Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Ирену Лесневскую поздравляют

Попытка бегства

22.06.2011 | Славин Алексей , Юнанов Борис | № 21 (206) от 20 июня 2011 года

В Германии к 2022 году будут закрыты все АЭС

36_490.jpg

Попытка бегства. Напуганная Фукусимой, Европа отказывается от атома. Вначале решение о закрытии всех АЭС приняла Германия, став, таким образом, первой из стран «двадцатки», кто отрекся от атомной энергетики. Затем эстафету подхватила Италия: на референдуме 12 июня ее граждане высказались против строительства АЭС. Хорошо ли подумали немцы и итальянцы — разбирался The New Times

«Италии, по всей вероятности, придется распрощаться с атомными электростанциями», — заявил премьер Сильвио Берлускони на следующий день после провального для властей референдума. Свою мирную ядерную программу итальянцы свернули в 1987 году после другого референдума — в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. Страна стала покупать энергию у Франции. В 2010-м Рим принял решение вернуться к атому, построив 10 АЭС. Однако оппозиция и экологические организации потребовали нового референдума.

Берлускони проиграл

Накануне 12 июня сразу несколько министров кабинета обратились к населению с призывом бойкотировать голосование, тем не менее явка составила 57%. А ведь десятилетнюю программу строительства новых АЭС Берлускони лоббировал лично. Во-первых, в 2011-м Италия лишилась надежного канала энергопоставок из Ливии: «другу Муамару» сейчас не до того. Во-вторых, Берлускони теперь гораздо осмотрительнее, чем прежде, поддерживает проект «Южный поток»**Российско-французско-итальянский проект строительства газопровода из Новороссийска по дну Черного моря до болгарского порта Бургас и далее через Балканы — в Италию и Австрию.. США усилили давление на главную транзитную страну в проекте Болгарию, обещая ей взамен всевозможные преференции. А это ставит под удар всю идею. Что теперь? Берлускони, скорее всего, не станет сворачивать атомную программу. Он проследит за настроениями в Европе: авось «синдром Фукусимы» уляжется. Но пока на это ничто не указывает.

36-1.jpg

Неотменяемое решение

Исход референдума в Италии был предрешен демаршем Германии, где после катастрофы на Фукусиме за несколько дней были раскуплены все йодистые препараты и счетчики Гейгера. На телевидение посыпались вопросы: можно ли есть рыбные палочки, дальневосточных крабов и морскую капусту? На улицы вышли демонстранты с привычными лозунгами «Атом? Нет, спасибо». Правительство отреагировало быстро: весной были отключены (официально для профилактики и экспертизы) шесть старейших АЭС, потом еще две. А 6 июня коалиционный кабинет принял «неотменяемое» решение: заглушенные реакторы вновь запущены не будут (одна станция останется в режиме ожидания на случай особенно суровой зимы). Остальные девять АЭС проработают самое большее до 2022 года. Чтобы восполнить потерянные атомные мощности, к 2020 году нужно ввести в строй энергоустановки мощностью 20 500 мегаватт. Обеспечение энергией только одного миллионного Кёльна со всей его индустрией потребует станции в 1000 мегаватт. Такую перетряску председатель Экономического совета при ХДС Курт Лаук сравнил с «операцией на открытом сердце немецкой экономики, причем осложнения и побочные действия очень возможны». А заместитель председателя Партии свободных демократов Хольгер Застров назвал ее «рецидивом плановой экономики». Крупные энергетические концерны, такие как E.ОN и RWE, которым в свое время была официально дана передышка до 2035 года, подали жалобу в суд на решения правительства и требуют миллиардных компенсаций. По мнению юристов, жалобы имеют немало шансов на успех.

