Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Нанооттепель

16.06.2008 | Альбац Евгения | № 24 от 16 июня 2008 года

Российское общество сейчас напоминает ребенка, который, затаив дыхание, ждет: отец, придя с работы, погладит по головке или, наоборот, выпорет? При том, что «отец» у нас имеет два лика — президента и суперпремьера, — ожидание и конфетки, и ремня, или и того и другого сразу, в равной степени обоснованно. И тем не менее в образованном прежде всего классе разливается эта зыбкая надежда хоть на какие-то перемены. Оснований на которые — если не принимать во внимание такие эвфемизмы, как «будущее страны, интересы народа» (см. дискуссию на стр. 8) — пока практически нет. Есть «нанооттепель» в виде правильных слов и громких заявлений, вызванная потребностью нового президента обрести некий отдельный от родителя имидж, плюс неизбежная в условиях двоевластия борьба привластных кланов

Что на сегодня в активе? Ну, конечно, прежде всего решение Конституционного суда по делу Мананы Асламазян (интервью с членом КС Гадисом Гаджиевым — на стр. 26) и последовавшее затем закрытие совершенно абсурдного уголовного дела против основательницы «Интерньюса». О том, что это решение не могло обойтись без соответствующего кивка из Кремля, в кулуарах говорят вполне открыто. Вердикту предшествовали положительное заключение по жалобе Асламазян со стороны правового управления президента и — что тоже неудивительно — отрицательное от правительства. Имя Мананы Асламазян, чья организация полностью уничтожена, а с ней и целый институт подготовки журналистов для регионов страны, теперь используется обеими властными персоналиями в зарубежных поездках и интервью. И это настораживает более всего: как бы совершенно справедливые слова президента Медведева, сказанные им в Германии о том, что СМИ у нас находятся под гнетом «административных аппаратов разных уровней», равно как о «правовом нигилизме» и необходимости возрождения независимой от других ветвей власти судебной системы, так и не остались лишь словами, поверх которых дорогие товарищи будут нести портрет Мананы Асламазян.

Меж тем никакой подвижки по другим политическим делам — Михаила Ходорковского, ученых Сутягина и Данилова по делу журналиста The New Times Натальи Морарь — пока не наблюдается.1 Зато наблюдаются аресты следователей, которые инициировали или вели расследования по экономическим преступлениям, совершенным под покровительством высоких людей в погонах.

Поперек батьки

Что еще? Ну, конечно, заявление первого вице-премьера Игоря Шувалова на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, смысл коего — государству надо уходить из экономики (читайте на стр. 12). Ну да? Спрашивается, а о чем думали все предыдущие как минимум 5 лет, когда подкладывали под чиновников более 50% экономики (о представителях государства в крупных бизнесах — на стр. 16) и создавали госкорпорации, воспроизводя ситуацию конца 80-х годов, когда чиновники де-факто владели главными активами страны и потому успешно воровали из основных фондов, переводя все сколько-нибудь ликвидное в офшоры за рубеж. (О либеральном одиночестве министра финансов Алексея Кудрина читайте на стр. 36.) Оказывается, несмотря на всхлипы про Россию, «которая поднимается с колен», опять сыграли в известный наш национальный вид спорта: «создавать проблемы, а потом героически их преодолевать». Понятно, что главный источник этой либеральной риторики — развернувшаяся борьба между кланами, выстраивающимися под Кремлем и Белым домом.2 Что само по себе неплохо — хоть какая-никакая если и не политическая, то конкуренция элит, неизбежно выплескивающаяся в публичное поле. Иллюстрация тому — и неприкрытое раздражение премьера Путина, на открытой части заседания правительства одернувшего своего заместителя Шувалова (так, чтобы это попало в газеты), очевидно, за либеральные стансы, сделавшие первого вице-премьера надеждой всего прогрессивного бизнес-сообщества. Если риторика будет поставлена во главу угла нового президентства, то, глядишь, и «Единая Россия» скоро заговорит на помеси державного с либеральным (читайте на стр. 6).

Сигналы vs Смыслы

Проблема, однако, состоит в том, что за словами должны последовать реальные дела. Чиновники — люди ушлые, они сигналы ловят, а потом ждут: если за словами не следуют приказы — на бумаге и с подписями, то, значит, посылаемые сигналы — не более, чем шум в прямом эфире, смысл коего: «Ребята! не волнуйтесь, все остается по-старому». И свидетельство тому, что громогласные заявления они уже воспринимают именно как белый шум, тоже есть.

Журналисты, побывавшие на экономическом форуме в Петербурге, рассказывают: нового президента службы протокола и безопасности — а это люди вполне дрессированные — именовали не иначе как Медвежонком: «Сейчас Медвежонок пройдет, и мы откроем двери». Или — закроют. Последует ли за либеральной риторикой реальная смена режима — большой вопрос, которому и посвящена главная тема этого номера.

_____________
1 The New Times в № 45 от 17 декабря 2007 года сформулировал свой список условий к тогда еще преемнику Медведеву, исполне- ние которых позволит говорить о нем как о либерале.
2 О проблемах двоевластия The New Times подробно писал в № 45 за 2007 год, и в №№ 7, 12, 19, 20 за 2008 год.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.