Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Приколы и проколы

03.06.2011 | Новодворская Валерия | № 18 (203) от 30 мая 2011 года

И на старуху бывает проруха, особенно если эта старуха ради красного словца не пожалеет ни родного отца, ни принципов гуманизма. Ларс фон Триер талантлив и знаменит, но есть вещи, которые даже знаменитости позволять себе не должны. Как говорится, я бы в европейцы пошел, пусть меня научат. Ох, научат.

Даже триеровский «Мандерлей» стоит на грани допустимого: почему именно бывшие рабы, будущие афроамериканцы, оказываются неспособными жить достойно и самостоятельно? Ладно, рабов, положим, испортили долгие годы неволи. Но последняя выходка великого режиссера на Каннском кинофестивале — уже за гранью. Кидать камни в Израиль в одном пакете с желанием «понять по-человечески» Гитлера, очередная сказка о великих деяниях нацизма (причем уровень никак не оскаровский и не каннский, а обыкновенный бритоголовый, неонацистский) — здесь как раз «прикол» переходит в «прокол».
 

Европа отучает от приколов жестким остракизмом, мы же этому еще не научились    


 

Когда-то Генри Форда заподозрили в том, что он давал деньги национал-социалистам. На него обрушилась вся Америка, а машины перестали покупать. Пришлось публично каяться и извиняться. Но что могли простить простому миллионеру, едва ли простят великому режиссеру, «властителю дум». Особенно трогательный пример с Альбертом Шпеером, увлекшимся грандиозными архитектурными проектами рейха. Потом этот самый Шпеер просил для себя в Нюрнберге смертной казни, потому что понял, с чем и во что заигралась Германия.

Независимо от собранных в прокате денег за «Меланхолию», «Антихриста» и все остальное, Ларс фон Триер, кажется, теперь будет пить коктейли в одиночестве. В том самом бункере, где он увидел и пожалел бедного Гитлера. В бункере, на который обрекает себя каждый, кто хотя бы на словах отрекается от общечеловеческих ценностей.

Часто пресыщенным интеллектуалам и неразумным недорослям европейская действительность, то есть нормальная человеческая жизнь, кажется пресной и скучной, каким-то обывательским болотом. И тогда возникают «приколы», то есть игра со Злом и незаметный переход на сторону Зла. Габриэле Д’Аннунцио, великий итальянский писатель, был прельщен масштабами Древнего Рима — и помог Муссолини втянуть Италию в фашизм и Вторую мировую войну. Прикол закончился проколом.

А с чего начался нацизм для германской элиты? Разве не с попытки перенести в скучную Веймарскую республику эпос о Нибелунгах, Зигфрида, Валгаллу… Что хорошо в опере, плохо заканчивается в реальной жизни.

Майки с Че Геварой и кубинские кепки — явление из того же ряда, что развлечения банды радикалов Баадера — Майнхоф, решивших бороться огнем с буржуазными супермаркетами и их посетителями.

Но если Европа отучает от приколов, чтобы они не стали проколами, жестким остракизмом, вплоть до четырех лет тюрьмы за апологетику фашизма, то мы этому еще не научились. В Европе карают за визитную карточку «Я — нацист». А у нас называющих себя сталинистами коктейля не лишат, скорее выпить поднесут. И «Современник» не погнушался в наши дни поставить апологетику Сталина под названием «Полет черной ласточки» с великим актером Игорем Квашой в главной роли. А ВВП и школьные учебники твердят, что Сталина с Гитлером никак сравнивать нельзя. И Ленин торчит в своем аквариуме, и красные звезды горят над Кремлем под советский гимн.

Некогда, в 1993 году, главный редактор ныне покойного демократического журнала голосовал за ЛДПР «ради прикола». Это про него другой известный демократ сказал: «Россия, ты одурела».

Элита прикалывается советскими фильмами и державностью, а официоз и обыватели прокалываются советскостью насквозь. Проколы же плавно переходят в черную дыру, в которую наша страна благополучно провалилась.







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.