Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

Что происходит на военных складах

08.06.2011 | Светова Зоя , Докучаев Дмитрий , Юнанов Борис | № 19 (204) от 06 июня 2011 года


07-1.jpg

Что происходит на военных складах, почему они то и дело взрываются и во сколько это обходится налогоплательщикам — The New Times обратился к экспертам

Почему оружия у нас много, более-менее ясно: СССР готовился к войне чуть ли не со всем миром — с Западом и одновременно с Китаем. «Сходу наладить гигантское производство вооружений для гигантской войны невозможно, поэтому выход был найден простой — производить вооружение заблаговременно и складировать его, — разъяснил The New Times военный аналитик Александр Гольц. Ровно по этой же логике создавались и гигантские склады боеприпасов. «Я был на одном из таких арсеналов, и начальник в горячке сказал мне: «Знаешь, у меня здесь еще хранятся мины 1938 года», — рассказывает Гольц. По его мнению, на арсенале близ Пугачёво в Удмуртии боеприпасы, скорее всего, хранились с советских времен.

Скупой платит

После распада СССР и вывода советских войск из Восточной Европы спешно эвакуировались в Россию и оружейные арсеналы из стран СНГ. Казалось бы, надо было ликвидировать излишки вооружений. «Дело в том, что наше государство пожадничало и не разработало ни программ, ни технологий такой ликвидации, — разъясняет Александр Гольц. — Все свелось к стародавнему принципу: вывинтить взрыватель, а потом собрать металлолом в кучу и взорвать».

Анализируя причину удмуртской катастрофы, Александр Гольц указывает на человеческий фактор: «Там, на складах, работают пацаны, солдаты срочной службы, которым в голову не приходит, что они могут погибнуть, даже бросив окурок». Но на ум приходят и другие версии, связанные с коррупцией, включая нелегальную торговлю оружием. Лучший способ замести следы — взорвать все к чертовой матери. «И уж конечно, полезно сделать это сразу после прокурорской проверки, которая, говорят, только что проводилась в Пугачёво из-за выявленных там нарушений… А так получается, что после первой проверки доказательств больше нет — все взорвалось».

10 тысяч условных

Ущерб от пожара на складе под Ижевском для гражданской инфраструктуры будет соизмерим с аналогичными ЧП в Башкирии 26 мая этого года и в Ульяновске в ноябре 2009 года, считает сотрудник лаборатории военной экономики ИЭПП Василий Зацепин. Там, напомним, официальные суммы, обнародованные местными властями, составили соответственно 100 млн руб. и 200 млн руб. В Удмуртии местному бюджету придется изыскивать примерно 300 млн руб. Эксперты аналитической компании «Инвесткафе» детализируют: восстановление зданий и сооружений на площади 10 тыс. кв. м ориентировочно обойдется в 100 млн руб., эвакуация 28 тыс. человек — еще 140 млн руб., прочие расходы (компенсации пострадавшим, обеспечение временного жилья лишившимся крова, ремонтные работы за пределами склада) — 60 млн рублей.

Но главные статьи расходов не эти, утверждает Василий Зацепин: они связаны с потерями, которые понесло Минобороны, лишившись боеприпасов, взорвавшихся и сгоревших в огне. Согласно уже обнародованнным данным, общий вес снарядов на складе составляет около 150 тыс. тонн, что соответствует примерно 10 тыс. условных вагонов. По данным Дмитрия Адамидова, руководителя аналитического отдела «Инвесткафе», условный вагон новых снарядов мог бы стоить до 2,5 млн руб. Но поскольку очевидно, что большей частью речь идет о старых боеприпасах, можно приблизительно оценивать условный вагон в 1 млн руб. Таким образом, потери Минобороны от пожара могут составить порядка 10 млрд руб.

Впрочем, об этих потерянных миллиардах мы вряд ли услышим: оборонное ведомство никогда в подобных случаях не обнародует величины своих потерь.



Иосиф Линдер, эксперт в области международной безопасности 

«Министерство обороны вначале скрывало, что на 102-м арсенале находятся системы залпового огня «Град», — наверное, чтобы не будоражить население, тем более в предвыборный год. Разъяснения последовали, только когда отпираться уже не было смысла — общественность все узнала сама… Самопроизвольные взрывы на складах такого уровня могут случаться в течение двух-четырех суток. В течение двух-трех суток интенсивность взрывов должна снижаться. Все не взрывается, взрываются определенные резервуары, где один взрыв может повлечь за собой другой. Отсеки с мощными перекрытиями защищены в большей степени, но исключить ситуацию, что при возникновении массового пожара через какое-то время огонь доберется и до них, тоже нельзя. Заливка очагов возгорания сверху не остановит взрывы, хотя и позволяет снизить температуру и уменьшить возможность последующего детонирования других взрывчатых веществ… Возможно, впоследствии будут управляемые подрывы, потому что ряд зарядов нельзя будет вывезти на полигон и взорвать. Их надо будет взорвать на месте, потому что если взрыв произойдет при транспортировке, то могут пострадать люди — те же военнослужащие или сотрудники МЧС. Сам 102-й арсенал практически будет ликвидирован. Взрыв на любом арсенале взрывчатых веществ — это, по сути дела, его ликвидация, только внеплановая».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.