Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Арестант убыл

13.06.2011 | Светова Зоя | № 20 (205) от 13 июня 2011 года

Как Ходорковского и Лебедева отправляли на этап — репортаж из СИЗО «Матросская Тишина»
19-490.jpg
Ходорковский и Лебедев на заседании Мосгорсуда в мае 2011 года. Еще оставались какие-то надежды

СИЗО «Матросская Тишина»: арестант убыл

10 июня. 13.00. После двух часов проволочек и путаных объяснений, что Ходорковский на прогулке и встретиться с ним нельзя, замначальника по режиму СИЗО «Матросская Тишина» Константин Андрейка ведет наконец корреспондента The New Times и правозащитницу Лидию Дубикову в 6-й режимный корпус СИЗО, в просторечии — «спецблок». Накануне сюда в трехместную камеру № 616 перевели Михаила Ходорковского. По соседству, в камере № 627, почти два года, что шел второй судебный процесс, сидел Платон Лебедев. «Веди нас к Ходорковскому», — говорит Константин Андрейка двухметровому детине, охраняющему этаж. «А его здесь нет, уже на этап отправили!» — невозмутимо сообщает охранник.

«Как так? — делано удивляется начальник. — Почему меня не предупредили?»

Заходим в камеру. В ней два человека.

«Ходорковского на этап забрали в 11 часов, — говорит один из них. — Попрощался, взял четыре сумки и ушел. Тяжелые сумки. С книгами».

«Вы нас обманули! Говорили, что он гуляет, а его в это время уже вывозили из СИЗО!» — возмущается Лидия Дубикова.

Заходим в камеру № 627. Она пуста. Сокамерники Лебедева на прогулке. Его шконка аккуратно заправлена. Замначальника СИЗО залезает под шконку, достает документы: «Он оставил обвинительное заключение, жалобы». Ящик с красными яблоками. Над ним — вешалка. На вешалке — знаменитая сине-белая ветровка Лебедева, в которой его помнят все, кто бывал на судебных заседаниях в Хамовническом суде. Торопился? Забыл? Специально оставил?

«Неужели нельзя было честно сказать, что вы их этапируете? Зачем вы врали? Специально долго водили по тюремной больнице, заставляли дожидаться в кабинете, сославшись на то, что в СИЗО проверка Генпрокуратуры и вы заняты?» — вопросы остаются без ответа. Собственно, все и так понятно: о прошениях об условно-досрочном освобождении, поданных и МБХ, и Лебедевым в Преображенский суд Москвы, теперь можно забыть.

Потом выяснится, что также два часа «мариновали» в следственном кабинете СИЗО и Елену Липцер, адвоката Лебедева, не объясняя толком, почему на свидание не ведут ее подзащитного. И уж совсем подлость: зная, что отправляют Ходорковского на этап, отказали в свидании с мужем Инне Ходорковской: она тоже сидела, ждала…

Сотрудники СИЗО юлили и прятали глаза. Они — исполнители. Им приказали: этапировать тихо. Тайно. Без свиданий. По-иезуитски. Как приказали — так и сделали.

В таких делах им опыта не занимать…






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.