Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Баррель чудес

30.06.2008 | Вардуль Николай | № 26 от 30 июня 2008 года

Как хотите, а в цене на нефть есть что-то мистическое. В этом убеждаешься каждый день, не только когда ее падение сокрушает государство (СССР в декабре 1991 года) или рубль (в августе 1998 года), а рост приводит к удвоению ВВП. Вот совсем недавняя нефтемистика: Саудовская Аравия объявляет нынешние цены на нефть нарушением «фундаментальных основ» рынка и собирается вопреки политике ОПЕК в одностороннем порядке увеличить поставки нефти. С каких пор ведущий экспортер «черного золота» отправляется в поход за снижением цен на нефть?

Для начала предлагаю ненадолго забыть о шейхах и подумать вот о чем: а так ли уж Россия заинтересована в постоянно растущих ценах на нефть? На первый взгляд они — сплошное благо: увеличивают доходы без всяких усилий со стороны бенефициаров. Но халява она и есть халява. Я хочу сказать, что растущие цены на нефть имеют и оборотную сторону, с которой все мы уже столкнулись. Именно эти высокие цены, принося в страну нефтедоллары, которые в значительной мере превращаются в рубли (отсюда рекорд за рекордом в накоплении золотовалютных резервов), создают столь часто поминаемый правительством монетарный фактор инфляции. Те же нефтедоллары приводят к росту курса рубля. Казалось бы, растущий рубль должен тормозить инфляцию, но мы видим совсем другое. Объяснение простое: растущий рубль — это приглашение спекулятивных капиталов из-за рубежа, которые вкладываются в рублевые активы. А приток капиталов — то же самое, что и приток нефтедолларов. То есть крепнущий рубль становится фактором не останавливающим, а разгоняющим инфляцию.

Растущие цены уже разделили российских политиков на два лагеря. Одни призывают воспользоваться благоприятной конъюнктурой для большого экономического рывка за счет инвестирования накопленных госсредств. Другие выдвигают в качестве приоритета борьбу с инфляцией. Если судить по первому бюджетному посланию Дмитрия Медведева, президент выбрал борьбу с инфляцией. И в этой борьбе его главный противник — растущие цены на нефть.

Получается, что в призыве Саудовской Аравии есть рациональное зерно, во всяком случае, это подтверждает сложившаяся экономическая ситуация в России. Но понятно, что содержание сенсационного заявления ведущей страны-экспортера одной лишь экономикой не исчерпывается. Не надо быть знатоком восточных сказок, чтобы заметить: нефтяной рынок, обычно подверженный самым разнообразным внушениям, пока не собирается реагировать на призывы саудовцев. Не помогло и заявление Джорджа Буша о том, что США могут расконсервировать свои резервные нефтеносные месторождения. Значит, пока все ограничивается демонстрацией лояльности Саудовской Аравии к своему важнейшему стратегическому партнеру — США. Хотя экономика США, если судить, например, по последнему прогнозу МВФ, успешно справляется и с финансовым кризисом, и с галопирующими ценами на нефть, уже в 2009 году рост ее экономики должен составить 2%.

В принципе, если США, а вместе с ними и другие развитые страны будут успешно наращивать ВВП при растущих ценах на нефть, то можно предположить, что эпоха высоких цен на нефть — это навсегда. И для России это новый вызов. Экономически переварить высокие цены на нефть — значит обеспечить рывок в эффективности производства, что возможно лишь при его технологическом обновлении. Но пока технологический отрыв развитых стран от России растет, и это уже никакая не мистика. Россия же останется при высоких ценах на нефть, которые скорее заморозят нынешнюю структуру экономики, чем будут подталкивать к ее диверсификации.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.