Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Житель большого города — это диагноз»

23.06.2008 | Виноградов Михаил | № 25 от 23 июня 2008 года

Психиатр Михаил Виноградов — The New Times

В каждодневной клинической практике психологов — такие понятия, как «городские фобии» и «городские стрессы». Психиатры даже ввели индекс «психической напряженности», в Москве он оценивается в 40%, что много даже для мегаполиса. Почему так? The New Times искал ответы

Михаил Виноградов, руководитель Центра психологической и правовой помощи

Психическая напряженность российского общества очень высока. А в любом мегаполисе уровень напряженности и агрессивности значительно превышает средний уровень по стране. В Москве мы сидим на пороховой бочке, малейшая искра — и возможны погромы, побоища, поджоги. Люди все еще не уверены в своем будущем, и это порождает психическую напряженность, неуравновешенность, агрессию. Отсюда — депрессии, невротические реакции, состояние паники, фобии. Речь идет не о психозах, есть масса пограничных расстройств, которые вызваны длительным стрессом: астения, неврозы, расстройства личности. По общероссийской статистике 67% населения официально (не анонимно) хотя бы раз в жизни обращаются за психиатрической помощью, с анонимными обращениями этот показатель достигает 90%. В большом городе поводов для стрессов в обыденной жизни предостаточно: скученность, нагромождение зданий, обилие транспорта, большие расстояния от дома до работы — и одновременно нехватка жизненного пространства. На психику москвичей больше других факторов негативно влияет метро, на втором месте — автомобильные пробки, дорожные проблемы, далее — некомфортное устройство города.

Метрофобия

В метро действуют сразу несколько факторов. Угнетает уже спуск под землю. По опросам, метрополитеном пользуются три четверти москвичей, с приезжими это 9 млн пассажиров в сутки — раздражающее мельтешение перед глазами, пугающее ощущение несущей тебя толпы, особенно в переходах между станциями. В метро неудачный микроклимат, большая ионизация за счет электрических разрядов, запах резины и запах толпы. Все это вместе — потрясение, рождающее чувство страха, тревоги, опасение быть раздавленным. Конечно, у людей с проблемами легких, астматиков, больных с сердечнососудистой патологией это приводит к крайнему напряжению, состоянию стресса, которое проявляется в сбое и нарушении вегетативных функций, а иногда и к серьезным психическим расстройствам.

Пробкофобия

Если метро вызывает в основном страх и вегетативную дисфункцию, то городские пробки вызывают две реакции. У одних растерянность, когда водитель не понимает, куда ехать, что делать, — он может тронуться на красный свет или неожиданно затормозить, отсюда мелкие аварии. Но в основном пробки вызывают состояние агрессии, когда хочется всех растолкать, ударить, выскочить из машины и избить пешехода до смерти, как это на днях произошло на проспекте Вернадского. Или выстрелить из разрешенного, между прочим, травматического оружия. Это неосознанная реакция (за которую человек конечно же должен нести уголовную ответственность), это утрата контроля над своим поведением, распущенность, злобность. Вместе с тем все завсегдатаи московских пробок живут в постоянном страхе — страхе опоздать на работу или на важную встречу.

Стройкофобия

Архитектура города также влияет на состояние его жителей. Не случайно Америка — вне мегаполисов — одноэтажная. Не случайно Европа малоэтажная, и Москва выше шести этажей никогда не строилась, всегда был простор. Точечная застройка — это преступление против жителей мегаполиса. Помимо психологии социальной, есть психология градостроительная, которая при застройке Москвы не учитывается. Новая архитектура — это либо серый цвет, либо большие остекленные пространства, которые ослепляют и раздражают людей. Городской шум, ночная иллюминация — все это вызывает подсознательное раздражение и, по данным кардиологов, гипертонические кризы. Совокупность городских факторов приводит к ранним инфарктам, инсультам и в итоге к повышению уровня смертности. Зависимость от внешних факторов — во многом следствие пониженного чувства внутренней свободы и самодостаточности. Этому надо учиться — быть свободным от внешних обстоятельств.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.