Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Travel

Исчезающий мир

03.06.2011 | Ястржембский Сергей | № 18 (203) от 30 мая 2011 года

60-01-240.jpg
Исчезающий мир. Сергей Ястржембский не устает признаваться в своей любви к Африке. Бывший пресс-секретарь президента Ельцина, а ныне страстный фотограф и кинодокументалист недавно побывал в Северной Кении, где снимал фильм о племени эльмоло. Своими открытиями он поделился с The New Times

Эльмоло — самое маленькое из 44 племен, населяющих Кению. Открыли его в первой трети прошлого столетия. Эльмоло живут на берегу озера Туркана (бывшее озеро Рудольфа) в двух поселках — не больше 300 человек. Несколько лет назад было даже меньше — около 150, но они немножко увеличили свою численность за счет того, что стали жениться или выходить замуж за представителей соседних больших племен — туркана и самбуру. Но за это кровосмешение они заплатили дорогую цену: утратили свой язык. Современные эльмоло говорят либо на туркана, либо на самбуру. Наша киноэкспедиция общалась с эльмоло через переводчика-масая, который вырос в Северной Кении.

Это не первое племя, которое мы снимали. И конечно, не дело киноэкспедиции заниматься спасением уходящей цивилизации. Наше дело — зафиксировать жизнь этих людей, чтобы сохранить хоть на какое-то время память о них, потому что это натура, обреченная на исчезновение. Но иногда к нам обращаются за помощью. Тогда мы покупаем необходимые им предметы: котлы, ножи, бисер для украшений, привозим продукты и медикаменты. В этот раз эльмоло попросили у нас $300 на операцию. Мы в таких случаях всегда проверяем, не хотят ли с нас, с пришельцев, просто срубить денег. Но все было серьезно. К нам обратился местный житель по имени Number Two. Он немножко говорит по-английски. Я его спросил: «Почему Number Two?» — «Потому что у меня жена Number One». Вся деревня их так зовет: Number Two и Number One. $300 были нужны для брата, который лежит в больнице. Мы дали денег, мужчина был страшно доволен. Хотя не наша задача — подменять собой правительство или неправительственные организации, которые пекутся о здоровье аборигенов или строят им колодцы. Но нельзя сказать, что эльмоло находятся совсем в стороне от цивилизации. Во-первых, есть школы-интернаты, куда ходят учиться их дети. Есть водозабор, построенный на деньги Европейского союза. Но они настолько привыкли пить из озера, что не изменяют этой своей привычке. Те, кто заканчивает школу, продолжают учебу в городах. По сути дела, это еще один путь к исчезновению племени, потому что образованные эльмоло практически никогда не возвращаются в эти места. Поэтому мы не видели там детей даже среднего возраста, только маленьких.

60-02-240.jpg
Эльмоло — прекрасные рыболовы. На этом фото (1) они вытаскивают из озера нильского окуня, распространенную в тех местах рыбу. Такие рыбины они либо гарпунят, что очень сложно, либо ловят на крючок. Обрабатывают ее без ножа — я не видел их вообще. Чешую снимают либо куском железки, либо ногтем, потом споласкивают рыбу в этом же озере и несут варить. Иногда вспарывают палочкой живот, чтобы вычистить кишки. На тарелки рыбу раскладывают наконечником гарпуна или копья.

60-03-240.jpg
А тут они копьем закалывают крокодила (2). Загарпунили его ночью, а утром убили. Раньше эльмоло охотились еще и на бегемотов, но перебили их в округе практически всех. Теперь правительство запрещает им охотиться на бегемотов. Чтобы они показали нам свое умение, мы купили лицензию. Перед охотой на крокодилов они устраивают обряд обращения к духам. Он происходит на острове напротив деревни. У них четыре хижины-святилища, каждая из которых посвящена какому-то одному духу. Тому, который приносит удачу на охоте и рыбалке, или тому, который помогает женщинам забеременеть, или тому, который дает хорошую погоду. Эльмоло не шьют дорогостоящих сумок из крокодилов, они грубо выделывают кожу и предлагают ее туристам. Гостей, правда, мало — очень тяжело добираться. На самолете лететь 3,5 часа, а по суше ехать два полных дня. Да и дорого обходится путешествие. Нашей команде из 5 человек вся экспедиция стоила примерно $40 тыс.
60-04-490.jpg
Эльмоло перемещаются по озеру на таких плотиках из пальмы (3) — это очень легкий материал. Топориками очищают бревна от сучков, связывают веревками из волокон пальмы и сбрасывают в воду. С плотиков они гарпунят рыбу. На таком плотике я записывал свой стендап, и мне на нем было тяжело сидеть: очень сложно удерживать равновесие, моментально начинаешь уходить под воду. А они передвигаются на этих четырех связанных пальмовым листом бревнышках играючи. Впечатление такое, что они родились на этих плотах. И для них это такая же твердь, как для нас суша.

