Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Выжить в метро

21.07.2008 | Багдасарян Армина , Карасёв Максим | № 29 от 21 июля 2008 года

Ежедневно Московское метро перевозит девять миллионов человек

Ежедневно Московское метро перевозит девять миллионов человек. Из-за жары, духоты и физического напряжения десяткам, если не сотням пассажиров становится плохо. По московским пробкам «скорая» может ехать к больному час и больше. Какая первая помощь ждет человека в московской подземке — выяснял The New Times

10 июля около 10 часов вечера из поезда, подъехавшего на станцию метро «Боровицкая», вышел молодой человек. Ему было очевидно плохо. Отечное лицо, опухшие губы, нависшие надбровные дуги, крупная дрожь, затрудненное дыхание — аллергическая реакция. В ресторане съел хлеб, обжаренный в специях. У него начинался отек Квинке: гортань быстро отекала и через несколько минут должна была полностью перекрыть дыхательные пути.

По дороге молодой человек успел позвонить знакомой и попросить, чтобы та его встретила на «Боровицкой» со шприцем и ампулой тавегила.

— Пойдем в комнату милиции сделаем укол, — прохрипел молодой человек.

Он уже едва мог идти. Комната милиции оказалась заперта. Рядом — комната дежурных. Дежурные открыли дверь, увидели молодого человека, с трудом стоявшего на ногах, и захлопнули дверь у него перед носом. Женщина положила молодого человека прямо на пол станции и стала набирать тавегил в шприц.

— Что случилось? — подошли два дежурных милиционера.

— У него отек Квинке, ему надо сделать укол тавегила, — прокричала в ответ женщина. Она боялась, что милиционеры примут их за наркоманов.

Молодого человека сильно трясло.

— Паспорт, — сказал один из милиционеров так, как будто в паспорте написан диагноз.

Московская прописка в паспорте была. Это, видимо, позволяло молодому человеку лежать на полу в метро и получать первую помощь. Милиционеры стояли над ними и смотрели. На станции было людно. Многие пассажиры подходили и спрашивали, чем помочь. Какая-то женщина сказала, что она врач и может помочь. Но милиционеры грубо ее отогнали: «На этой станции я — практически министр внутренних дел», — сказал тот, что старше по званию. И пошел вызывать «скорую». Молодому человеку принесли стул.

— Я ничего не вижу, — прошептал парень, ища руку своей знакомой.

Зрачки его закатились, он потерял сознание.

— Неужели у вас нет чего-нибудь антигистаминного? — спрашивала женщина милиционеров и, тряся своего друга за плечи, кричала ему: «Не уходи! Не уходи!»

Милиционеры принесли второй стул: молодой человек смог как-то лечь. Ему было холодно: резко упало давление. Врач потом скажет: «70 на 40».

Стражи порядка явно были напуганы: не приведи господь, парень откинется прямо на станции — потом отвечай. Сказали: «Скорая» едет из Хамовников, здесь недалеко. Но у них много вызовов, пока доедут... Да и пробки...» Милиционеры оправдывались: «Раньше при советской власти был один медпункт на три станции. А теперь нас обещают обеспечить аптечками — по одной на каждую станцию, но только в следующем году».

«Скорая» приехала через 50 минут. У фельдшера в сундучке тоже не было противоаллергического препарата. Молодого человека погрузили на носилки и увезли в больницу, сделав только внутривенный укол хлористого кальция.

Милиционеры предупредили: парня вызовут для дачи объяснений, чтобы потом их не обвинили в том, что они его избили. В больнице, немного приведя молодого человека в чувство, врач сказал, что если бы знакомая не вколола ему ампулу тавегила, он бы умер, не дождавшись «скорой».

Все это происходило в Москве, в самом центре, напротив Боровицких ворот Кремля, в которые каждый день въезжает президент страны, часто — глава правительства и его министры. Включая министра здравоохранения. Все это происходило в городе, который буквально пухнет от денег и задыхается от дорогих иномарок. Кстати, каждый автомобилист обязан иметь в машине аптечку. Цена — около 230 рублей. По аптечке на станцию: 230 руб. х 176 станций «лучшего в мире Московского метро» = 40 480 рублей, или чуть больше €1100.

