Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Родина не слышит

14.07.2008 | Гальперин Иосиф | № 28 от 14 июля 2008 года

Кто спасет российского гражданина из узбекской тюрьмы?

Российский гражданин, отбывающий наказание в узбекской тюрьме, второй раз за последние четыре месяца объявил голодовку и вскрыл себе вены. Так он пытается привлечь к себе внимание далекой родины. Но пока безуспешно

История эта началась восемь лет назад. В 2000 году калининград ский предприниматель Валерий Парижер по приглашению бизнесме нов из Узбекистана приехал в Ташкент, где стал заместителем генерального директора по коммерческим вопросам лакокрасочного предприятия СП ОАО «Тошкент лок-буек за води». В его обязанности входил контроль за работой отделов сбыта, снабжения, планово го, финансового, отдела режима, отдела ка питального строительства и отдела внешних экономических связей.

Лакокрасочная зона

За два с лишним года работы российского специалиста, что впоследствии было отра жено в материалах суда, активы предприятия увеличились вчетверо, завод создал фир менную торговую сеть в Узбекистане и три торговых дома за его пределами, открыл два дочерних предприятия, из них одно — в Фер ганской долине. На основном предприятии не сократили ни одного человека, при этом зарплата выросла в 4 раза, валютная выручка составила почти $3 млн.

Трудно выделить долю Парижера в этих успехах, не глядя в глаза его компаньонам, но очевидно, что в расчете на подобные успехи его и приглашали. А проводили с завода плохо. Как он впоследствии, уже отбывая наказание в УЯ СИ64/21 города Бекабада, писал в обращении к министру внутренних дел Узбекистана, в определенный момент хозяин предприятия предложил ему вложить деньги в поставку героина в Россию, а также поставку оружия в горячие точки — на Северный Кавказ и в Ферганскую долину. «Я категорически отказался, после чего в мой адрес последовали угрозы и оскорбления. Понимая серьезность сложившейся ситуации и власть человека, который их высказывал, я в тот же день купил билеты на самолет, чтобы вылететь ближайшим рейсом в Москву. Я считал своим гражданским долгом сообщить органам РФ о готовящихся операциях по обороту наркотиков и поставке оружия, — писал Парижер. — При регистрации в Ташкентском аэропорту я был взят под стражу оперативными работниками МВД Республики Узбекистан с предъявлением обвинения в экономических преступлениях ст. 167 ч. 3 п. «а», «в»; 168 ч. 3 п. «а», «в»; 205 ч. 2 п. «а», «в»; 207 ч. 1, 209 ч. 2 п. «б» УК Республики Узбекистан».

Суд согласился с выводами обвинения в том, что Парижер распоряжался выдавать продукцию без стопроцентной предоплаты (обычное дело коммерсантов) и, наоборот, брал деньги за продукцию, на которую оформлялись фальшивые накладные (накладными, утверждал Парижер, занимались подчиненные). Всего иск был предъявлен на 27 миллионов сумов, хотя, как говорит Валерий Парижер, с завода были «представлены документы, что никакие деньги не исчезали, товар был получен и деньги за него поступили на завод — эти 27 миллионов». Парижеру дали 14 лет — не каждый киллер получает столько. «Прокурор в приватном разговоре с моим адвокатом заявила, что ее перед окончанием процесса вызвал к себе заместитель прокурора города Ташкента господин Салихов и сказал, чтобы она жала на всю катушку. Когда она в шутку сказала, что давайте попросим расстрел, он ее с криками выгнал из кабинета».

Пароли и явки

Подробно всю историю своей «посадки» Парижер надиктовал на пленку, обладателем которой автор стал год назад во время ташкентской командировки. На личную встречу с заключенным, как объяснили и в российском посольстве, и в узбекском МИДе, рассчитывать не приходилось. В распечатке с этой пленки — больше 20 страниц через один интервал. Все, что он там рассказывает, безусловно, требует проверки, но этого Парижер и добивается в своих письмах в российские и узбекские инстанции — от общества «За права человека» до президентов России и Узбекистана. О хозяине лакокрасочного завода Гафуре Рахимове, руководителе Азиатской федерации бокса, которого Парижер считает виновником своего заключения, есть сведения в российском и украинском интернете. Его относят к разряду «авторитетных бизнесменов», участвующих в крупных проектах по перераспределению собственности на пространстве СНГ. Парижер называет имена людей, которые в Москве, в частности, заняты наркодилерством и являются «крышей» (или наоборот, поверенными?) его хозяина. «Героин он таскает не на спине. Он идет в запломбированных вагонах под патронажем здешнего СНБ. Дальше идет дележка. Порядка 70% остается на территории России, остальное равными долями уходит в Западную Европу и Северную Европу». На вырученные средства, по его словам, покупаются акции европейских предприятий, в том числе был куплен крупный пакет «Мерседес-Бенца». Деньги, добытые от продажи наркотиков, через «московских людей» якобы попадают в швейцарские банки.

Почем свобода?

