Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

По матушке

23.06.2008 | Артур Соломонов | № 25 от 23 июня 2008 года

Вышла в свет книга «Записки попадьи»

Попадья-феминистка. Как студенты семинарии знакомятся со своими будущими женами? Как священники проводят досуг и что это вообще такое — досуг батюшки? Каково быть женой современного священнослужителя? Почему попы полнеют и сколько стоят рясы, которые, оказывается, тоже подвержены веяниям моды? На все эти вопросы отвечает книга Юлии Сысоевой «Записки попадьи», появившаяся в магазинах столицы

Обычно такого рода книги пишутся с тайной или явной полемической целью: убедить кого-то в своей правоте, поставить точку в споре, навязать свое видение событий. Здесь целью был рассказ о повседневной жизни современных священнослужителей, опровержение мифов и домыслов, крепко засевших в нашем сознании. Но была и другая цель, для попадьи, матушки, довольно неординарная и вряд ли полностью ею осознанная. Но, как известно, самое интересное не то, о чем автор говорит, а то, о чем он молчит. Или когда вдруг сквозь тысячи слов, написанных ради высокой цели, прорываются искренние фразы.

Звезда семинарии

Первое, что отмечаешь, — язык книги. Это забавная, привлекательная, интригующая смесь религиозно-суетного, церковно-светского. В этом языковом водовороте уже намечается главное противоречие книги и личности автора. Трудно не привести самые яркие примеры: «откосить от послушания», «надо показать товар лицом — максимум благочестия и смирения», «он может рассчитывать на серьезный карьерный рост, если примет монашество», «она была звездой семинарии», «приходские приколы», «опасность сексуального просвещения», «маленький духовный бизнес», «православные котята в хорошие руки», «девушки хотят быть матушками», «по доходности настоятеля богатого храма можно сравнить с бизнесменом средней руки»...

Рядом живут люди, о повседневной жизни и психологии которых известно действительно не очень много. Жизнь священника приносится в жертву Церкви, жизнь жены священника — в жертву мужу и семье. Домострой сомнению не подвергается, использование любых контрацептивов запрещено, а потому семьи всегда многодетны. С другой стороны, половая жизнь строго регламентирована, и, как пишет Юлия Сысоева (сама — супруга священника), «даже в супружеских отношениях жена не всегда может требовать от мужа внимания, так как перед службой священник не имеет права на физическую близость». Попадья беспробудно занята детьми и мужем. Она и хозяйка, и экономка, и любящая супруга. Муж служит Церкви, она — служит ему.

У автора этой книги проявляются черты характера, знакомые тем, кто общался с людьми религиозными. Очень интеллигентное высокомерие к тем, кто живет иной жизнью. Доброжелательное, но — презрение. Жалость к тем, кто живет вне Церкви. Эти чувства не высказываются напрямую, но ими пропитана книга. Иначе и быть не может: вера не может быть толерантной. Тот, кто уверен, что обладает истиной, не может не считать людей с другими убеждениями — заблудшими.

«Человеческое, слишком человеческое» проявляется и в несколько высокомерном отношении к регентшам из провинции, которые одеваются крикливо. В том же русле — неожиданное замечание, что «провинциальные священники очень любят разноцветные скуфьи из бархата». Ну и всякие мелочи про девушек, мечтающих выйти замуж за священника: их называют «страдающими синдромом ХБМ — хочу быть матушкой». А вот нашей героине — повезло.

Матушка за рулем

Книгу делает интересной очень женское внимание к быту, одежде (чего только стоит рассказ об особой семинарской моде), манере поведения, пикантно-церковные истории. Очень много страниц посвящено любовной жизни священства. Все это на фоне искреннего религиозного пыла. Пламень веры никак не иссушает женское начало.

Вскоре становится понятно, что попадья не столько просвещает неправославных, сколько пытается сломать стереотип восприятия жены священника в своей среде. И здесь начинается самое интересное. Книга, в начале которой скромно отсутствует фото автора, начинает обнаруживать личность написавшей ее женщины — яркой, противоречивой, а для своей среды просто феминистки. Она опровергает представление о том, какой должна быть супруга священника, и, не желая писать о себе, делает это постоянно. Вдруг прорываются фразы: «погрязая в быту», «прозябая на кухне»... Боже мой, а как же служение? Дальше страшнее: могу одеваться как мне идет, хочу и буду пользоваться косметикой.

Эта книга — внутренний бунт в православной среде. На фоне давно вошедшего в силу феминизма, на исходе сексуальной революции меняется жизнь матушек. И вот уже одна из них пишет книгу, где защищает свое право жить так, как ей хочется. «Киндер-кирхе-кюхе» — нет, это уже даже и не про попадью... Наша героиня, матушка, занимается — как же это вымолвить? — рекламным бизнесом. И с какой тоскливой интонацией вдруг звучит в ее книге «дом-семья-дети-церковь...» «Я не домашняя квочка!» Таков неожиданный пафос книги попадьи. Матушка «имеет право и на машине ездить, и работать, и одеваться прилично... Так что, люди добрые, не смотрите, что матушка за руль взлезла и туфли на каблуках надела, и на деловой фуршет укатила, — имеет право, и нечего здесь осуждать».

Так вот она, тайная цель повествования, лишь к концу книги обнаружившая себя: женщина стремится утвердиться не только как приложение к мужу-священнику. Она и книгу эту пишет из тщеславия в самом хорошем смысле слова. Наблюдать эту борьбу между кротостью и бунтом, кухней и творчеством, и шире — семьей и Церковью намного любопытнее, чем вычитывать разные истории из жизни священнослужителей. Хотя и это интересно.

Но все же гораздо привлекательнее психологический тип автора: московская штучка в семинарии — и верная, любящая жена, которая с самого начала заявляет, сколь талантлив ее муж. Она поднимает бунт против восприятия жен священников как молчаливых теней своих мужей и в то же время осуждает любые бытовые и поведенческие отклонения от канона. Пытается написать о жизни священства, а самое интересное, что невольно получается — собственный психологический портрет.

Противоречивый и привлекательный портрет женщины, целиком принадлежащей православию и получившей инъекцию современной культуры.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.