Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Авангард на задворках

10.06.2011 | Игумнова Елена | № 19 (204) от 06 июня 2011 года

Проекты поколения NEXT на выставке «Арх-Москва 2011»

48-2.jpg
Израильская группа Decolonizing Architecture мечтает средствами архитектуры решать конфликты в Палестине. Например, они предложили перестроить под жилой район разрушенную военную базу

«Арх-Москва-2011» главное место отвела генпланам иннограда Сколково, который в духе iPad-ов и iPhon-ов назван i-Gorod. Молодежная премия «Авангард» оказалась на задворках. Почему? The New Times прошел по залам выставки

Раз в два года выставка посвящена молодым архитекторам, и в этот раз она проходила под лозунгом куратора Барта Голдхорна «Next!». Правда, «немолодые» выставку практически проигнорировали. За старшее поколение фактически отвечал Владимир Плоткин, ставший «архитектором года» и получивший право на отдельную экспозицию в центральном фойе. Белый «квартал» из четырех параллелепипедов с мониторами и прорезанными геометрическими узорами фасадами рассказал об архитектуре Плоткина и его эстетических предпочтениях — лаконичном и в то же время выразительном модернизме в духе Ле Корбюзье.

48-1.jpg
Владимир Плоткин показал проекты в стиле лаконичного и выразительного модернизма

Не менее эффектной получилась выставка испанской архитектуры за последние лет десять (отмечен, таким образом, Год «Испания—Россия») — «Город под названием Испания» (куратор Мануэль Бланко). Десятки макетов и проектов со всех концов этой страны сложились в инсталляцию-карту со стеклянными стендами, воссоздающими локальный архитектурный пейзаж.

В тени Сколково

Не будь вокруг графических кличей NEXT!, молодежная часть с инновационными подходами и идеями считывалась бы с трудом — основная премия «Авангард» скрывалась в тени макетов Сколково, а экспозиция победителей международной премии Якова Чернихова**Яков Чернихов (1889—1951) — советский архитектор, график, теоретик архитектуры. Считается крупнейшим представителем жанра архитектурной фантазии. Многие знаменитые современные архитекторы считают его своим вдохновителем и учителем. пряталась в закоулках верхнего этажа. Архитектурные школы и спецпроекты стояли и висели скромными макетами и планшетами, часто вообще не подписанными. Более или менее заметными были молодые европейцы: французское бюро LAN Architecture, британское AOC, Cebra из Дании, Xarchiteckten из Австрии, Даниэль Дендра из Германии и голландцы DUS Architects с моделирующей общественное пространство полусферой из красных зонтиков.

От архитектуры молодых (а таковыми в профессиональной среде считаются и 40-летние) ждут прорывов и вызовов — социуму, сложившейся традиции, среде. И недаром одно из главных событий выставки — международная премия Якова Чернихова — называется «Вызов времени». Несмотря на короткую историю (конкурс проходит с 2006 года раз в два года) — это уважаемая награда, вручаемая интернациональным жюри. Механизм отбора не совсем обычный: номинанты не выдвигают себя на премию, за них это делают международные эксперты, среди которых миланский архитектор и теоретик архитектуры Стефано Боери, известный французский архитектор Одиль Декк, лауреат национальной архитектурной премии Франции Руди Риччиотти.

48-3.jpg
Архитектурная студия Fantastic Norway создала звуковую инсталляцию памяти композитора Арне Нордхейма

В этом году премию вручили дуэту «Фантастическая Норвегия», создающему открытую социально-ориентированную архитектуру. Ребята разъезжают по стране в красном фургоне, создав в нем мобильный офис для архитектурных дискуссий и общения с жителями городов и поселков. Они «ходят в народ», ищут новые модели поведения, диалога архитектуры, людей и природы.

48-4.jpg
Бюро Standard Architecture из Китая раскрасило павильон туристического центра в тибетских традициях

Домашние заготовки

У номинантов премии «Авангард» задачи были более простыми, как в школе: показ домашнего задания (работы из портфолио) и сочинение на заданную тему — в этом году размышления об «избе-читальне». Отличный сюжет для забытого жанра социальной архитектуры, смычки города и деревни, архитектора и народа. Проекты по большей части выглядели как шутки в духе русских сказок и анекдоты о встрече хай-тека с архетипами избушек. Домашние заготовки «отрывались» на полную концептуальную катушку. Мирским проблемам общества потребления и капитала молодежь предпочла параллельные реальности, где нет места дурному и агрессивному градостроительству, где шероховатости быта прикрыты высокими интеллектуальными материями. Плавающие по озерам и рекам дома престарелых, болтающийся на тросе небоскреб, сараи для системного хранения картофеля (сюда кормовой, туда на посадку), высотка со срывающимся со стен водопадом, складывающиеся по принципу оригами, японских фигурок из бумаги, дома — это, конечно, смело и весело, но слишком смахивает на жанр архитектурного курьеза. И форма с конструкцией явно дают понять, кто здесь за главного: кривули в духе таких знаменитостей, как Грег Линн и Заха Хадид**Грег Линн — американский архитектор, исследователь возможностей цифровых технологий в архитектурных проектах. Заха Хадид — британский архитектор арабского происхождения, представительница деконструктивизма., исследования хаоса и статики а-ля теоретик деконструктивизма Рем Колхас, упражнения на знание программы 3dMax.

Помимо премий выставлялась и рабочая кухня молодежной архитектуры: работы студентов вузов и архитектурных школ — проектной группы Влада Савинкина и Владимира Кузьмина (МАРХИ), Оскара Мамлеева (МАРХИ) и Юрия Анисимова (Вологодский государственный технический университет). Они рассеялись по верхнему этажу, как пестрая выставка детских рисунков, к которой вроде бы и серьезно никто не относится, но с надеждой и умилением смотрит в близкое будущее. Среди артобъектов из проволоки и картона, упражнений на массу, конструкцию, прочность и растяжимость материалов висели и серьезные мировоззренческие работы. Проект колонии-«чистилища» на месте бывших «язв земли», рудных шахт Кристины Ишхановой, где в течение исправительного срока «падший» заключенный поднимается со дна к верхним ярусам поселения с большей степенью свободы. Проект мемориала жертвам политических репрессий под Кемью Виктории Спасской, где бетонные «бараки» нарезаны на неравные части, представляющие определенный этап репрессий (арест, приговор, пересылку, жизнь в колонии и т.д.), где гротескное внутреннее пространство не соответствует внешнему виду, обыгрывая метафору обмана и сокрытия правды.

48-5.jpg
Кристина Ишханова из МАРХИ увидела пенитенциарное учреждение как чистилище с кругами, ведущими к свободе

Молодежная программа «Арх-Москвы» не похожа на бодрый прогноз. Но, к счастью, не похожа и на дурной диагноз. Это программное подглядывание за будущим архитектуры (какой она станет или не станет в силу обстоятельств через десяток лет): не строит лишних иллюзий, надеется на лучшее, дает молодежи концептуально пошалить и оторваться в эпоху конъюнктурного строительства. Вопрос только в том, произойдет ли переход количества концептов в качество. Нарисовать в умной компьютерной программе провокационную загогулину не так уж сложно. Другое дело — проработать ее конструкцию, инженерию и удобства.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.