Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Укрощение «зайца»

07.06.2011 | Алякринская Наталья | № 19 (204) от 06 июня 2011 года

Безбилетников побьют штрафами

29-1.jpg

Допрыгались. Депутаты Мосгордумы приняли закон об увеличении штрафа за безбилетный проезд в столичном общественном транспорте в 10 раз — до 1 тыс. рублей. Ожидается, что он вступит в силу уже к концу июня. Штраф будет действовать не только на наземном транспорте, но и в метрополитене. Одновременно в течение ближайшего года в Москве собираются демонтировать турникеты, призванные бороться с безбилетниками. Чем обернутся новые меры для горожан — выяснял The New Times

Касим Абиев, 21-летний рабочий из Таджикистана, по Москве передвигается бесплатно — позволяет физическая подготовка. В метро он высоко и быстро прыгает через турникеты — свисток контролера слышит уже далеко за спиной. В автобус и трамвай Касим привычно заходит ползком, пролезая под «рога» турникета. Говорит, что пассажиры не делают ему замечаний: таких, как он, в транспорте полно. «25 рублей — слишком дорого, у меня зарплата 7 тыс. рублей. — объясняет Касим. — А мне каждый день от стройки до общежития добираться. Еще маме деньги послать, позвонить и поесть». Нынешнего штрафа 100 рублей гастарбайтер не боится. Хоть он и приезжий, но права свои Касим знает: максимум, что может сделать контролер — заставить его купить билет, но штраф взять не имеет права**Согласно «Кодексу города Москвы об административных правонарушениях» от 21.11.2007 года, контролеры-работники ГУП «Мосгортранс» могут лишь выписать квитанцию на оплату штрафа.. Однако новость об увеличении штрафа в 10 раз парня очень расстроила: «Наверное, буду пешком ходить, — неуверенно чешет голову Касим. — Лишней тысячи у меня нет».

Укрощение «зайца»

Подход гастарбайтера Касима разделяет практически треть населения столицы: 20–30% пассажиров, по информации Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы, проникают в городской общественный транспорт бесплатно, а убытки транспортных компаний от «зайцев» за год достигают 3 млрд рублей*. И это несмотря на турникеты**Cумма определяется, исходя из количества пассажиров, перевезенных за год.

*АСКП — Автоматизированная система контроля проезда.
, в 2007 году установленные на весь наземный общественный транспорт Москвы именно для борьбы с безбилетниками. Как рассказали The New Times в пресс-службе департамента транспорта Москвы, установка турникетов обошлась столице в 3,1 млрд рублей, однако очень скоро, уже в 2008 году, затраты окупились: собираемость платы за проезд повысилась в три раза — до 5,56 млрд рублей.

Но этого властям показалось мало. «В советское время проезд на трамвае стоил 3 копейки, на троллейбусе — 4, на автобусе и метро — 5 копеек, — рассуждает Александр Семенников, председатель комиссии по законодательству Мосгордумы, инициатор повышения штрафов. — Штраф за безбилетный проезд был единым — 1 рубль. Таким образом, штраф превышал стоимость поездки в 33, 25 и в 20 раз соответственно. Сегодня при стоимости разовой поездки на наземном общественном транспорте 25 рублей и штрафе в 100 рублей безбилетный проезд «окупается» уже при четырех поездках. Такое положение фактически провоцирует людей ездить без билета. При этом стоимость проезда росла ежегодно, а штрафы не повышались с 2002 года».

29-2.jpg

Правда, не все столичные депутаты уверены в действенности новой меры. «Такие штрафы несопоставимы с доходами москвичей, — возмущается депутат Мосгордумы от КПРФ Андрей Клычков. — На городском транспорте ездят люди в основном небогатые, для которых и тысяча рублей — приличные деньги». Кроме того, депутату непонятно, кто и как будет собирать новые штрафы. Ответ на этот вопрос дал в разговоре с The New Times Александр Семенников: в Москве создается государственное казенное учреждение «Организатор перевозок», его сотрудники будут составлять протоколы о нарушении правил оплаты проезда и выдавать квитанцию, которую проштрафившемуся пассажиру надо будет оплатить позже самостоятельно. «Если «заяц» не согласен с выписанным штрафом, он сможет обжаловать его в мировом суде, — объясняет законодатель. — В случае неоплаты данные на нарушителей будут передаваться в службу судебных приставов-исполнителей, которые взыщут сумму штрафа». Андрей Клычков видит в этом сценарии коррупционную и криминогенную составляющую: «Проще будет отдать на месте пару сотен рублей и дальше ехать бесплатно, — прогнозирует он. — Кроме того, увеличение штрафов может спровоцировать активность лжеконтролеров. Если на сто рублей они вряд ли позарятся, то тысяча — совсем другое дело».

