Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

«Роспылесос»

30.06.2008 | Воронов Владимир | № 26 от 30 июня 2008 года

Сергей Чемезов завершил формирование своей империи

«Роспылесос». Превращение госкорпорации «Ростехнологии» в супермонополию близко к завершению: детище Сергея Чемезова «всосало» в себя колоссальный массив предприятий, причем не только военных, но и гражданских, вплоть до типографий. В качестве имущественного взноса в капитал корпорации государство передаст ей порядка 485 предприятий — проект указа находится в администрации президента

Согласно закону «О государственной корпорации «Ростехнологии», (под писан 23 ноября 2007 года), состав своего имущественного пая прави тельство должно было определить в месячный срок, но дело затянулось... на семь месяцев. Основная причина — негативное отношение ряда ведомств к чрезмерным, по их мнению, аппетитам Чемезова со товарищи. Наиболее жесткую позицию занимали Минфин и Феде ральная антимонопольная служба.

Вело-бричко-тракторный завод

Скандал вышел на поверхность, когда список запрашиваемого госкорпорацией имущества вдруг вырос с первоначальных 250 предприятий до 600. Из них не менее 20% относились не к военной сфере, а к гражданской. Камнем преткновения стали притязания команды Чемезова на КамАЗ, УАЗ, «Уралвагонзавод», Тверской вагоностроительный завод, «Технопромэкспорт», Центральный научноисследовательский автомобильный и автомоторный институт, ряд региональных авиакомпаний и даже ГТК «Россия»1 . В списке Чемезова фигурировало также несколько десятков ведущих фармацевтических предприятий и НИИ. Странные притязания на высокоприбыльное производство лекарств руководители «Ростехнологий » обосновали обеспечением... биологической безопасности государства. В результате получался монстр, который будет выпускать чуть ли не все: от титана и стали до таблеток. Госкорпорация замахнулась еще и на функцию госзаказчика оборонной продукции, получателя и распорядителя бюджетных средств. «Это должно выглядеть так: мы сами всё разрабатываем по собственному разумению, сами же испытываем, заказываем и производим. А вы извольте получить не то, что нужно армии, а что мы вам дадим, по нашим монопольным ценам», — откомментировал ситуацию для The New Times источник в Минобороны.

Хватательный рефлекс

Весной против планов «Ростехнологий» выступила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина. Позиция Набиуллиной выглядит логичной: если госкорпорация создана для оптимизации деятельности военной отрасли, зачем ей производства, которые не связаны с заказами для нужд обороны? Министр посчитала нецелесообразным передавать Чемезову авиационные активы, акции КамАЗа (которые планировали приватизировать) и неконтрольные госпакеты свыше 120 ОАО. Минпромторговли заблокировало передачу фармацевтических предприятий. Сергей Иванов и Владимир Якунин солидарно «не выдали» Чемезову «Уралвагонзавод», а ФАС считает, что отдавать госкорпорации можно только предприятия ВПК.

Но самый мощный отпор Чемезов получил от вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина2 . В первой половине июня он направил первому вице-премьеру Игорю Шувалову официальное письмо: передача ряда активов «Ростехнологий» — де-факто скрытая приватизация, попытка увода доходов госбюджета, поскольку механизм продажи активов непрозрачен, а контроль над доходами госкорпорации невозможен. Кудрин предложил исключить из списка около 70 предприятий и явно непрофильные объекты недвижимости3 . В одном из интервью Сергей Чемезов, прямо не назвав обидчиков, обвинил их в демагогии и «желании завести реальное дело в тупик».

Подозрения Кудрина сложно назвать беспочвенными: к таким выводам можно прийти, анализируя историю деятельности г-на Чемезова. По мнению ряда экспертов (The New Times подробно писал об этом в №№ 31 и 35 за 2007 год), он был изначально поставлен на оружейный бизнес лишь для «оптимизации» финансовых потоков в руках конкретной группировки, потом зачистил площадку торговли оружием от конкурентов, продавил монополизацию всего оружейного экспорта и добился того, что возглавляемый им тогда «Рособоронэкспорт» превратился в корпорацию, контролирующую ряд отраслей ВПК. Во всех случаях было поглощение уже действующих производств, а не создание новых.

