Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Эксгумация либералов

16.06.2008 | Колесников Андрей | № 24 от 16 июня 2008 года

Чичерин на службе Кремля

В воздухе запахло либерализмом. Тогу либерала примеряют разные высшие чиновники, включая президента. Новые лица начинают появляться и в идеологических дискуссиях, которые ведутся под эгидой различных структур, включая даже «Единую Россию». Где и как ищут идеологические опоры новые начальники, изучал The New Times

Буквально на днях ученый совет Института философии РАН, живущего, как и большинство академических учреждений, самодостаточной, далекой от политики жизнью, собрался мирно отметить 180-летие со дня рождения Бориса Николаевича Чичерина. И вдруг: звонки из администрации президента — прямо как в былые времена, когда Старая площадь не оставляла без внимания флагмановское философское учреждение страны, официозное телевидение присылает камеры, словом, переполох на Волхонке, 14. (На этот дом, где расположен институт, кстати, посягает директор Музея изобразительных искусств Ирина Антонова.) Что же стряслось в бывшей усадьбе Голицыных?

Чичерин vs Ильин

Казалось бы, что новой власти Чичерин? Что центральному телевидению, от которого до философии и прочих метафизических материй — несколько световых лет, один из русских мыслителей позапрошлого века? А вот что: Чичерин — либерал, но при этом государственник. То есть фигура, точно отвечающая всем параметрам запроса, сформулированного властью в идейной сфере. Начальство ищет идеологические опоры: новые (или, наоборот, старые) идеи, новые (старые) имена, новых (старых) политологов, провоцирует дискуссии и диспуты, расширяет линейку участников. Сказано же: свобода лучше, чем несвобода. Значит, Борис Чичерин лучше, чем Иван Ильин, чья публицистика, неоднократно цитировавшаяся предыдущим президентом, если называть вещи своими именами, носила околофашистский характер. Попытка национализации Чичерина идеологическим начальством не только симптом идейного голода и попытка понять, под каким знаменем двигаться дальше, но и, надо признать, достаточно точный выбор фигуры (если действительно увлечение этим мыслителем не ограничится окучиванием Института философии). Чичерин верил исключительно в модернизацию сверху. Александр Иванович Герцен ему иронически говорил: «Зачем вы хотите быть профессором и ищете кафедру? Вы должны быть министром и искать портфель». Ровно в этой матрице — бюрократического либерализма — и ищут сейчас начальники выход из идеологического тупика, в который уперлась политическая элита после «лужниковской» речи Владимира Путина.

Лучший критик

Взяв власть, лидирующая партия и ее интеллектуальная обслуга решили, что теперь уже можно допустить саму возможность дискуссии. Более того, на одном из мероприятий, посвященном, натурально, обсуждению демократии, в котором участвовали не только официальные споуксмены «руководящей и направляющей », но и «попутчики», руководитель Института общественного проектирования (ИнОП), он же председатель комиссии Общественной палаты, он же главный редактор журнала «Эксперт» и один из лидеров либерального крыла «единороссов» Валерий Фадеев предложил законодательно закрепить обязанность партий вести межпартийные предвыборные дискуссии. Понятно, что с высоты занятого положения — власть взята всерьез и надолго — легко рассуждать о тех дебатах, от которых «Единая Россия» отказалась в предыдущую кампанию, но сам факт «послаблений» симптоматичен. Как симптоматично и то, что внутри партии тут же нашлись принципиальные и влиятельные противники этой идеи.

ИнОП превратился в то учреждение, которое, судя по всему, станет раскачивать по замыслу идеологов интеллектуальную среду: было объявлено, что институт станет самым крупным негосударственным грантодателем в области общественных наук. Среди тематических блоков, под которые даются гранты, есть, например, такие: «Ненасильственная модернизация. Как модернизировать страну в условиях демократии»; «Формы и методы формирования ответственной элиты. Пути и критерии обновления элиты». «Модернизация» и «обновление» становятся ключевыми словами-знаками, с помощью которых идеологическое начальство пытается реанимировать гуманитарную мысль и расширить скамейку запасных политологов. А она пока еще ограничивается известным набором имен от Вячеслава Никонова до Андраника Миграняна. Медиа-премии ИнОПа и вовсе какие-то игривые: среди номинаций есть, например, такая — «Лучший критик власти».

Либералы в законе

Прямой конкурент ИнОПа, который, выражаясь теперь уже устаревшими терминами, представлял «сурковскую башню» Кремля, — Институт современного развития (ИнСОР), бывший РИО-Центр. Здесь угнездились «махровые» либеральные эксперты родом из «ли- хих» 90-х. В правлении института — Александр Аузан, Евгений Гонтмахер, Владимир Мау. В попечительском совете наряду с официозными либералами Дмитрием Медведевым, Антоном Ивановым, Эльвирой Набиуллиной и Аркадием Дворковичем — учитель последних двух Евгений Ясин. По логике вещей этот синклит интеллектуалов должен готовить очередную версию модернизационного прорыва России. Прорыва либерального, потому что никакого другого вышеперечисленные люди органически придумать не могут.

«Пятая колонна» обнаружилась даже в вотчине Владимира Путина — правительстве. В лице волошинско-медведевского кадра первого вице-премьера Игоря Шувалова. Общий пафос его выступления на Петербургском экономическом форуме (см. справку на полях) и уверенность в том, что из советов директоров компаний будут выводиться представители государства, а госкорпорации станут управляться по принципам корпоративного управления, свойственным частным компаниям, наделали много шума и были удостоены раздраженной реплики премьерминистра: «Разъезжать по различным мероприятиям — это важное, конечно, дело, но надо смотреть и чем люди живут!»

Шувалов — второе лицо в правительстве, фигура, замещающая по регламенту главу кабинета министров Путина. И именно он становится либеральной витриной правительства.

Интересно, согласовано ли это все с Владимиром Владимировичем, которому явно не нравится «мирская слава» его первого зама?

Главный вопрос: зачем «медведевцам» и «сурковцам» нужна оттепель или ее видимость?

Одно из объяснений: они оказались (остались) у власти, и эта власть — если не считать путинских «силовиков», которых рано списывать с корабля современности, — абсолютна. Нужно что-то делать, чтобы страна не грохнулась. Будучи технократами и людьми, прекрасно понимающими, что экономическое благополучие весьма хрупкое, они ищут способы и пути модернизации, может быть, сами того не желая. Но для квазилиберальной части нашего истеблишмента либерализация и модернизация — это вопрос самовыживания и сохранения себя у власти.

Правда, чтобы планы были реализованы, нужно решить вопрос, кто главнее: «либералы» или «силовики», медведевская вертикаль или путинская.

Так говорил Игорь Шувалов:
«Главное ограничение для россиян — это ограничение внутри себя. Лишь преодолев его, мы сможем преодолеть капканы на своем пути и двигаться вперед».
«Проблема первая — мы страдаем психологией догоняющего. Вторая — энергетическая западня. Третья — отстающие навыки. Четвертая — нездоровый образ жизни и пятая — стремление государства к росту своего влияния и стремление многих заставить государство влиять».
«В инновационном обществе избыток государства так же опасен, как и его недостаток». «Государство реагирует на кризисы гораздо медленнее, нежели экономический объект под воздействием рыночных сигналов».
«Государство должно сконцентрироваться на решении только тех задач, где мы можем быть эффективными».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.