Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Необходимо создать международный банк чистой воды»

14.07.2008 | Морарь Наталья | № 28 от 14 июля 2008 года

Кофи Аннан — The New Times

Африка — тема почти традиционная для G-8. С разговора о проблемах Черного континента началась и «восьмерка»-2008, а один из трех разделов итогового документа, принятого участниками саммита, посвящен именно Африке. О путях решения проблем и возможной реколонизации Африки в интервью The New Times рассказал председатель Альянса за «зеленую революцию» в Африке, бывший Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан

Опыт последних четырех десятилетий показывает, что свободная и независимая Африка без внешней помощи с трудом справляется с такими угрозами, как массовый голод и нищета. 20 голодных бунтов — и это только за первую половину 2008 года. И все чаще звучит идея возможной реколонизации африканского континента, в частности — Китаем. Господин Аннан, насколько, на ваш взгляд, возможен подобный проект?

Во-первых, нам надо быть очень осторожными, употребляя общее название Африка и имея при этом в виду одновременно все страны региона. Для большинства европейцев Африка по-прежнему остается огромным однородным континентом, расположенным где-то в Южном полушарии и населенным вечно голодными людьми. Но это не так. Африка разнообразна. Здесь есть страны, где люди умирают от голода и нехватки воды, но есть и очень богатые, ВВП которых превышает ВВП целого ряда европейских стран.

Многие, особенно на Западе, обеспокоены увеличивающейся ролью Китая на африканском континенте (см. стр. 9), говорят даже о китайской угрозе и возможной реколонизации Африки. Эта проблема неоднозначна. Действительно, с одной стороны, необходимо внимательно следить за тем, к чему китайское присутствие может привести в будущем: к нормальному сотрудничеству и развитию или разрушающему воздействию, выгодному лишь одной из сторон. Но с другой стороны, брать на себя ответственность и уже сейчас говорить Африке об опасности ее сотрудничества с Китаем можно лишь в том случае, если вы ни на секунду не забываете о двух самых больших проблемах африканского континента — отсутствии инфраструктуры и нехватке энергии. Об этом надо помнить.

Китай помнит?

Китай на сегодняшний день не просто помнит, но и инвестирует в эти сферы, а не только в бизнес-проекты или банковский сектор, как это может показаться на первый взгляд. $5 млрд китайских инвестиций в одну только инфраструктуру Конго — ведь это прекрасно. Просто приходить в Африку и говорить «не сотрудничайте с Китаем» и при этом не предлагать ничего взамен — нельзя. Здесь есть люди, которые многие десятилетия живут без какой-либо энергии и инфраструктуры. Вы предлагаете им объяснять, насколько опасным может быть сотрудничество с Китаем, который инвестирует в развитие этих сфер? Да, можно это делать, но тогда надо инвестировать и необходимые Африке $240 млрд. Те, кто беспокоится о так называемой китайской реколонизации Африки, должны не просто уговаривать ее не иметь дело с Китаем, но и предложить что-то в качестве альтернативы тем людям, у которых нет ни энергии, ни еды, ни питьевой воды, ни необходимой инфраструктуры. Отнимая, не предлагать ничего взамен — нельзя.

Вы упомянули дефицит питьевой воды в Африке. Но эксперты утверждают, что меньше чем через 10 лет это станет главной проблемой почти для половины населения планеты. Россия, как известно, располагает одними из самых больших запасов чистой воды в мире. Какой вы видите роль России в возможном решении этого кризиса?

Нельзя недооценивать роль России не только в решении этого вопроса. Россия — великая страна с великим прошлым и один из самых крупных поставщиков энергоресурсов на международном рынке. Учитывая мировую повестку на сегодняшний день, это крайне важно. Что касается питьевой воды, надо понимать, что если завтра гденибудь в Африке или Азии срочно возникнет потребность в воде, запасы, расположенные в тысячах или даже десятках тысяч километров, ничем полезны быть не могут. Эту воду надо еще добыть, а потом и поставить туда, где она более всего необходима. Но чтобы была возможность сделать это завтра, надо уже сегодня заниматься разработкой этих месторождений. Необходимо создать международный банк чистой воды, который позволял бы регулировать все эти процессы, и в создании его, конечно же, должна принимать участие и Россия.

