Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Секс в прокате

16.06.2008 | Артур Соломонов | № 24 от 16 июня 2008 года

«Вы правите миром, девчонки!» или «Секс в большом городе» выходит в прокат


Шесть сезонов нам показывали, как четыре подруги ищут свое счастье. Путь был тернист: все, что попадалось — незатейливые моряки, занудливые интеллектуалы, чернорабочие и миллионеры, шло в топку неуемных страстей четырех женщин. Мужчины ютились по уголкам этой женской вселенной. Конечно, из-за мужчин впадали в депрессию, сходили с ума от счастья, пили антидепрессанты и на радостях напивались коктейлем «Космополитен» до полуобморочного состояния. В этом женском мире мужчины были желанными, но — гостями, поводом для сексуальных и более возвышенных эмоций, но — лишь поводом. Они заставляли женщин испытывать чувства, ставили их в самые разные положения, чтобы подруги могли потом всласть обсудить все это за дружеским столом.

Сутью сериала (финал которого в виде отдельного фильма выходит во всех кинотеатрах страны) был не секс, не мужчины и не большой город. Его смысл — женская дружба, единственное, что не прерывалось все шесть сезонов, единственное, что никогда не подвергалось сомнению. Увидев, сколь царственно и быстро подруги решают ее проблемы, главная героиня фильма Кэрри восклицает: «Вы правите миром, девчонки!»

Грандиозный успех сериала обсуждали даже ученые. Есть исследование на тему «Секса в большом городе» — «Женский оргазм как способ достижения власти в эпоху феминизма третьей волны». Выходит, пока мы тут разбираемся с остатками домостроя, феминизм уже третьей волной накрыл цивилизованные страны, и четыре подруги, с аппетитом употребляющие мужчин, стали его знаменем. Оценивая этот сериал, автор готов присоединиться к словам очень известного молодого режиссера, который с ужасом и интересом констатировал: «Сегодняшний мир — вагиноцентричен». Жизнь Саманты, Миранды, Шарлотты и Кэрри сомнений в этом не оставляет. Мужчина — что-то такое невнятное, непонятное, одним словом — очень относительное, а вот женщина — понятие абсолютное.

Она — мера всех вещей, а вот этот очередной юноша (или дядя, или пожилой господин) — ну что ж, пусть заходит на минуточку... ...Однако подруги старели, иронии поубавилось, круговорот чувств утомил и насмешливых интеллектуалок потянуло — страшно сказать — к семейным ценностям. Свадебные платья, которые они когда-то с хохотом примеряли, теперь стали вызывать почти благоговейный трепет. Путь этих женщин почти такой же, что проделала культура постмодернизма: через бесконечную относительность — к поиску единственно правильного варианта, через иронию — к пафосу, через деконструкцию — к ясному, внятному мировоззрению.

Вечное путешествие по чужим постелям завершилось утверждением семейных ценностей. Бесконечное множество мужчин вызвало тоску по единственному. Весь последний фильм главная героиня долго, но неуклонно идет к замужеству. Пошлость присоединения к замужнему большинству — с одной стороны, и мечта о тихом счастье — с другой: эту диалектику Кэрри изживает полностью и делает бесповоротный выбор.

К фильмам такого рода — остроумным, не претендующим на звание высокого искусства, бессмысленно предъявлять эстетические претензии. Но все же. Безусловно, у зрителя возникнет ощущение, что он встретился со старыми друзьями, а потому грех не справиться, как у них дела, и не послушать даже занудный ответ. Но все, что было так очаровательно легко в сериале, здесь становится скучноватым: и бесконечные обсуждения, и нарочитые оттяжки финала — когда зрителю все уже ясно, а автору нужно вставить еще пару шуток на тему тягот и радостей семейной жизни. Семейная жизнь с изменами и ссорами показана на примерах других пар. Кэрри понимает, что ее ждет то же самое, но она выбирает близость. И начинается другой секс в большом городе — с законным мужем. Дом и семья показаны здесь со всем положительным и отрицательным зарядом, который в этих понятиях заложен. Возможно, в этом резкое отличие этого фильма от огромного количества американской кинопродукции, где в финале все члены семьи берутся за руки, раздается нескончаемый шепот I love you и безудержное бормотание вроде: «Мы есть друг у друга», «Вот они, наши детки, посмотри, как похожи на нас» и так далее...

Как писал Лев Толстой, все романы заканчиваются свадьбой, а зря: это все равно что заканчивать произведение на эпизоде, в котором на человека в темном лесу нападают разбойники.

В новом фильме о четырех подругах свадьба — эпизод перед долгой совместной жизнью, сближение, которое, очевидно, принесет не только счастье. Но утомленные сексом подруги, чувствуя приближение старости, делают свой печально-счастливый выбор.

Саманта — Ким Кэтралл
Кэрри — Сара Джессика Паркер
Миранда — Синтия Никсон
Шарлотта — Кристин Дэвис


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.