Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

«Дело сознательно разваливалось сотрудниками спецслужб»

23.06.2008 | Барабанов Илья | № 25 от 23 июня 2008 года

Дмитрий Муратов — о расследовании убийства Анны Политковской

Известие о завершении следствия по делу об убийстве Анны Политковской по меньшей мере неожиданно. Убийца до сих пор не пойман, а заказчик не установлен. The New Times вместе с главным редактором «Новой газеты» Дмитрием Муратовым подвел итоги работы следователей

О завершении расследования объявил официальный представитель Следственного комитета при Генпрокуратуре Владимир Маркин. По его словам, в суд вскоре будут переданы материалы по четверым подозреваемым. Трое из них, Сергей Хаджикурбанов, Джабраил и Ибрагим Махмудовы, обвиняются по статье 105 УК («Убийство»). Четвертый — подполковник ФСБ Павел Рягузов — предстанет перед судом за превышение служебных полномочий (статья 286 УК) и вымогательство (статья 163 УК).

Однако никто из них, как признал Маркин, непосредственно убийства не совершал. Вероятный киллер — Рустам Махмудов — объявлен в розыск, но до сих пор не пойман. Мало того, следствие до сих пор не готово назвать имя заказчика убийства журналиста «Новой газеты». Как в таком случае можно говорить о завершении расследования? «В суд передается только часть дел по убийству Ани Политковской, — говорит главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. — Однако многие пиар-деятели интерпретировали это таким образом, будто дело закрыто. Выгодно же говорить, что такое резонансное дело закрыто. Однако мы полагаем, что бригада Петроса Гарибяна1 продолжит свою работу».

Интерпретаторы в погонах

Работой следственной бригады Муратов доволен. «Следствие ведется на высокопрофессиональном уровне с использованием самых современных и высокотехнологичных экспертиз. Я уверен, что следствие вышло на реальных исполнителей, — утверждает он. — После убийства Ани мы не рассчитывали, что через год с небольшим станет известна фамилия непосредственного убийцы. Но дело сознательно разваливалось сотрудниками специальных служб». Например, первую утечку в СМИ о причастности к преступлению подполковника ФСБ Павла Рягузова организовал начальник Управления собственной безопасности ФСБ генерал Александр Купряжкин, который в ближайшее время, по некоторым данным, может возглавить Службу экономической безопасности ФСБ вместо ушедшего на повышение Александра Бортникова. «Мы отправили запрос на имя директора ФСБ с просьбой объяснить, почему Купряжкин разглашает тайну следствия, — рассказывает Муратов. — Нам пришел удивительно циничный ответ из ФСБ: «Поскольку генерала Купряжкина следователь не предупредил о секретности информации, он не может нести ответственности за ее разглашение». То есть сам генерал не понимал»2 .

Или вот пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева неожиданно для редакции «Новой газеты» и следственной бригады огласила имена подозреваемых, после чего непосредственный исполнитель убийства и ударился в бега. Предполагают, что он сейчас находится за пределами России. Давлением на следствие Муратов называет и заявления Владимира Путина и его помощника Игоря Шувалова о том, что заказчик убийства Политковской — один из беглых российских олигархов. После того как тогда еще советник президента Игорь Шувалов назвал историю с убийствами Анны Политковской и экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко «продуманной провокацией» против Владимира Путина, редакция «Новой газеты» отправила ему запрос. «Если он что-то знает, пусть расскажет об этом на допросе, — говорит Муратов. — После его выступления можно было предположить, что советник президента либо что-то знает, чего не знаем мы, либо он идиот. Трудно предположить, что он идиот? Но он не оставляет нам выхода, потому что никакой информации следствию он не предоставил». Наконец, последний случай из этой серии — интервью тогда еще заместителя главы Следственного комитета при Генпрокуратуре Дмитрия Довгия газете «Известия», в котором он напрямую обвинил в организации убийства Политковской опального олигарха Бориса Березовского.

Политика в игре?

«Когда дело дойдет до заказчика, может вмешаться большая политика, — опасается Муратов. — Если это дело будет все-таки расследовано до конца, то перед нами откроется страшная картина слияния спецслужб и криминалитета, покрывательства под вывеской агентурной работы». Убийство Политковской, считает Муратов, — трагический результат целой серии провокаций против ведущих сотрудников редакции. Главред «Новой» вспоминает, например, отравление Политковской, когда она летела из Москвы в Беслан, где в тот момент боевики держали в заложниках детей. Дело по факту отравления так и не было заведено, а медики ограничились констатацией факта, что Политковскую отравили неизвестным веществом.

Всю информацию о том отравлении редакция «Новой газеты» передала следователям. Как и информацию о другой истории: в конце весны 2006 года Политковская получила очень странное письмо. Бывший военный Владимир Зеленский писал ей, что он с товарищами планирует провести в Краснокаменске операцию по освобождению Михаила Ходорковского «с применением боевой техники» и просил оказать помощь, связав либо с родителями осужденного главы ЮКОСа, либо с его бизнес-партнером Леонидом Невзлиным. Это письмо со своими комментариями редакция направила в Генпрокуратуру и Управление ФСБ по борьбе с терроризмом. Зеленский написал Политковской еще несколько раз. Сначала — сообщив, что он уже в Туркмении и готовит операцию, затем — что он уже вылетает. Обо всех этих письмах редакция «Новой» ставила в известность правоохранительные органы. «Один известный политолог и один депутат Госдумы, правда, не зная об этом, уже начали отрабатывать какой-то свой медиаплан, рассказывая, что мы скрываем информацию о якобы планирующемся теракте», — вспоминает Муратов. Зеленского в итоге арестовали действительно неподалеку от Краснокаменска и осудили за «ложное сообщение об акте терроризма». «А могло получиться очень красивое кино с симпатичным корреспондентом канала «Россия», который рассказал бы о том, как Политковская помогала провалившемуся террористу, связывая его с Невзлиным», — говорит Муратов.

Анна Политковская опубликовала в «Новой газете» свыше 500 материалов. «Каждый добавлял ей врагов, — констатирует Муратов. — Следователи работали по каждому из них, создали даже специальную компьютерную программу, чтобы как-то систематизировать отношения всех людей, так или иначе связанных с ней». Если «политика» все же вмешается в расследование убийства, как опасается Муратов, редакция будет готова продолжать собственное расследование и обнародовать имеющиеся у них материалы. The New Times будет следить за ходом расследования.

_____________
1 Петрос Гарибян — следователь по особо важным делам СК при Генпрокуратуре, руководитель следственной группы по делу об убийстве Анны Политковской.
2 The New Times в № 38 от 29 октября 2007 года подробно рассказывал о трудовых подвигах генерала Купряжкина.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.