Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

Другие фильмы Канна

24.05.2011 | Юрий Гладильщиков | № 17 (202) от 23 мая 2011 года

Что стоит посмотреть

48_490.jpg
"Артист" Мишеля Хазанавичуса

"Мы должны поговорить о Кевине" (конкурс)

Один из самых ожидаемых фильмов, поскольку снят британкой Линн Рэмси, на которую уже лет восемь возлагают большие надежды (собственно, с тех пор как сняла предыдущую ленту). Речь о ребенке, который до такой степени (с самого рождения) гад, что просто "Омен" какой-то. Именно заданность и разочаровывает, хотя, конечно, Рэмси волновала прежде всего проблема матери, столкнувшейся с таким ребенком. Мать не моджет не любить свое дитя, каким бы выродком оно ни оказалось. Мать играет Тильда Суинтон.


"Артист" (конкурс)

Самый легкий, приятный и милый фильм фестиваля, его неожиданное открытие. Француз с литовской фамилией Мишель Хазанавичус снял немую трагикомедию о том, как закончилась эра немого кино. Очень стильно, очень смешно, при этом в финале проливаешь слезы. От Хазанавичуса подобного никто не ожидал, ведь прежде он делал ураковатые комедии про дебильного Джеймса Бонда "Агент 117". Главную роль звезды немого Голливуда Джорджа Валентина исполняет замечательный — как теперь понимаешь — актер Жан Дюжарден, инравший того самого агента 117.


"Михаэль" (конкурс)

Австрийский фильм режиссера-дебютанта Маркуса Шляйцера, в котором педофил в особо оборудованном подвале держит в рабстве и взаперти мальчика. Фильм вдохновлен похожими недавними событиями, хотя там в сексуальном рабстве держали молодых женщин. Некоторым серьезным критикам фильм нравится. Но после "Коллекционера" Фаулза, который исследовал подобную проблему, как Толстой русский народ в войне с Наполеоном, подобное выглядит несерьезно. Да и противно такое смотреть.


"Харакири: смерть самурая" (оригинальное название Ichimei; конкурс)

В конкурсе на сей раз сразу два японских фильма. Этот сделан Такаси Миике, который прославился в 2000-е как мастер трэша. Но это никакой не трэш, а серьезное исследование самурайской психологии XVII века, когда самураи из-за неприятной ситуации (отсутствие войни и резни) обнищали и стали придумывать разные способы добыть себе на хлеб. В том числе с помощью шантажа, что, мол, хотят сделать официальное харакири. Медлительные диалоги соседствуют с кровавостью. Разобраться в самурайской логике и взаимоотношениях кланов почти невозможно.


"Завоеватель" (вне конкурса)

Удивитесь, но фильм про прошлую предвыборную кампанию Саркози. Причем не документальный, а игровой. На Западе не бояться делать картины про реальных политиков и отваживаются на критику и трактовки. Оливер Стоун сделал в америке фильм про Буша-мл. ("Дабд-ю"). Стивен Фрирз в Англии — про Елизавету II ("Королева"). Невозможно представить, чтобы кто-то у нас решился снять картину, причем несервильную, в которой изображены Путин и Медведев.


"Вне Сатаны" (программа "Особый взгляд")

48-1.jpg

Изумительный триллер француза Бруно Дюмона про современного святого, про которого долго не понимаешь, несет он добро или зло. Замедленность соседствует с шокирующими эпизодами. Один из лучших фильмов фестиваля. Вопрос: почему он не в конкурсе, если почти все французское конкурсное кинон, кроме "Артиста", слабое? Ответ: потому что у Дюмона уже два Гран-при Канна за фильмы "Человечность" и "Фландрия". А этот фильм мог бы принести ему еще один приз. Тогда он стал бы самым титулованным в Канне французским режиссером, что обидело бы всех других. Тем более, что он — маргинал.


"Беспокойный" (программа "Особый взгляд")

Фильм каннского триумфатора (за фильм "Слон") американца Гаса Ван Сента о юношеской любви между мальчиком-сиротой и смертельно больной девочкой. езумно романтично, невероятно красиво. Хотя все творится в современности, герои носят костюмы 20-30-х и вдобавок погружаются в мир фантазий. Одна из тем: только предчувствие смерти заставляет юных людей поверить в то, что смысл в жизни все-таки есть.


Arirang (переводить не стоит, так как это слово из корейской песни; программа "Особый взгляд")

Самообличительный документальный фильм-исповедь еще недавно модного на фестивалях корейца Ким Ки Дука. Состоит из разговоров с самим собой, снятых на камеру, стоящую напротив на треноге. Ким Ки Дук объясняет себе и миру, почему дошел до жизни такой, несколько лет не снимал, перестал ездить на фестивали, живет в глуши, много пьет и не расстается с пистолетом. Отчаяние и ритуальное самоубийство, совершенное в финале фильма, не помешали ему прибыть в Канн веселым и здоровехоньким.








×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.