Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Монгольский майдан

07.07.2008 | Железняков Александр | № 27 от 07 июля 2008 года

В Улан-Баторе случилась «кашемировая революция»

Десятого июля центризбирком Монголии объявит результаты выборов в Великий народный хурал — парламент страны. Однако предварительные итоги уже обошли информационные агентства всего мира: танки на улицах Улан-Батора, 5 погибших, 300 человек, в том числе 107 полицейских — в больницах, разграбленные магазины, сожженное здание правящей партии, сожженные картины и коллекция народных музыкальных инструментов в художественной галерее… Что заставило 8 тысяч человек выйти на улицы?

Монголия — тихое государство. Зажатая между двумя гигантами, Россией и Китаем, эта страна с населением чуть меньше 3 миллионов человек всеми силами старалась не привлекать к себе внимание грандов: Монголия обрела независимость от Китая в 1921 году и вышла из-под опеки СССР с момента его кончины в 1991-м. «Отсутствие новостей — хорошая новость» — это стало главным принципом ее существования и залогом независимости. Дважды за последние годы в стране менялись президенты — мирно и без катаклизмов, столь же мирно текла и политическая жизнь: в стране 15 партий, две основные — Монгольская народная революционная партия (МНРП, наследница компартии) и Демократическая партия Монголии (ДПМ), которые вполне спокойно уживались. Тишина взорвалась 1 июля, когда в столице начались массовые беспорядки и впервые в истории страны было объявлено чрезвычайное положение. Опять же впервые за последние десятилетия — со времени подавления восстания лам в начале 30-х годов ХХ века — столкновение политических противников в Монголии сопровождалось бесчинствами, насилием, стрельбой, жертвами.

Спусковой крючок

Триггером беспорядков стали выборы в Великий народный хурал. По предварительным данным, большинство мандатов (45) в 76-местном парламенте получила Монгольская народная революционная партия. Сторонники ДПМ посчитали, что результаты были подтасованы, а правящая партия использовала административный ресурс. Хотя международные наблюдатели заявили, что выборы прошли без особых нарушений.

Столь резкий, потрясший многих выплеск недовольства, разумеется, не мог возникнуть на пустом месте. В обществе накопилась критическая масса нерешенных проблем: резкий разрыв в уровне доходов между бедными и богатыми, массовый отток аратовскотоводов из кочевий, чрезмерное перенаселение Улан-Батора, в котором в последние годы сосредоточилась почти половина жителей страны, вызванная этим безработица, теснота и чудовищное загрязнение воздуха в городе. Антиправительственное выступление прозвучало как грозный сигнал того, что дальше так продолжаться не может. То, что обошлось без затяжных кровопролитных вакханалий разбушевавшейся толпы, во многом связано с высокой профессиональной подготовкой монгольских цириков (охранников) внутренних войск. Но одно очевидно: раскололось не только монгольское общество — раскололись элиты, представленные в главных партиях. И причины, судя по всему, зарыты глубоко в земле.

Золото и медь

Одной из причин протеста, который вылился на улицы Улан-Батора, стала дискуссия о том, как должны распределяться богатства, недавно обнаруженные в монгольских недрах. Гигантские месторождения Оюутолгой (26 млн тонн меди и 800 тонн золота) и Тавантолгой (5,4 млрд тонн угля, причем 1,5 млрд тонн коксующегося) стали объектом пристального внимания гигантов мирового горнорудного дела, некоторые из них уже вошли в экономику Монголии («Айвенго майнз», «Рио Тинто», «Чиналко» и др.), другие готовятся к этому, в том числе и российские («Северсталь», «Базовый элемент» и др.). На повестке дня решение вопросов о богатейших месторождениях серебра, плавикового шпата, нефти, урана и многих других. По сути дела, каждый монгол теоретически уже в самое ближайшее время может жить не хуже каждого кувейтца.

Сегодня зарубежные компании могут иметь от добычи полезных ископаемых 49%, как будут распределяться остальные 51% — должно решать монгольское правительство. Весь вопрос именно в том — как. Правящая МНРП предлагает распределить эти гигантские богатства между национальными компаниями, чтобы они сами занимались добычей и тем создавали рабочие места1 . Борющаяся за власть ДПМ в ходе выборов заявляла, что дивиденды от природных ресурсов должен получать каждый монгол путем перечисления на специальные индивидуальные счета.

Однако, судя по всему, люди не верят, что доходы от природных богатств будут распределяться справедливо — вне зависимости от того, какая партия будет правящей2 . Это недоверие, утверждают наблюдатели, и вывело людей на улицы.

Между трех огней

На сегодняшний день Китай является крупнейшим покупателем монгольского сырья, в торговом балансе Монголии этот гигант занимает пока главное место: на него приходится более 70% всего монгольского экспорта.

С другой стороны, и Россия все активнее заявляет о своих интересах в этом бывшем сателлите СССР. Государственная компания «Роснефть» поставляет более 90% нефти в страну и предполагает в ближайшие годы построить в Монголии 100 бензоколонок. Плюс — российские компании уже владеют 49% монгольских железных дорог и такими же пакетами в ее самых больших медных и золоторудных компаниях. В мае президент Монголии Намбарын Энхбаяр посетил Москву: на встрече с президентом России Дмитрием Медведевым обсуждались вопросы дальнейшего совместного производства урана, сотрудничества в области атомной энергетики. Медведев, как сообщали СМИ, заявил, что скоро объем торговли между двумя странами превысит $1 млрд и Россия станет вторым после Китая крупнейшим торговым партнером Монголии. Есть в регионе свои интересы и у США, хотя пока объем торговли этого гиганта с Монголией, территория которой меньше Аляски, всего $120 млн. Можно не сомневаться, что мировые гранды начнут борьбу за богатства страны. Уже начали.

Однако роль сырьевого придатка создает немало проблем для Монголии. Налицо все признаки развивающейся «голландской болезни» — инфляция в этом году составила уже 15%, что серьезно ударило по карманам простых монгольцев, которые пока лишь слышат о том, что их страна сказочно богата и что на каждого монгола в пересчете приходится больше полезных ископаемых, чем где-либо еще в мире.

Выдержит ли этот натиск богатства и интересов мировых держав молодая монгольская демократия — а страна считается одной из самых демократических в Азии, — вопрос, как показали июльские события, отнюдь не праздный. И ответ — не очевиден.

_____________
1 По данным Европейского банка реконструкции и развития, безработица в Монголии составляет 3,3%.
2 Глава государства в Монголии — президент, но руководитель правительства, как правило, является лидером партии, имеющей большинство в парламенте.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.