В Европе идет дискуссия о том, чем надо руководствоваться в отношениях с Россией: только экономическими интересами или же ставить во главу угла вопросы демократии и прав человека. Ваше мнение по этому поводу?

Конечно, с Россией как партнером уже возникали некоторые трудности, как это было, к примеру, в случае с поставками газа на Украину. Многие приводят в качестве примера и кризис с Грузией. Но я не разделяю опасений многих в связи с рисками, обусловленными политической ситуацией в вашей стране. Россия — гораздо менее рискованный энергетический партнер, чем, например, Ирак или Афганистан, это надо понимать. Трудности с Украиной или Грузией можно объяснить издержками дипломатии, а не неверно избранным вектором развития. На мой взгляд, Россия движется в правильном направлении. Конечно, после коллапса 1991 года этот путь легким быть не может, но если взглянуть на Россию 1991-го и Россию 2008-го, мы увидим две совершенно разные страны.

В последнее время в своих выступлениях вы все чаще говорите о необходимости восстановления так называемой климатической справедливости (climate justice) в мире. Что имеется в виду?

На сегодняшний день в мире проживает огромное число людей. Их разделяют границы, но, несмотря на границы, есть вещи, которые разделить просто невозможно. Есть страны, которые потребляют несопоставимо больше энергии, чем другие, и наоборот. К примеру, США с 5% населения планеты потребляет 25% всей мировой энергии. Вся Африка с населением, более чем в три раза превышающим американское, потребляет несопоставимо меньшее количество энергии. Но, как вы понимаете, несправедливость заключается далеко не в этом. В связи с проблемой глобального потепления, во многом и обусловленной потреблением традиционных видов энергии, появляются совершенно невинные жертвы. Например, обитатели небольших островов, которые напрямую страдают от глобального потепления, поскольку улов рыбы ежегодно сокращается, но при этом их «вклад» в глобальное потепление равен нулю. Почему они, ни в чем не повинные, должны страдать? Эти вопросы должны обсуждаться открыто, несмотря на все острые углы. Я надеюсь, что после далеко не самого удачного Киотского протокола эту проблему можно будет не только обсуждать, но и разработать максимально четкий механизм ее решения в Копенгагене1 в следующем году.

Спасибо за то, что вы нашли время для The New Times!

(Кофи Аннан переходит на русский) Спасибо большое и до свидания!

Кофи Аннан — президент Всемирного гуманитарного форума (Женева), председатель Альянса за «зеленую революцию» в Африке и организации «Прогресс Африки», с 1997-го по 2006-й — Генеральный секретарь ООН. Родился в Гане в 1938 году. Аннан стал первым, кто занял пост Генерального секретаря, начав карьеру в ООН с поста рядового аппаратного сотрудника. В 2001 году был награжден Нобелевской премией мира. Женат на шведской актрисе и юристе Нане Аннан, имеет троих детей.
В Японию на саммит прилетали президент Алжира Абдельазиз Бутефлика, президент Ганы Джон Куфуор, президент Нигерии Умар Муса Ярадуа, президент Сенегала Абдулай Вад, президент Танзании Джакайа Мришо Киквете, президент Эфиопии Мелесу Зенауи и президент ЮжноАфриканской Республики Табо Мбеки.
«Китаизация» Африки
Суммарный объем китайских инвестиций в африканскую экономику достиг $11,7 млрд, что составило примерно пятую часть всех капиталовложений КНР за границей. Товарооборот Китая с Африкой вырос с $40 млрд в 2005 году до $55,5 млрд в 2006-м. По мнению экспертов Всемирного банка, объем двусторонней торговли должен достичь $100 млрд в ближайшие несколько лет. Пекин списал африканским странам долги на $1,4 млрд и выделил дополнительную помощь в размере $1,3 млрд, а также объявил о готовности до 2010 года предоставить Африке кредиты на общую сумму $3 млрд и увеличить беспроцентные займы. Китайские предприятия построили в Африке свыше 6000 км автодорог, более 3000 км железных дорог, 8 крупных и средних электростанций. В 2007 году был создан Китайско-африканский фонд развития. Главными задачами фонда, учрежденного под эгидой Государственного банка развития Китая, стали инвестиции в сельское хозяйство, промышленность, телекоммуникации, разведку и добычу полезных ископаемых и т.д.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.