60-05-240.jpg
Это типичный способ отдыха не только в африканских племенах — стульчик для головы (4). По-английски называется head rest. Все эльмоло носят с собой такие стульчики. Это обязательный атрибут. Мужчины на него садятся или в полдень могут прикорнуть на нем в тени.

60-06-240.jpg
Юбка из пальмы еще не доделана (5). Точно не знаю, но думаю, что один такой наряд плетется очень долго. Это ноу-хау эльмоло. Из пальмы строят и хижины (6). Правда, там используются не только листья, но и целлофан, который они достают неизвестно где. Как правило, хижины строят женщины. Мужчины помогают им лишь иногда. Вообще эльмоло мало что производят: плетут корзинки, делают гарпуны для охоты и обжигают примитивные горшки из смеси глины и сухого навоза. Тарелки им заменяют панцири больших черепах. Они кладут туда рыбу.

60-07-490.jpg

60-08-240.jpg
А этот наряд на даме Number One — поразительная вещь! Он сделан из чешуи нильского окуня (7). Я никогда ничего подобного не видел. Правда, читал о том, что такие наряды бывают, поэтому спросил по приезде. Сначала они говорили, что уже давно ничего такого не делают, но потом выяснилось, что Number One — мастерица по изготовлению безрукавок из чешуи. Их надевают в особых случаях, по праздникам. Чешую обрабатывают скребком, или плоским камнем, или куском пальмы, потому что других деревьев поблизости нет. Либо плоскими костями больших рыб, черепах или крокодилов. Из этих костей, кстати, делают и крючки, и остроги, из панцирей маленьких черепашек — ножи и ложки. Вся деревня усыпана останками рыб. Сплошные кости, скелеты, головы. Очищенную чешую для будущего платья кладут на крышу, где она сушится на солнце. Запах, конечно, ужасный. На Number One помимо безрукавки из чешуи красивый обруч из цветного бисера, он обозначает, что она — из племени самбуру. Такие украшения стали носить и некоторые эльмоло.

60-09-240.jpg
У этого человека (8) ухо оттянуто серьгой из кости бегемота. Она указывает на то, что он участвовал в охоте на бегемота — другие на серьгу не имеют права. Но уши у них у всех проколоты с помощью иголки акации. Мужчине еще нет 50 лет. Но у него уже выпадают зубы. Желтеют, чернеют. У него красноватое глазное яблоко, косоглазие. Все это — результат жизни у озера Туркана. Оно очень щелочное. Все эльмоло пьют воду, где особый химический состав, едят рыбу, мясо бегемотов и крокодилов, которые плавают в этом озере. У них нет ни овощей, ни фруктов, ни нормальной питьевой воды. В результате в организме огромное количество протеина и совсем нет витаминов.
 
Мужчины эльмоло (9) довольно рано, к 30-ти с чем-нибудь годам начинают болеть одними и теми же болезнями. Катастрофически ухудшается зрение, опухают ноги, начинают пухнуть колени, появляются на теле какие-то шишки. Похожее бывает с эскимосами или морскими чукчами — не оленеводами, а теми, кто занимается морским промыслом.
60-10-490.jpg

60-11-240.jpg
Коза попала к эльмоло из соседних скотоводческих племен (10). У них самих никогда не было ни крупного, ни мелкого рогатого скота. Коза заинтересовалась тем, как перебирают зерна, скорее всего, сорго. Сельскохозяйственные культуры племя тоже само не выращивает. На рынке происходит натуральный обмен. Рыбу или какие-нибудь примитивные плетеные циновки, юбки, корзинки эльмоло обменивают на зерно.







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.