В своих письмах в российские инстанции бекабадский сиделец предлагает своего рода торг: вы меня вывозите на родину — я вам рассказываю подробности, которые позволят проследить пути криминальных денег и преступных товаров. Год назад автор передал информацию о Парижере в Госнаркоконтроль. Распечатка с рассказом Парижера есть также в МВД России (была передана в аппарат заместителя министра Аркадия Еделева), с ней знакомы люди, курирующие антитеррористические операции. Однако никто из российских спецслужб Парижером не заинтересовался.

В российском посольстве в Узбекистане о Парижере знают. «У нас во-о-т такая папка с его письмами, — сказал юрист консульства Константин Минеев. — Он всем обещает рассказать что-то важное». Выясняется, что дело Парижера — на контроле у посла Фарида Мухаметшина. В результате вмешательства посольства заключенному скостили срок до 8 лет. Но на родину не депортируют. В далекую уже пору жизни в Калининграде Парижер был помощником депутата от ЛДПР. По его обращению в депутатскую приемную в июне уже этого года в Генпрокуратуру России за подписью В. Жириновского ушел запрос о судьбе российского гражданина в Узбекистане. Никакого ответа на письмо вице-председателя Госдумы нет. Как и после письма уполномоченного по правам человека Владимира Лукина в МИД России по поводу немедленной экстрадиции Парижера на родину.

Естественно, Парижер склонен всех подозревать. Говорит о взятках, которые у него вымогали в тюрьме за помощь, называет суммы, которые с него требовали от имени московских чинов за перевод в Лефортово. Это все, конечно, можно посчитать наговором озлобленного и ущемленного человека. Однако на слова Парижера о взятках, которые якобы требуют в МВД, никто не отреагировал.

И в этом году, когда после письма о голодовке и резаных венах мы обратились за советом к людям, близким к спецслужбам, они «подоброму» разъяснили: «Сколько он готов заплатить? $100 тысяч не хочет давать? Тогда пусть досиживает в пустыне и скажет спасибо, что жив до сих пор».

Дружба по-узбекски

Никто не отвечает на вопрос, почему российский гражданин должен сидеть в узбекской тюрьме, несмотря на существующие договоренности о депортации1. Прокурор по надзору Ташкентской области Салихов говорил заключенному, что между Россией и Узбекистаном нет «правовых взаимоотношений», но уже после этого двоих россиян, сидевших в том же Бекабаде, отправили на родину. Каждый год по случаю Дня независимости Узбекистана президент Каримов объявляет амнистию для всех иностранных граждан, совершивших нетяжкие преступления. На волю давно вышли все иностранцы, попавшие в Бекабад одновременно с Парижером. За иранским шофером, убившим из ревности жену, лично приезжал персидский посол. Парижер — единственный из россиян, кто продолжает сидеть.

Чужие среди своих

Еще один отклик поступил из той же бекабадской тюрьмы общего режима. Там отбывает огромный срок Санджар Исмаилов, бывший замначальника узбекского ГРУ. Его обвинили в шпионаже в пользу России за то, что он официально передал российским коллегам распечатки перехваченных переговоров афганских талибов. И дали 20 лет. Кстати, его бывшему начальнику дали 5 лет условно — но не за работу на союзника по Шанхайской организации, а за шпионаж в пользу США…

Кроме Исмаилова попали в узбекскую зону и несколько других высокопоставленных офицеров, которые имели несчастье окончить в свое время российские военные вузы. Обвинение — такое же.

Как же реагирует на это Российская Федерация? А никак. Зато недавно дали возможность безвизового въезда в Россию прибалтийским лицам без гражданства. Уже предлагают дать такие же льготы русским с Украины. И давно шумят о защите наших граждан в Абхазии и Южной Осетии.

Заботиться о тех, кто хорошо к тебе относится, — это объяснимо и приятно. Но проявлять при этом полное равнодушие к тем своим гражданам, кто в этом действительно нуждается, — значит показывать лживость такой «заботы».

Родина не слышит

В последнем обращении к согражданам, опубликованном в интернете на сайте Golosa. info, Парижер объяснил, почему он снова объявляет голодовку. «Устав терпеть незаслуженную обиду, я объявлял с 11.02.2008 года голодовку и требовал представителей российского посольства в Узбекистане. Через 10 дней... ко мне приехал представитель российского посольства в Узбекистане первый секретарь Середа Юрий Владимирович. Выслушав, что я, как гражданин России, хочу отбывать оставшуюся часть наказания в России, так как опасаюсь за свою безопасность, за свою жизнь и считаю, что меня не выпустят отсюда живым, он заверил меня, что они подадут в МИД РУ и МИД России ноту протеста. Уверил меня, что Россия своих граждан не бросает, я прекратил голодовку. Прошло четыре месяца, а результата и ответа нет».

После публикации обращения у него был обыск. Порвали и забрали все личные записи и фотографии, сказали, что ему «жить надоело» и угрожали физической расправой. Никакой другой реакции не последовало.

_____________
1 Минская Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.