Инструкция без применения

На вопрос корреспондента The New Times, почему на «Боровицкой» не оказалось нужных средств для спасения жизни человека, сотрудники метрополитена отвечают, что лекарственные препараты подобного рода им не дают, а если бы они и получали противоаллергические препараты, то не имели бы права их применять. Человек без профессионального образования и инструментов не должен ставить диагноз и не может предложить больному лекарственные средства, способные вызвать аллергическую реакцию. Даже лекарства, входящие в так называемый универсальный набор: анальгин и валидол.

Как написано в инструкции о правилах поведения для пассажиров Московского метро, если какому-то человеку стало плохо на станции, «следует обратиться к любому работнику станции (дежурной, начальнику станции, сотруднику УВД, дежурной у эскалатора) или сообщить оператору метрополитена, нажав тревожную кнопку на колонне экстренного вызова. Оператор вызовет врача на станцию. До прибытия врача необходимо оказать первую помощь больному». Если же стало плохо в вагоне метро, обратиться за помощью следует по связи «пассажир — машинист». Дежурные станции «Библиотека им. Ленина — Боровицкая», в комнату которых стучался молодой человек, и милиционеры, изучавшие его паспорт, видимо, не читали инструкции.

Вызываем только 03

«В рамках служебной подготовки каждый сотрудник милиции проходит курс оказания первой медицинской помощи, — говорит представитель пресс-службы УВД на Московском метрополитене Ирина Тагильцева. — Если что, он даже роды в метро принять может. В дежурной части есть аптечка с препаратами первой необходимости: кровоостанавливающими, сердечными, всякими жгутами, бинтами, таблетками. Понятно, что на глаз ставить диагноз нельзя, но если счет идет на минуты и наш сотрудник понимает, что он может оказать помощь, он ее оказывает».

Однако на станции «Боровицкая» милиционер признался корреспонденту The New Times, что не умеет оказывать первую помощь и, что такое, например, отек Квинке, не знает. На этой же станции обнаружились только анальгин, просроченный корвалол и валокордин, принадлежащие дежурному лично.

По словам сотрудников милиции других станций, они могут в случае чего сделать перевязку или искусственное дыхание. Но ни в одной комнате милиции не смогли найти аптечку с лекарствами — универсальный набор «АППОЛО».1 Лишь дежурная по станции «Кузнецкий мост», молодая женщина, с гордостью показала свой набор первой помощи. На станциях, где нет медпунктов, не нашлось никаких антигистаминных препаратов: ни у дежурных, ни у милиционеров, ни у кого бы то ни было еще.

На вопрос, кто же может оказать первую помощь больному, большинство опрошенных сотрудников метро отвечают: «Мы вызываем только 03».

Пункт неназначения

Согласно открытым данным, из всех 176 станций Московского метро специальные медицинские пункты есть только на 64, но все они, как сказали в пресс-службе метро, предназначены для предрейсового осмотра машинистов.

«Человек в беде не останется, — уверяет пресс-секретарь Московского метрополитена Павел Сухарников. — Если кому-то понадобилась медицинская помощь на станции, где есть медпункт, ему, безусловно, окажут помощь. Хотя и ограниченно — там нет полностью всех препаратов. Информация, на каких станциях находятся эти пункты, пассажирам бесполезна: все равно они лично пройти туда не смогут, проход в служебные помещения запрещен». «Мы пытались поднимать эту тему, но руководство метро не отреагировало на наши заявления, — говорит председатель профсоюза Московского метрополитена Светлана Разина, которая сама проработала машинистом более 30 лет. — Народу там ездит очень много, вагоны битком, духотища. «Скорая» не всегда приезжает вовремя, бывают и летальные исходы. А поскольку существующие медпункты обслуживают машинистов, то их персонал ни под каким видом не имеет права покидать свой пост. И здесь в дело вступают личные качества отдельных людей: откажет — не откажет».

Корреспондент The New Times объездил 73 станции Московского метрополитена. Найти медпункты оказалось не так-то просто. «Мало того, что медпунктов стало меньше, — говорит Разина, — так еще с них сняли обозначения. Например, на «Киевской» раньше на двери висел «крестик», теперь его нет».2

Из 64 официально работающих медпунктов примерно треть закрыта по непонятным причинам. Иногда случается так, что за один рабочий день работник посещает сразу несколько медпунктов на разных станциях, поэтому застать кабинет открытым для пассажира — уже большая удача.

