Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Эксклюзив

Москва—Тбилиси

10.06.2011 | Альбац Евгения | № 19 (204) от 06 июня 2011 года

TB_490.jpg
После августовской войны 2008 года, одностороннего признания Россией суверенитета Абхазии и Южной Осетии и разрыва дипломатических отношений, в обеих столицах друг друга воспринимают как заклятых врагов: грузины постоянно ждут угрозы с севера, российское государство отвечает грозной пропагандистской риторикой. И не только, как утверждают в Тбилиси, риторикой — взрывами в том числе. Для рожденного еще в СССР все это выглядит сплошным театром абсурда: Грузия — враг? Но в списке ее торговых партнеров на первом месте — Турция и Азербайджан, а Россия — в конце перечня импортеров и полностью исчезла из числа стран, в которые Грузия экспортирует свои товары. Воевали президенты, гибли солдаты и офицеры обеих стран, в заложниках оказались мы все.

В ночь на 26 мая — День независимости Грузии, спустя минуты после полуночи грузинский спецназ разогнал демонстрацию примерно из 1000 человек: 20 человек были ранены, 105 арестованы, 4 погибли (все цифры — по данным The New York Times), из них 2 были обнаружены на крыше здания (версия — шел дождь, задели за провода, ударило током), 2 полицейских — под колесами кортежа лидера протестующих Нино Бурджанадзе. На следующий день на этом месте прошел военный парад — в честь национального праздника, а через день уже 3 тыс. человек, в основном правозащитников, вышли на митинг против насилия. Любого. Государственного или оппозиционного.

Корреспондент The New Times в этот день, 28 мая, как раз прилетела в Тбилиси: люди стояли с траурными ленточками — постояли, поговорили, разошлись. В столице Грузии в эти дни шла Европейская неделя — политики, философы, журналисты приехали из разных стран Европы и на разных площадках по всему городу шли дебаты на самые разные гуманитарные темы: «Арабская весна и роль социальных сетей», «Мультикультурализм и строительство национального государства», «Закат Запада» (со знаком вопроса), «Кавказ между войной и миром: роль НАТО, ЕС и России», «Тоталитарное сознание» и т.д. В промежутках звали на спектакль Резо Габриадзе «Сталинградская битва», тестировать вино в Мцхета и Кварели и посмотреть выставку «Тбилиси-2011».

В Москве автора встречали утверждениями: «В Тбилиси бунт» и вопросами: «Жива? В Грузии, говорят по телевидению, такое творится — восстание». Ни того ни другого не было. Проблемы пытающейся выжить в условиях многих угроз — как внутренних, так и внешних — страны (безработица больше 16%, 30% населения живет за чертой бедности) были и есть. С одной стороны — страх новой войны и спецназ против оппозиции, с другой — реформы государственной службы, полиции и проч., сделавшие Грузию одной из самых безопасных в Европе, одной из самых легких для ведения бизнеса в мире (6 налогов, 20% — подоходный + социальный налог, 15% — налог на прибыль, 3 — таможенные ставки: 0%, 5% и 12%) и все менее коррумпированной страной (в индексе Transperancy International-2010 Грузия занимает 68-е место из 178, в то время как Россия — 151-е). Ну и, наконец, как символ окончательного разрыва с советской империей — только что принятый закон о люстрации.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.