Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Развод с разводкой

23.06.2008 | Рогов Кирилл | № 25 от 23 июня 2008 года

Мои осведомленные знакомые уверяют меня, что причина войны между российскими и нероссийскими акционерами ТНК-ВР — это «чисто конфликт коммерческих интересов». Интересы-то, конечно, коммерческие. Вопрос — чем торгуем? Так что давайте лучше посмотрим на дело неосведомленно.

Вся логика действий администрации Владимира Путина после 2003 года была подчинена доктрине «сырьевого суверенитета», подразумевавшей восстановление государственного или квазигосударственного контроля в сырьевом секторе. ЮКОС, «Сибнефть», проекты по СРП, Кавыкта — шаг за шагом в разном стиле, но неизменно в одном и том же направлении. Полуиностранная ТНК-ВР с ее формулой «50 на 50» выглядела на этом фоне явной аномалией. Почему эта аномалия в принципе стала возможна — отдельный вопрос. Скорее всего, в 2003 года у оперативного штаба «сырьевого суверенитета» просто не хватало ресурсов для войны на два фронта. Но логика развития событий в следующие годы определенно подсказывала, что ситуация вокруг компании начнет меняться, как только закончится мораторий на продажу акций.

То, как она начала меняться, тоже уже можно считать классикой «развитого путинизма». Против иностранных менеджеров в течение всего нескольких недель вываливается целый ворох дел. В артподготовке «чисто коммерческого конфликта», отметим, поучаствовали не только миграционная служба и традиционная прокуратура, но даже и ФСБ (дело братьев Заславских). Жаль, пока г-да Митволь и Онищенко остались в обозе и не вышли на сцену. Час икс тоже выбран по канону — на пороге лета. К осени «клиента» надо додавить. И что там было до отпусков — кому охота вспоминать?

Но так уж мы приучены, так устроен наш политический ум, что не довольствуется очевидным. Говорят, российские акционеры ТНК-ВР недовольны тем, как развивалась компания все эти годы. Зато, замечу, отлично развивались другие бизнесы этих самых акционеров, не связанные с нефтянкой. После рукотворного кризиса вокруг «Альфа-банка» в 2004 года им как-то снова все стало в России удаваться. А что — мы не знаем, что нужно в России крупному бизнесу, чтобы у него снова все стало удаваться? Нужно быть «национально ориентированным», причем строго на какую-нибудь из кремлевских башен.

Заметьте при этом, что времена изменились не только политические, но и экономические. И если в 2003 года ТНК была главным активом ее российских владельцев, их твердыней и основой благополучия, то теперь доли в ТНК-ВР, конечно, остаются алмазами в их бизнес-коронах, но далеко не единственными и даже, возможно, не самыми крупными.

А это означает, что ценность альянса с ВР в смысле защиты от внутренних рисков стремительно снижается. В отличие, кстати, от самих рисков. Что толку сохранить один алмаз из короны и потерять саму корону со всем остальным на ней? И что лучше: корона без одного алмаза или алмаз без всей короны? Я имею в виду, с точки зрения «чисто коммерческих интересов».

Забавно, что весьма похожие события разворачиваются в России параллельно еще на одной площадке. Разумеется, причины другого корпоративного конфликта — развода давнишних партнеров и совладельцев «Норникеля» Владимира Потанина и Михаила Прохорова — тоже «чисто коммерческие». Но если не копаться в подробностях, то остается на виду одна только неумолимая логика вещей — логика «сырьевого суверенитета». И согласно этой логике, две очередные цитадели старой олигархии — ТНК и «Норильский никель» — неизбежно должны были получить новую прописку на кремлевском небосклоне. Ну, а драматические конфликты бывших партнеров неминуемо, разумеется, должны привести к появлению «белого рыцаря». Уже, впрочем, довольно давно темной тенью стоявшего у ворот двух этих крепостей.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.