Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Доктрина Обамы

02.06.2011 | Альбац Евгения | № 18 (203) от 30 мая 2011 года

38-490.jpg
Доктрина Обамы. Главная тема встречи «восьмерки» во французском Довиле, которая состоялась под занавес ушедшей недели, стала очевидной после того, как принять в ней участие пригласили Египет и Тунис: «Арабская весна и ее последствия», в том числе — и для ближневосточного мирного процесса. Полешко и в без того пылающий костер подкинули и президент США Барак Обама, чья речь, посвященная региону, расколола американский истеблишмент, и встреча лидеров ФАТХ и ХАМАС в одном из подмосковных домов отдыха (об этом подробно — на стр. 40). The New Times с грустью наблюдал за тем, как добрые порывы в очередной раз выстилают дорогу в… очередной тупик?

39_MAP-240.jpg
Нажмите, чтобы увеличить
«Это — кардинальный поворот в американской внешней политике», — так охарактеризовали речь Обамы, которую он произнес 19 мая в Вашингтоне, аккурат перед тем, как отправиться с визитом в Ирландию и Великобританию, а оттуда — в Довиль, и его сторонники, демократы, и ярые оппоненты, республиканцы, контролирующие нынче Конгресс.

Гроздья гнева

Обама начал на оптимистической ноте — напомнил о недавнем уничтожении террориста № 1, Осамы бен Ладена, но признал: «К тому времени, когда мы наконец нашли бен Ладена, цели Аль-Каиды большинство людей в регионе уже воспринимали как путь в никуда. И тогда народы Ближнего Востока и Северной Африки взяли свое будущее в свои руки». И дальше президент США повторил историю мелкого тунисского торговца, у которого местные полицейские отобрали его ларек на колесах: это была спичка, которая подняла Тунис1. «В истории бывают случаи, когда действия самых обычных граждан становятся той искрой, из которой возникают целые движения, требующие перемен — возникают, потому что отвечают потребности людей в свободе, которая формировалась под спудом долгие годы», — сказал Обама. Столь же лестно он оценил и роль простых египтян в свержении Хосни Мубарака, пообещал, что в случае если в стране будут соблюдаться права человека и принципы демократического развития, то и Египту, и его соседям США и ЕС окажут такую же или сравнимую финансовую помощь, какую оказывали странам Восточной Европе после свершившихся там «бархатных революций» в конце 1980-х: миллиардный долг будет списан Египту, миллиардный кредит будет предоставлен, $2 млрд составит специальный фонд для поддержки частных инвестиций в регион.

И это — не пустая риторика. Американцы готовы платить за то, чтобы нынешний революционный хаос в важнейшей стране ближневосточного региона не эволюционировал в очередной Иран: осенью в Египте должен пройти референдум, а потом и выборы в парламент (в Тунисе выборы через 3 месяца), и победа «Братьев мусульман» для США стала бы весьма неприятным сюрпризом.

Real Politic

Собственно, на Тунисе и Египте романтическая часть речи Обамы и закончилась. Нет, он вполне жестко обрисовал перспективы ливийского диктатора — Каддафи должен уйти, тут вопросов нет. А вот в отношении диктатора сирийского, Асада, столь же последовательного в своем стремлении убивать собственный народ, Обама был значительно более сдержан: Асаду предложено остановить кровопролитие и либо возглавить движение к демократизации страны, либо — уйти. Причем, первое «либо» — предпочтительнее. Еще менее категоричен президент США был в отношении султана Бахрейна, где народ тоже постреляли, — заметил, что за протестовавшими там шиитами маячила рука Ирана. И ни словом не упомянул о самом жестком режиме региона — абсолютной монархии Саудовской Аравии. Любая нестабильность в главном нефтяном анклаве Ближнего Востока для экономики США стала бы настоящей трагедией. Тут уж не до романтики.

Ошибка речи

Гром грянул там, где его не ждали. Еще за пару недель до ближневосточной речи Обамы американские СМИ писали, что свое выступление накануне «восьмерки» в Довиле Обама посвятит проблеме Палестины и Израиля. Но именно этой теме Обама отвел значительно меньше времени и места, чем Арабской весне. Что странно.

Вашингтон в последнее время крайне озабочен тем, что палестинцы собираются в сентябре объявить о создании своего государства и будут добиваться признания его странами ООН. Все было бы хорошо, создание функционирующего и независимого палестинского государства — давно перезревшая необходимость, без которой мира в регионе не будет. Но беда в том, что декларировать свой суверенитет палестинцы собираются, так и не договорившись с Израилем, но при этом — заявляя свои права на земли, где сейчас живут сотни тысяч израильтян. Опасность такого развития событий, которое обязательно обернется кровью, понимают и США. И Обама ясно дал понять, что даже если ООН признает независимость палестинского государства в конструкции ФАТХа и ХАМАС, то они заветируют это решение на Совете безопасности. Однако, говоря о проблеме, Обама произнес фразу, которая вот уже более сорока лет — табу для американских президентов. Он сказал: «Границы Израиля и Палестины должны пройти по (пограничным) линиям 1967 года, с учетом взаимосогласованного обмена земель». Вот этого «с учетом» и американские, и израильские правые намеренно не заметили. Между тем без тезиса об «обмене земель» упоминание о границах 1967 года фактически означает сведение еврейского государства к полоске земли шириной в полтора десятка километра и, что еще важнее, — ликвидации всех линий обороны, которые Израиль выстраивал несколько десятилетий, находясь в окружении государств, многие из которых отказывали (а некоторые, как Иран, и отказывают) ему в праве на существование. Обама потом оправдывался: «Я сказал лишь то, о чем говорится за закрытыми дверями», — примерно так выразился он, имея в виду, что здравомыслящие израильские политики понимают, что живущие в лагерях беженцев палестинцы — это и позор на голову евреев, у которых за спиной два тысячелетия погромов и жизни в изгнании, а сегодня — постоянная опасность террора и очередной войны. А это значит, что израильтянам ради создания суверенного палестинского государства придется отказаться от целого ряда поселений — так, как Ариэль Шарон в свое время пошел на ликвидацию еврейских поселений в теперь полностью палестинской Газе.
Все так. Но фраза в речи президента США была построена до крайности неудачно и обречена была на скандал, чем тут же воспользовались ястребы всех мастей, переведя тут же дискурс в плоскость «наших бьют!» Между тем люди здравые и в США, и в Израиле отлично понимают, что Арабская весна окажет свое влияние — уже оказывает — и на жителей Газы и Западого берега реки Иордан, где живут палестинцы, а это — путь к третьей интифаде. Именно поэтому такие известные журналисты, как Том Фридман из New York Times и Девид Ремник из The New Yorker, блестяще знающие реалии Ближнего Востока, в своих публикациях последних месяцев буквально кричат: Израиль должен пойти на уступки, должен договориться с палестинцами о создании их государства, потому что промедление и тупая упертость могут обернуться для еврейского государства катастрофой. Вглядитесь в то, что произошло в Египте, в Тунисе, в Ливии, говорят они: когда у людей кончается терпение, никакие штыки их удержать уже не могут. Жизнь под чужим военным сапогом — даже если этот сапог сшит на демократической фабрике — невыносима. В конце концов, это именно в еврейской Библии написано, что свобода выбора — это второй дар Бога человеку после дара первого, рождения.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.