Вопрос власти

36-2.jpg
Нажмите, чтобы увеличить
70% немецкого населения напугано «мирным атомом», а слово «Чернобыль» звучит, как набат. Партия зеленых всячески подогревала и подогревает эти страхи. А после поражения христианских демократов на региональных выборах в ряде федеральных земель, например, в оплоте ХДС Баден-Вюртемберге, где сформировано правительство под руководством «зеленого» премьера Винфрида Кретчмана (там, кстати, расположено несколько АЭС), в правящих кругах обозначились панические настроения. Все помнят: в 1998 году немецкие «зеленые», вступив в шрёдеровскую коалицию, выкрутили руки социал-демократам (при которых, кстати, было построено пять АЭС) и настояли на отказе от атомной энергетики к 2022 году. Сегодня коалиция вынуждена следовать таким же курсом. Но тут ХДС/ХСС подстерегают подводные камни. Оказавшись на «зеленой» дорожке, ХДС/ХСС начинают терять свою политическую идентичность, что неизменно приведет к провалу на выборах. Сейчас, по некоторым опросам, «зеленые» отстают от христианских демократов всего на 3%, значительно обгоняя СДПГ.

Противоречия

Недавно Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) назвала атомную энергетику самой «чистой» из всех источников энергии. Она, например, не дает пресловутого парникового эффекта, то есть не вызывает всемирного потепления, которым нас так пугали еще три-четыре года назад, до сверхсуровых зим. Но на пресловутый эффект сейчас уже никто не обращает внимания. Замена устаревших газовых и угольных электростанций кардинально не уменьшит выбросы СО2 в атмосферу. Миллиарды евро потекут в возобновляемые источники — ветряные генераторы (более 41 тыс. новых установок) и солнечные батареи. Однако энергия, полученная из этих агрегатов, в 2–5 раз дороже атомной, а их экологическая опасность попросту замалчивается. В фотоэлементах, например, содержатся ядовитые галлий, свинец, кадмий, мышьяк; производство кремния сильно отравляет воздух. Безвредной утилизации солнечных батарей нет. А что касается безопасности, то для высвобождения ядовитого кадмия понадобится вовсе не ураган, а обычный камушек, брошенный шаловливым мальчишкой.

Планы Берлина идут в абсолютном противоречии с мировой тенденцией. Так, в США в дополнение к уже существующим 104 АЭС предполагается построить еще 32. В Индии к 20 добавить 58, в Южной Африке планируется 16, в Китае уже строится 27 АЭС, а в перспективе еще 57. В Европе британцы хотят построить 10, словаки аж 12 станций.

Ветряные генераторы не только портят ландшафты и морские виды, они убивают птиц, их шум вреден для людей. Отработанные лопасти невозможно утилизировать. Кстати, во Франции и в той же Германии уже проходят демонстрации против ветряков. Закрытие атомных станций неизбежно приведет к дисбалансу энергоснабжения, предупреждают эксперты. Потребуется проложить свыше 3600 км дорогих высоковольтных линий нового поколения, вырубив при этом десятки тысяч гектаров леса. Кстати, такие линии, как известно, очень небезопасны для здоровья. «Только прокладка дополнительных линий электропередачи приведет к повышению цен на один евроцент, — разъяснил The New Times эксперт Немецкого энергетического агентства Штефан Колер. — А расходы на развитие возобновляемых источников энергии даже не подсчитаны. Так что стоимость энергии вырастет никак не меньше чем на 20%». Глава объединения союзов защиты потребителей Герд Биллен тоже не рискует дать прогноз подорожания. «Речь может идти о 5–10 центах за киловатт/час», — сказал он The New Times. Пока же новых линий нет, Германия уже этой зимой может оказаться на грани энергетического коллапса. И не только при отоплении и освещении домов. Десятки энергоемких производств в промышленно развитых южных землях могут оказаться на грани остановки. Неотвратимы и гигантские финансовые потери. Только в ближайшие четыре года, как подсчитала газета «Бильд», они составят не менее €16 млрд. Демонтаж атомных станций обойдется почти в €60 млрд. Кроме того, значительные средства будут вложены в теплоизоляцию зданий. Ежегодно планируется расходовать на эти цели €1,5 млрд.

