения бизнеса
Экономика Казахстана столкнулась с кризисом на год-полтора раньше России. И приобрела некоторый опыт по противодействию ему. Может ли воспользоваться рецептами соседей Россия — выяснял The New Times

В апреле 2008 года экономическое руководство нашей страны только обсуждало плюсы и минусы «перегрева экономики», симптомами которого явились нарастающая инфляция, превышение роста дохода над ростом производительности труда, крупные внешние долги частных и государственных предприятий. А казахская экономика в это время уже «вскипала». В Астане лопался спекулятивный пузырь на рынке недвижимости, по всей стране вставала строительная отрасль, раскручивался банковский кризис, который привел к сворачиванию ипотечного и потребительского кредитования, из экономики убегали иностранные инвестиции. То есть происходило все то, что ожидало нас осенью-зимой 2008 года и преследует до сих пор. «Среди 120 крупных объектов, которые активно привлекали заемные средства внутри и за пределами страны, коммерческую перспективу будут иметь только 39», — сделал в апреле 2008 года прогноз для Казахстана министр финансов РФ Алексей Кудрин. А получился — для России, которая столкнулась с точно такой же проблемой.

Два сапога пара
Получив удар раньше других стран СНГ, казахская экономика и выкарабкиваться из кризиса начала в числе первых. «Политическому руководству Казахстана приходится национализировать убытки, но оно этого не хочет. Оно понимает, что государство влезло в экономику очень сильно и самостоятельно решить все проблемы ему не удастся. Поэтому руководители государства занялись вопросами малого и среднего бизнеса не на бумаге, а на практике», — говорит президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан. Он возглавляет группу российских экспертов, которые консультируют казахское правительство.

Людям нужно дать самостоятельно заработать на кусок хлеба с маслом — такова главная цель планируемых там преобразований. Однако этому мешает высокий уровень коррупции,* * По уровню восприятия коррупции Transparency International Казахстан находится на 145-м месте из 180, Россия — на 147-м. отсутствие политических и гражданских свобод. Все эти болячки характерны и для нас: «Малый, средний и крупный бизнес в Казахстане очень сильно зависит от воли чиновников, — считает заведующий лабораторией институционального анализа экономического факультета МГУ профессор Виталий Тамбовцев. — Различие между ними и нами состоит в том, что их руководство осознает, что это плохо».

Несмотря на то что экономика Казахстана в 12,5 раза меньше российской,* * По данным World Fact Book, ВВП России по итогам 2008 года составил $1,757 трлн, ВВП Казахстана — $141,2 млрд. локомотивами роста и там и здесь может стать малое и среднее предпринимательство. Расцвет российского предпринимательства в начале-середине 90-х — тому свидетельство: бизнесмены — от челноков до директоров «свечных заводиков» — в свободных от прессинга чиновников условиях вытащили российскую экономику из-под обломков СССР. Как повторить успешный опыт?

Сделка с дьяволом
Можно принять десятки нормативных актов, выпустить сотни постановлений и издать множество указов, которые бы запрещали «присылать доктора» или «кошмарить» российских или казахских бизнесменов. В лучшем случае это даст кратковременный эффект. Потому что госслужащие, прессингующие бизнес — от чиновников на местах до бюрократов на высших позициях, — тоже хотят есть хлеб, причем не просто с маслом, но еще и с черной икрой. Поэтому с ними нужно торговаться, если хотите — вступать в сделку, предлагая альтернативные «дойке» предпринимателей источники заработка. Это и предлагает сделать профессор Аузан с командой российских экономистов в Казахстане: «Преобразования, в результате которых чиновничество заметно потеряет в доходах, заведомо обречены на провал, — поясняет он. — Поэтому нужно менять правила игры для бюрократии, создавая альтернативные возможности для их заработка».

Для таких преобразований нужно время и нас­тойчивость. «Если требовать от чиновников всего и сразу, то не получишь от них ничего», — полагает директор фонда «Бюро экономического анализа» Андрей Шаститко. По его мнению, залог успешной сделки общества и бизнеса с бюрократией зависит от двух факторов: знания того, в каких отраслях экономики лежат интересы чиновников различных уровней и на какие сферы можно переориентировать их аппетиты.

Казахская и российская милиция или налоговики, к примеру, могли бы не давить бизнесменов, а снимать ренту с нарко- и алкобаронов, полагает Александр Аузан: «Чиновников нужно переориентировать на такой сверхприбыльный бизнес, существование которого приносит обществу большой вред, тогда любой сговор или борьба за ренту принесет обществу пользу (так как взвинтит цены на нелегальные товары и услуги), а легальный бизнес вздохнет свободно».

«В России эта идея не может быть реализована, — возражает председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. — Весь бизнес уже давным-давно поделен, и криминальный бизнес «доится» точно так же, как и легальный. Как только одни чиновники заходят на чужую территорию, их тут же оттуда выдавливают другие. Регулятором этих отношений в России выступает ФСБ. Нужно менять всю систему управления государством: с самого низа до самого верха. А такими изменениями не обойтись».

Защитник угнетаемых
Тогда как защитить бизнесменов уже сегодня? Нужен уполномоченный по правам малого и среднего бизнеса, который имел бы доступ к уху президента или премьер-министра. Поэтому президент Казахстана Нурсултан Назарбаев уже рассматривает соответствующий законопроект, предложенный российскими экспертами. Такой институт не помешал бы и России.

«Я отстаиваю идею появления омбудсмена по делам малых и средних предпринимателей в России не менее пяти лет, — рассказал в интервью The New Times ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. — Это должен быть чиновник с незапятнанной репутацией, которого уважает бизнес (например, им мог бы стать Аузан). Без его одобрения не должен приниматься ни один закон, затрагивающий интересы опекаемых. Он должен иметь такой же вес, как, скажем, председатель Центрального банка, и не иметь двойственного мандата: защищать бизнес и собирать с него дань, как это делает Федеральная антимонопольная служба».

Критерием эффективности работы такого чиновника могло бы быть место страны в рейтинге Всемирного банка Doing Business, оценивающем условия и риски ведения бизнеса, считает профессор Гуриев. На сегодняшний день Казахстан занимает 70-е место среди 181 возможного, а Россия — 120-е. И находится по этому показателю в числе таких стран, как Непал или Босния и Герцеговина. С таким соседством нужно что-то делать, и немедленно.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.