Половина работающих медпунктов закрывается на период отпусков. И это при том, что именно летняя жара является серьезной причиной обмороков и других недомоганий. Итого на все метро остается не больше 20 медпунктов, из них лишь 3 — внутри Кольцевой. В самих медпунктах — койка, шкафчики с лекарствами. Впрочем, заглянуть в шкафчики корреспонденту не дают. Только на станции «Третьяковская» врач подробно рассказывает, что делать в случае отека Квинке, эпилептического припадка и пр. Лекарств, по словам специалиста, ему не всегда хватает, но «до приезда «скорой» дотянуть можно».

Как говорят сами сотрудники метро, людей со специальным образованием работает в метро все меньше, чаще набирают студентовпрактикантов.

Между небом под землей

«Доступность медицинской помощи в метрополитене — это проблема, — говорит председатель Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. — Если человеку плохо, приходится ждать «скорую». Этого недостаточно».

Бывают случаи, после которых люди оставляют в интернет-дневниках записи вроде этой: «Ехал в метро, мужику лет 65, стало плохо, сердце, рядом жена. В вагоне оказалась женщина-врач, организовала всех, вытащили его на остановке, положили на пол. «Скорую» вызвали. Через 15 минут у него остановка сердца, начал синеть. Врачиха массаж сердца делать начала, мне поручила следить за пульсом и держать язык его (я его так, платочком)… Задышал, пульс пошел. Сидим на полу, минут через 30 пульс пропал, опять начал синеть, пошла пена через рот. Врачиха (дай ей Бог здоровья!) начала искусственное дыхание делать, воздух в рот… Примерно через час тридцать (представьте, сколько она в нем жизнь поддерживала) все… Врач у толпы просит иголку длинную… и в сердце… Я сижу, щупаю пульс… тук-тук, пошел. «Скорая» приехала через пару часов, пощупала пульс и сказала: «Скончался». Я держал его руку, пульс был, ударов 5–10 в минуту. Рядом его жена глазами хлопает, врач плачет и ругается со «скорой», я сижу на перроне…»

Аптечки есть на следующих станциях:«Тверская», «Добрынинская», «Новокузнецкая», «Китай-город», «Кузнецкий мост», «Лубянка», «Октябрьская», «Фрунзенская», «Воробьевы горы», «Проспект Вернадского», «Университет», «Краснопресненская», «Белорусская», «Маяковская», «Пушкинская», «Трубная», «Сретенский бульвар», «Тургеневская», «Чистые пруды», «Таганская». Однако даже там, где есть аптечки, они не всегда полностью укомплектованы.

А вот здесь не нашлось никаких аптечек: «Студенческая», «Александровский сад», «Кропоткинская», «Автозаводская», «Каширская», «Партизанская», «Площадь Революции», «Павелецкая», «Курская», «Комсомольская» — хотя на всех, кроме первых трех, официально есть медпункты, вот только в период отпусков они не функционируют. При этом на последних трех есть возможность обратиться в медицинский пункт при соответствующих вокзалах, но для этого нуж но сначала выйти из метро, что для больного человека иногда так же затруднительно, как «скорой» приехать за 15 минут.

Зимой в прессе появилась информация, что в Московском метрополитене планируют возродить систему медпунктов. Их окрестили «островками безопасности». «Работы ведутся, — сказал The New Times Павел Сухарников из пресс-службы метрополитена, — однако на сегодняшний день говорить об открытии рано, вернуться к этому вопросу можно будет осенью. Что касается оборудования и медспециалистов, которые будут там работать, вопрос к департаменту здравоохранения — это под их ответственностью ».

_______________

1 В универсальный набор АППОЛО входят: аммиак, анальгин, ацетилса лициловая кислота, бинты, борная кислота, бриллиантовый раствор (зеленка), валерьянка, валидол, вата, гидрогель «Апполо», йод, жгуты, калия перманганат, лейкопластыри, натрия гидрокарбонат, уголь активированный.

2 Нашлись медпункты на станциях «Проспект мира», «Серпуховская», «Парк культуры», «Пролетарская», «Третьяковская», «Каширская», «Спортивная», «Сокольники», «Октябрьское поле», «Автозаводская», «Арбатская» (Филевской линии), «Владыкино», «Юго-Западная», «Улица Подбельского», «Водный стадион», «Выхино», «Щелков ская», «Братиславская».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.