Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Большой срыв

23.05.2011 | Докучаев Дмитрий | № 17 (202) от 23 мая 2011 года

«Роснефть» и BP остались на бобах

30_490.jpg

Большой срыв. «Сделка века» между нефтяными компаниями BP и «Роснефть», которая включала в себя обмен акциями на сумму свыше $16 млрд и совместные проекты по освоению Арктики, не состоится. В причинах разбирался The New Times

«Роснефть» и British Petroleum, четверть балансовых запасов которой находится на российской территории, в начале года договорились о стратегическом партнерстве. «Роснефть» должна была получить 5% акций BP в обмен на 9,5% своих. Этот альянс российские власти подавали как мощный инвестиционный прорыв, новую главу в истории российской нефтяной отрасли. Свое добро на создание альянса давал лично премьер-министр Владимир Путин (см. The New Times № 2 от 24 января 2011 года).

По итогам сделки BP, сильно пострадавшая из-за аварии в Мексиканском заливе в 2010 году, получила бы доступ к Арктике, а «Роснефть» — партнера с необходимыми технологиями для работы на шельфе и новую степень «очистки» своих активов, большая часть которых была сформирована из останков «ЮКОСа».

Но против альянса выступили партнеры BP по российско-британскому нефтегазовому совместному предприятию ТНК-ВР — инвестиционный консорциум AAR (Alfa Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и Renova Виктора Вексельберга): соглашение «Роснефти» и BP нарушает акционерное соглашение ТНК-ВР, согласно которому британский концерн должен реализовывать нефтегазовые проекты в России и СНГ только через российско-британское СП (см. The New Times № 10 от 21 марта 2011 год). Сделку оспорили в Стокгольмском арбитраже (суды проходили традиционно в Лондоне), который признал правоту AAR.

Не сторговались

Условия победителей были следующие: либо «Роснефть» выкупает долю AAR в ТНК-ВР за устраивающие консорциум деньги, либо ТНК-BP занимает место британского акционера при разработке арктического шельфа. Последнее категорически не устроило «Роснефть», после чего российская госкомпания и BP, дабы вывести сделку из тупика, начали переговоры по выкупу доли AAR в ТНК-BP. Если бы сделка прошла по сценарию AAR, российские акционеры («Роснефть» плюс акционеры ТНК) становились бы обладателями 11-процентного пакета акций ВР и как следствие получали бы место в ее совете директоров (для этого требуется 10% акций). Аналитики, комментирующие ход переговоров, считают, что для российских акционеров AAR это было важно даже не столько для укрепления своих позиций в бизнесе, сколько для получения политической страховки от непредсказуемых действий собственного государства. Но стороны не сторговались.

30-1.jpg

По информации The New Тimes, британская компания предлагала $27 млрд за долю АAR (50 % в ТНК-ВР), однако российские акционеры говорили, что их пакет акций стоит больше $30 млрд*. Представители AAR аргументировали свою позицию тем, что ТНК-ВР сильно недооценена, косвенным свидетельством чего являются самые высокие в отрасли дивиденды, которые получают ее акционеры**Согласно котировкам акций ТНК-BP на РТС капитализация всей компании на середину мая составляет порядка $45 млрд.

*За время существования ТНК-ВР «материнская» компания ВР получила от нее дивидендов на $14,3 млрд.
. В середине апреля, после длительных и безрезультатных споров, «Роснефть» согласилась дать BP и AAR еще месяц на выяснение отношений, продлив срок заключения сделки обмена акциями до 16 мая.

До встречи в суде!

Отсрочка ничего не дала. В ночь на 17 мая истек крайний срок, за который BP и «Роснефть» должны были завершить сделку по обмену акциями. Но утром по новостным лентам пошло сообщение от имени источника, близкого к «Роснефти», о том, что сделка с BP не состоится из-за действий AAR, выдвинувшего в минувшие выходные новые «неподъемные для обеих компаний кабальные условия».

«Все это время «Роснефть» занимала конструктивную позицию. Свидетельством тому явилось согласие на продление сроков сделки, а также готовность выкупить долю AAR совместно с BP по премиальной стоимости», — заявил тот же источник.

В свою очередь, AAR совместно с BP выпустили пресс-релиз, в котором говорится, что компании продолжат переговоры с «Роснефтью» о нахождении приемлемого выхода из ситуации, несмотря на истечение срока сделки. «И BP, и AAR видят значительные возможности в продолжении и углублении диалога с «Роснефтью», — утверждают в британском концерне. «BP остается в России, остается приверженной конструктивной работе с AAR в рамках ТНК-ВР и существующим хорошим отношениям с «Роснефтью», — прокомментировал ситуацию исполнительный директор ВР Роберт Дадли.

Михаил Фридман, совладелец ААR, уточнил, что инвестконсорциум видит «существенную выгоду от кооперации с «Роснефтью» в рамках акционерного соглашения ТНК-ВР. Мы планируем продолжить дискуссии о возможном сотрудничестве между BP, AAR и «Роснефтью».

Между тем, несмотря на словесный обмен любезностями, не исключено, что теперь приемлемое решение AAR и BP придется искать в судах. Ранее представители AAR заявляли, что BP нанесла ущерб консорциуму в размере $5–10 млрд, поскольку ВР и «Роснефть» не предложили им присоединиться к своему стратегическому альянсу. На прошлой неделе стало известно, что иск против BP подал миноритарный акционер ТНК-BP Андрей Прохоров. Он намеревался получить от BP те же $5–10 млрд.

