Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Телевертикаль

#Суд и тюрьма

Сталинские кадры

30.06.2008 | Георгий Мирский, заслуженный деятель науки РФ | № 26 от 30 июня 2008 года

Как документальное кино оправдывает тирана

Сталинисты продолжают наступление на историческом фронте. На этот раз под телевизионную интерпретацию попала дата начала войны — 22 июня. The New Times анализировал очередной фрагмент новой политической мифологии

Прошла еще одна, уже 67–я годовщина черного дня 22 июня. Все дальше в историю уходит великая война. Многие из молодых уже знают только дату победы, и им внушают: войну выиграл Сталин. Между тем так и остается актуальным вопрос, который задают уже десятки лет: как могло случиться, что гитлеровцы разгромили за несколько недель всю нашу кадровую армию — и это при том, что Сталина предупреждали о готовящемся нападении?

Выдумка беллетристов

Канал НТВ решил этот вопрос в документальном фильме режиссера Сергея Крауса «Кто «прошляпил» 22 июня?» очень просто: все вранье, Сталина никто не предупреждал, а посланная нашим знаменитым разведчиком Рихардом Зорге информация с указанием точной даты вторжения — всего лишь «выдумка беллетристов».

Но ведь помимо Зорге был и несравненно более авторитетный человек, проинформировавший кремлевского диктатора почти о точной дате нападения — британский премьер–министр Уинстон Черчилль. Как говорится в официальной публикации нашего Министерства иностранных дел, «в начале апреля 1941 года британское правительство получило донесения из Белграда, Вашингтона и Афин, что Гитлер сказал югославскому принцу–регенту о намерении начать нападение до 30 июня. Черчилль 3 апреля поручил британскому послу в Москве Р.С. Криппсу лично передать Сталину свое послание. Но Криппс 5 апреля телеграфировал, что для него личная передача письма Сталину «немыслима», а затем сообщил, что в этом нет необходимости, так как югославский посланник в Москве по его, Криппса, предложению уже сообщил Сталину и Молотову о заявлении Гитлера принцу–регенту о предстоящем нападении, на что Сталин ответил: «Пусть попробует»1 .

В письме Черчилля от 3 апреля говорилось и о переброске германских танковых дивизий из Румынии в южную Польшу. Криппс, нарушив требование Черчилля, вручил письмо заместителю наркома иностранных дел СССР Вышинскому и 23 апреля получил от последнего письменное подтверждение того, что письмо передано Сталину. Обо всем этом Черчилль рассказал в своей книге «Вторая мировая война». Далее он писал, что в августе 1942 года во время своего визита в Москву он напомнил Сталину о телеграмме, которую от- правил ему в апреле 1941 года. «Я предъявил ему текст телеграммы, которую сэр Стаффорд Криппс с опозданием смог ему передать. Когда ему ее прочли и перевели, Сталин пожал плечами: «Я помню ее. Я не нуждался в каких–либо предупреждениях. Я знал, что война будет, но думал, что я еще смогу выиграть месяцев шесть или около того»2 .

Ключевые слова здесь: «Я помню ее». Значит, Вышинский не обманул Криппса, он передал Сталину предупреждение Черчилля. И что? Да ничего.

А за шесть дней до начала войны, 16 июня, советский посол в Лондоне Иван Майский отправил Молотову телеграмму, в которой, ссылаясь на данные министра иностранных дел Великобритании Идена, информировал о концентрации германских войск на советских границах. «Общее количество германских войск — 115 дивизий»3 . Трудно представить себе, чтобы Молотов утаил такую информацию от Сталина. И что? Опять ничего.

Самые обманутые простаки

Почему же Сталин, о котором Черчилль впоследствии напишет, что «он и его комиссары оказались самыми обманутыми простаками (simpletons) Второй мировой войны», так упорно отказывался верить всем предостережениям? Конечно, не потому, что он доверял Гитлеру. Просто для Сталина, который всегда всех переигрывал, обводил вокруг пальца, невозможно было признать, что нашелся человек, перехитривший, «сделавший» его, использовавший его для того, чтобы, не опасаясь за свой тыл, покорить всю Европу, а затем, уже с позиции силы, против него же и повернувший. Но было еще и другое: глубоко недоверчивый, всегда всех подозревавший, к концу жизни даже Ворошилова и Молотова объявивший чуть ли не английскими шпионами, Сталин предполагал и у других такое же коварство, каким обладал сам. Он думал, что Черчилль провоцирует его на войну с Гитлером. Когда ему накануне войны сообщили, что немецкий перебежчик назвал точную дату начала вторжения, он сказал, что это, скорее всего, провокатор.

Теперь о том, что Сталин, как говорится в том же фильме, прилагал все усилия, дабы не допустить того, что произошло. Конечно, после позорной для советского командования финской войны он сменил наркома обо- роны (Ворошилова на Тимошенко, «шило на мыло»), было сделано немало для перевооружения Красной Армии, введена в строй новая мощная техника и т.д. Но даже если это зачислить в кредит Сталина, дебит намного перевесит, а именно: неслыханное в истории человечества истребление собственных военных кадров — и именно накануне войны.

Вот некоторые цифры: из пяти маршалов были уничтожено трое. Из пяти командармов 1-го ранга расстреляны все пятеро, из двух флагманов флота 1-го ранга — оба, из 16 командармов — 14, из 199 командиров дивизий — 136. Были расстреляны 11 заместителей наркома обороны. К 1941 году 75% командиров не имели нормального военного образования.

За всю Отечественную войну Красная Армия потеряла 180 человек высшего комсостава от командира дивизии и выше, а в предвоенные годы были расстреляны 412 командиров в звании от комбрига до маршала4 . Известно, что Гитлер, решившись на войну с Россией, исходил именно из того, что лучшие командные кадры Красной Армии перебиты в результате репрессий; если бы не это, фюрер, возможно, и не рискнул бы напасть на СССР, и не погибли бы десятки миллионов наших людей…

Народ — не тот

Так кто виноват? Авторы фильма отвечают: «неизжитая российская расхлябанность, безалаберность, привычное разгильдяйство». А Сталин просто «не учел этой особенности своего народа». Вот так: народ не тот достался вождю, а он-то и не знал, кем правит.

Для чего же понадобилось охаивать несчастный «разгильдяйский» народ, командиров и генералов? Вот тут как раз все ясно. В репутации Сталина, построенной на двух китах (создал промышленную державу и выиграл войну), всегда было уязвимое место: а как же допустил, чтобы его захватили врасплох, за четыре месяца дошли до Москвы? Надо было закрыть эту брешь: знать ничего не знал, не виноват, наоборот, делал все, что мог, дабы избежать разгрома. Великий, непогрешимый вождь. Такая власть нам и нужна. Ради того, чтобы это внушить людям, не грех и историю переписать. Автор величайшей фальсификации ХХ века — «Краткого курса истории ВКП(б)» может с того света аплодировать своим достойным последователям.

_____________
1 Министерство иностранных дел Российской Федерации. Документы внешней политики: 1940 — 22 июня 1941, т. 23, кн. вторая (часть 2.). М., «Международные отношения», 1998, стр. 829.
2 Winston S. Churchill. The Second World War. Penguin Books, 1959, p. 609.
3 Вестник МИД СССР. 1990, № 8 (66), стр. 77–78.
4 О.Ф. Сувениров. Трагедия РКА 1937–1938. М., Терра, 1998, с. 304, 318, 317; А. Корольченко. Выбитый генералитет. Ростов-на-Дону, Феникс, 2000, с. 254.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.