Однако наибольшую пикантность ситуации придает то, что контролер не имеет права требовать у пассажира документ, удостоверяющий личность. Это значит, при желании «заяц» может назвать ему вымышленные ФИО и номер паспорта, а то и данные другого лица, которому и придет квитанция о штрафе. Впрочем, депутат Семенников не видит здесь большой проблемы: «Во-первых, возможно сопровождение контролеров сотрудниками полиции — они вправе выяснить личность любого гражданина. Во-вторых, без постоянного сопровождения можно и обойтись, если контролер вызовет полицейского по мобильному телефону к определенной точке маршрута». Таким образом, банальная ситуация с некупленным билетом грозит перерасти в целый ритуал, граничащий с абсурдом, в котором будут задействованы контролеры, полицейские, сотрудники банков, судьи…

Сервис по-африкански

29-3.jpg

29-4.jpg

29-5.jpg
Драконовские штрафы вызывают правомерный вопрос: за что, собственно, платим? Не секрет, что московский транспорт давно функционирует в режиме доживания своего века: «В Москве нет современного наземного общественного транспорта, — констатирует Михаил Блинкин, научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства. — Есть лишь остатки советской системы трамваев, троллейбусов и автобусов, разбавленные аналогами африканских «джипнеи» — маршрутными такси. Такой системы общественного транспорта нет ни в одном уважающем себя крупном городе».

Турникеты сделали эту допотопную систему по-настоящему дикой. Вот уже пять лет они превращают поездку на транспорте в настоящую пытку — как для пассажиров, так и для водителей. Даже в самом ГУП «Мосгортранс» признают, что после внедрения АСКП средняя скорость движения транспорта снизилась на 30% — из-за бесконечно долгой посадки пассажиров. «Автобусы и троллейбусы нередко стоят на остановках по 5 и более минут, — констатирует Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России. — Недавно я долго ждал троллейбуса. Скопилось много пассажиров на входе. Минуты три водитель их впускал, потом у него лопнуло терпение и он уехал, закрыв двери перед носом у пожилых людей». При таком обслуживании плата за проезд должна быть уменьшена, уверен Шелищ, не говоря уже о штрафах: по его словам, увеличение последних приведет к дополнительному озлоблению горожан и заставит многих просто ходить пешком.

Однако Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей, уверен: резкое повышение штрафа — мера единственно верная: «Нужно понять, что за прыгающих и ползающих безбилетников платим мы с вами — через повышение тарифов и налоги, которые из бюджета идут на компенсации убытков транспортных компаний», — объясняет Янин. По мнению эксперта, при штрафе 1 тыс. рублей «зайцу» будет невыгодно прыгать через турникеты.

Трудно придумать что-то эффективнее штрафа, согласен Михаил Улицкий, декан экономического факультета Московского автодорожного института, однако 1 тыс. рублей считает суммой завышенной: «На мой взгляд, предельная сумма штрафа для москвичей — 10-кратная стоимость проезда, то есть около 300 рублей». В отношении злостных безбилетников Улицкий предлагает ввести систему дифференцированной оплаты за проезд: по его словам, технически можно вести учет всех «зайцев» и в случае рецидива применять к ним прогрессирующие штрафы.

Прощание с турникетом

Общественный транспорт в столице в настоящее время попросту вымирает, считает Михаил Блинкин. По словам эксперта, если в 1990 году в Москве одних автобусов было 7 тыс. плюс 2,1 тыс. троллейбусов и 1,2 тыс. трамваев, то сейчас их всех вместе насчитывается всего 5,5 тыс. «Если мы не приведем городской транспорт в пристойный вид, как в США или Европе, он у нас просто вымрет, и штрафовать будет некого», — предупреждает Блинкин. В качестве образца он приводит систему общественного транспорта Германии: там принята централизованная модель городского заказа, когда частные и муниципальные перевозчики делят между собой зоны ответственности. Для магистральных маршрутов выделены обособленные полосы, и они функционируют четко, как метро.

По идее, именно такую систему должно создать новое предприятие «Организатор перевозок». Однако на это, по словам Блинкина, потребуются годы. Пока же проблему убыточности власти решают привычно — с помощью постоянного повышения тарифов и штрафов. Зато при новом мэре Сергее Собянине власти приняли решение избавиться от очередного наследия старого мэра и провести демонтаж тех самых турникетов, которые устанавливались 5 лет назад. При этом валидаторы останутся — для оплаты проезда. Во сколько обойдется демонтаж городской казне, пока неизвестно: в Департаменте транспорта The New Times сообщили, что она будет определяться на основании конкурса. Независимые эксперты говорят, что сумма будет соизмерима со стоимостью установки АСКП: вместе с затратами на дополнительные валидаторы она составит 1,5–2 млрд рублей. Очередной абсурд: чтобы убедиться в неэффективности турникетов в условиях городского транспорта Москвы, столичным властям потребовалось 5 лет и 5 млрд рублей.

Дмитрий Янин о демонтаже турникетов сожалеет: «Они показали себя чрезвычайно эффективными». Михаил Блинкин между тем взывает к сознательности пассажиров: «Никогда в жизни мы не обзаведемся таким количеством турникетов или контролеров, чтобы решить проблему безбилетников. Не сочтите меня наивным, но надо внедрять экзотические и труднодостижимые для наших граждан конвенции: неприлично без билета ездить!»






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.