36-5.jpg

Последствия

Франция отнеслась «с пониманием» к решению соседа и тут же предложила продавать электричество. Китай стал проявлять активный интерес к немецким специалистам по АЭС. Рада и Россия: зампред «Газпрома» Александр Медведев заявил, что концерн может поставлять немцам столько газа, сколько нужно. Реакция понятна. Решения Германии тектонически изменяют экономический и политический расклад в Европе. ФРГ будет вынуждена увеличить импорт сначала электроэнергии, а затем газа и угля. При этом резко повышается значимость России как главного поставщика газа. А этим рычагом можно пользоваться в зависимости от политической конъюнктуры. Политика Германии, по сути, перестает быть свободной. Отказ от атома не увеличивает и ядерной безопасности для немцев, поскольку АЭС во Франции или Нидерландах находятся совсем рядом. Без собственных надежных АЭС в мире непропорционально возрастает роль энергопоставляющих стран, в том числе с людоедскими режимами. А светлое экологическое будущее так и останется будущим.



36-3.jpgГюнтер Грасс, лауреат Нобелевской премии по литературе
«Германии угрожает экодиктатура, когда придется постоянно жить при «чрезвычайном положении».

Экодиктатура предполагает, что все мировые явления должны рассматриваться не с классовой позиции, как марксизм, не с расовой, не с национальной, не с просветительской, не с религиозной и т.д., а с точки зрения отношения к технократическим и природным явлениям. Экология приобретает характер идеологии, где отклонения неуместны и наказуемы. Экодиктаторы быстро называют главных виновников бедствий. На сегодня это именно АЭС (заметьте, не ядерное оружие). Но что будет выбрано главной угрозой завтра?»



36-4.jpgБернхард Кастер, глава фракции ХДС/ХСС в бундестаге ФРГ
«С газовым шантажом Германия не согласится»

Было бы ошибкой думать, что закрытие АЭС — чисто коньюнктурный ход правительства, вынужденного реагировать на недавние успехи оппозиции в ходе земельных выборов. Отказ от АЭС — стойкий запрос общественного мнения. Немцы поражены: такая высокоразвитая и высокотехнологичная страна, как Япония, никак не может справиться с последствиями аварии на Фукусиме. Это тревожный звонок для всех. Но расставание с атомом будет постепенным и по возможности безболезненным. Все-таки Германия — промышленная страна.

А что будет потом?

К 2022 году доля возобновляемых источников в производстве и потреблении энергии повысится с нынешних примерно 17% до 50% и потом будет увеличиваться еще на несколько процентов ежегодно. Хотя мы полностью отдаем себе отчет в том, что за счет солнца и ветра целиком потерю атома не компенсируешь. Придется строить новые электростанции на угле, но в первую очередь — газовые электростанции, которые уже сейчас пользуются в Германии большой популярностью. Мы сейчас в бундестаге заняты ускорением административных процедур, связанных со строительством новых электростанций и расширением уже имеющихся сетей, — речь идет прежде всего о выдаче соответствующих разрешений и лицензий.

Уходя от атома, Германия попадает в еще большую зависимость от российского газа. Поле воздействия Берлина на Москву по таким, например, вопросам, как права человека, значительно сужается…

Во-первых, мы не столь драматически зависим от российского газа, хотя это, конечно, один из ключевых элементов нашего энергоснабжения. Мы стараемся диверсифицировать источники, да и сам газовый рынок меняется — предложение растет. Большие объемы сжиженного газа готовы предложить Норвегия, Катар и другие страны. Но в целом согласен: определенная зависимость от России существует… С другой стороны, хотел бы напомнить: еще во времена холодной войны СССР был надежным поставщиком газа в Европу. Однако это не мешало Западу, в том числе Германии, открыто говорить о нарушениях прав человека в вашей стране. Не помешает и сейчас. Германия не позволит шантажировать себя: мол, коли получаете наш газ — молчите. Мы — за экономическое партнерство и дружбу с Россией, но вопросы прав человека останутся в повестке дня.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.