Руководитель аналитического центра Института политического и военного анализа Александр Храмчихин в действиях руководителя госкорпорации видит «только стремление воспользоваться своим административным ресурсом, дабы получить себе как можно больше». Александр Храмчихин выразил сомнение в дееспособности столь сложной многоуровневой системы: «Тут все достаточно очевидно, чем шире она, тем менее дееспособна». Его резюме кратко: «Не вижу, чтобы это имело отношение к реальному восстановлению военного производства».

Таинственные сотрудники

На сайте «Ростехнологий» вывешены биографии руководителей госкорпорации. Все они как одна зияют многолетними пробелами. Вот, например, первый замглавы «Ростехнологий» Алексей Алешин: неизвестно, чем этот чиновник занимался целых 15 лет — с 1981 по 1996 год. А все 56 лет жизни другого чемезовского зама, Николая Волобуева, и вовсе уместились в пять строк: родился, окончил высшую школу КГБ, служил в КГБ —ФСБ, был замом руководителя ФТС и директором по особым поручениям «Рособоронэкспорта». У начальника департамента корпоративного управления Азрета Беккиева провал в биографии аж в 31 год. На какую открытость корпорации можно рассчитывать с такими кадрами?! Тем паче «Кодекс этики» работника «Ростехнологий» ставит «лояльность корпорации» на первое место, а соблюдение нормативных правовых актов РФ — на одно из последних.

На все упреки Чемезов предпочитает отвечать лишь красивыми словами: «я прежде всего озабочен будущим России» и «альтернативы... крупным государственным корпорациям нет и быть не может». Он упирает на то, что предприятия перестают быть зависимыми от «бюрократического аппарата министерств и ведомств», но умалчивает, что при этом они попадают в зависимость уже от аппарата и менеджмента корпорации — чисто бюрократического, управляющего производством вовсе не рыночными методами. Что подтверждает и официальное заключение Минфина, где говорится о трехчетырехуровневой структуре, в которой, собственно, производить будет лишь одна, а остальные три — управлять.

Формирование активов, передаваемых «Ростехнологиям», показывает: лоббистам корпорации частично удалось преодолеть сопротивление министерств, хотя начальный список получаемого и сократился. Однако мало что изменилось по сути: согласно ФЗ «О государственной корпорации «Ростехнологии» ведомство Чемезова остается вне контроля со стороны государства. На выходе получается монстр, который сможет свои провалы поправить путем установления монопольной цены на продукцию и за счет успехов в других секторах — непрофильных, зато прибыльных. Характерным же признаком корпорации становится безответственность и бесконтрольность: за провалы, исчезновение средств и активов, их увод не отвечает никто.

ГК «Ростехнологии» напрямую или через дочерние структуры контролирует: ОАО «Рособоронэкспорт», ОАО «ОБК «Оборонпром», АвтоВАЗ, ОАО «ОКБ Сухого», компанию «Оборонительные системы» (разработка, модернизация и производство зенитно-ракетных комплексов и РЛС), КБ «Кунцево», Московский радиотехнический завод (комплексы ПВО С-300), ЗАО «Оборонпромлизинг», ОАО «Мотовилихинские заводы» (производство реактивных систем залпового огня «Град», «Ураган» и «Смерч»), Московский машиностроительный завод «Вперед», Ступинское машиностроительное производственное предприятие, ОАО «Завод имени Дегтярева»; вертолетный холдинг ОАО «Вертолеты России» (поглотил все военное и гражданское вертолетостроение в России), «Роствертол » (Ростовский вертолетный завод), «Камовхолдинг» (камовское КБ, Кумертауский вертолетный и Арсеньевский авиастроительный заводы); холдинг «АТ-спецтехнологии»; «ВСМПО-Ависма» (крупнейший в мире производитель титана — треть мирового рынка); ЗАО «Русспецсталь»; ООО «Топливозаправочный сервис аэропортов». Под контролем госкорпорации — ключевые отрасли авиастроения, автомобилестроения, производство артиллерийского и стрелкового вооружения, производство боеприпасов и взрывчатых веществ, производство броневых сталей, производство систем ПВО, значительная часть судостроения, производство тактического ракетного оружия, композитных материалов, электроники военного назначения.

_____________
1 «Коммерсант», 28 января 2008 года.
2 РИА «Новости», 10 июня 2008 года.
3 Речь шла о старинном особняке на Софийской набережной, ряде зданий в районе Пушкинской площади и комплексе госдач «Сосновка-5» в Троице-Лыкове.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.