В суд за компенсацией ущерба вполне может обратиться и «Роснефть». Ранее вице-премьер РФ, бывший председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин говорил о такой возможности. По его словам, компания в случае срыва сделки по обмену активами с британцами может потребовать компенсации как от BP, так и от AAR. Размер возможных компенсаций в госкомпании не называют.

Новые-старые партнеры

Как бы то ни было, «Роснефти» надо как-то подступаться к освоению Арктического шельфа, право на разработку которого госкомпании даровало родное правительство. Ни технологий, ни опыта, чтобы осуществить такую работу самостоятельно у госкомпании нет.

Источник в «Роснефти» сообщил The New Times, что его компания ранее не вела принципиальных переговоров с другими международными корпорациями, интересующимися арктическими проектами, твердо надеясь на реализацию сделки с ВР, но теперь готова рассмотреть возможность привлечения новых партнеров. В качестве таковых собеседник назвал Chevron, ExxonMobil, Royal Dutch Shell и китайские нефтяные компании.

«Арктический шельф дает огромную ресурсную базу, — отмечает аналитик «ВТБ Капитал» Лев Сныков. — В связи с этим у компании не должно возникнуть проблем с привлечением зарубежных партнеров». Эксперт считает фаворитами будущего альянса ExxonMobil и Chevron. Эти компании уже заявляли о заинтересованности в сотрудничестве с «Роснефтью» и даже договорились с российской госкомпанией об участии в шельфовых проектах на Черном море.

Глава Российского союза промышленников и предпринимателей и член совета директоров ТНК-ВР Александр Шохин считает, что проект в Арктике может быть реализован и вовсе без стратегического альянса с какой-то одной крупной компанией: «Каждое из трех месторождений на шельфе может разрабатываться с разными партнерами». Кроме того, Шохин не исключает варианта, при котором ВР может вернуться в проект, «если урегулирует вопрос цены с российскими акционерами ТНК-ВР, консорциумом AAR».

При всем богатстве выбора ВР остается для «Роснефти» оптимальным партнером по Арктике, считает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. «Только у ВР накоплен огромный массив информации по российскому Арктическому шельфу: британцы работают там с 1992 года, производя сейсморазведку и оценку перспектив. А с 2006 года ВР постоянно сотрудничала на шельфе с «Роснефтью» в сфере геологоразведки». Кроме того, уверен Танкаев, приоритет для «Роснефти» — именно стратегический альянс, то есть обмен акциями. А на такой обмен в ее нынешнем положении пойдет лишь ВР.


Проблемы со сделкой приведут не только к задержке освоения шельфа Арктики, но и к репутационным потерям несостоявшихся партнеров


«Найти партнера для работ на Арктическом шельфе среди крупных компаний для «Роснефти» проблемы не составит, а вот акции, кроме ВР, госкомпании никто не предложит», — согласен глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Без политики?

Экспертов, наблюдавших за событиями вокруг сделки «Роснефти» и ВР, больше всего удивляют не вердикты международных судов и не сам факт ее срыва, а то, что российские власти, судя по всему, предпочли не продавливать проект, главным лоббистом которого выступал «настоящий Игорь Иванович» — вице-премьер Игорь Сечин, а ее срыв больно ударил по престижу «Роснефти».

По информации The New Times, еще в феврале, прежде чем заявить о своих претензиях в международном суде, российские акционеры AAR довели свою позицию до каждого из представителей правящего тандема и якобы получили гарантии невмешательства в корпоративный конфликт. Эксперты высказывают разные версии по поводу того, почему власть на сей раз не «подыграла» своему фавориту — «Роснефти». В частности, говорят о том, что акционеров AAR (среди которых значится Виктор Вексельберг, главный реализатор президентского проекта «Сколково») активно поддержал Дмитрий Медведев, а премьер Путин не захотел идти на новый конфликт с президентом, в отношениях с которым и без того накопилось немало публичных разногласий. К тому же, говорят, Путин был предупрежден о том, что сделка юридически «грязная», и не хотел лишний раз давать повод своим недоброжелателям говорить об административных барьерах, существующих в России даже для очень крупных международных компаний. Официально же Дмитрий Медведев на пресс-конференции 18 мая посетовал на недостаточную проработанность сделки со стороны правительства, отметив при этом, что, «если что-то срастется здесь», он будет рад.

Между тем, по мнению Валерия Нестерова, аналитика «Тройки Диалога», проблемы со сделкой приведут не только к задержке освоения шельфа Арктики, но и к репутационным потерям несостоявшихся партнеров, а также могут негативно повлиять на восприятие западными партнерами инвестиционного климата в России. С этим категорически не согласен пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков, который высказал уверенность, что срыв сделки «не ухудшит инвестклимат в России, так как сделка носила корпоративный характер, заключалась в рамках корпоративных процедур и касается только компаний».

Это мнение разделяет и Евсей Гурвич, научный руководитель Экономической экспертной группы, правда, с совершенно других позиций: «Никаких негативных последствий для инвестклимата в стране быть не должно. Наоборот, российским акционерам удалось отстоять права, зафиксированные в соглашении, и государство не смогло его изменить». Гурвич считает историю взаимоотношений «Роснефти», ВР и ТНК-ВР «редким за последнее время примером верховенства закона на таком уровне». Если этот пример окажется заразительным для власти и она прекратит вмешательство в дела бизнеса, то можно будет смело считать, что срыв «сделки века» оказался благом для российского делового климата, а не бедой.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.