Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Тоска по авторитету

19.05.2011

Сегодня можно услышать такое суждение. Вот раньше существовал авторитет Андрея Дмитриевича Сахарова — академика, лауреата Нобелевской премии, который был крупнейшей фигурой в глазах власти, и она вынуждена была с ним считаться. А значит, поневоле считаться и с демократическим, правозащитным движением, которое он освящал своим авторитетом. Сейчас фигуры такого масштаба среди демократов нет. Этому движению не на кого опереться, нет морального абсолюта, с которым можно было бы сверять свои действия и перед которым была бы некая внутренняя ответственность. Вот оно и утратило влияние.

Откровенно говоря, меня такая постановка вопроса огорчает. Сахаров, конечно, абсолютно незаменим, как любой гений. Гения невозможно обрести путем поиска и выбора — он рождается или не рождается.

Но нужен ли гений для политической эволюции страны, для решения ее сегодняшних политических проблем? Конечно, в тоталитарном обществе, где любая жизнь была намертво скована идеологией, где отрицались права человека и людей преследовали за убеждения, авторитет сахаровского гения был опорой для тех, кто боролся против всего этого с властью. Он и его соратники сделали свое дело. Кто мешает сегодня нам упрямо, настойчиво и осмысленно заниматься проблемами, которые очевидны, для понимания которых не нужен ни гений Сахарова, ни авторитет такого масштаба? Никто.

Ведь к чему сводятся проблемы страны? Прежде всего к нелегитимности власти. К тому, что провозглашенные конституционные нормы не просто не выполняются — они никак не связаны с осуществляемой в государстве политикой. Конституция стала частью имитации демократии. Нужен ли гений для того, чтобы заявить требование: давайте исполнять нашу Конституцию? Это ведь уже однажды было сделано горсткой людей в декабре 65-го года, на Пушкинской площади. И ничто не мешает делать это снова и снова.
 

Сахаров сделал свое дело, и сожалеть надо лишь о том, что он не нашел решительных продолжателей    


 

Конечно, возникни такая фигура сейчас — гражданская активность людей получила бы мощную нравственную поддержку. Но надо исходить из того, что она не возникнет. Придется и дальше все делать самим — будь это борьба со спецсигналами, защита Химкинского леса, отстаивание своих жилищ где-то в Южном Бутове и т.д. Не говоря уже о необходимости добиваться решительного изменения чудовищной ситуации в нашей правоохранительной и пенитенциарной системе, где издевательство над людьми, пренебрежение их жизнью, произвол и хамское отношение беспредельны. Или коренной перемены политики на Кавказе, где федеральная власть в наведении порядка опирается не на общество, а на своих гауляйтеров, которые ничем не отличаются от бандитов.

Все это чрезвычайно важные проблемы. Каждая из них требует серьезной активности, которая делает общество более зрелым. Но надо хорошо понимать, что дело все же не в том, пустили митингующих на Триумфальную площадь или не пустили, а в том, что вообще этот вопрос стоит перед гражданами. Понимать, что сверх всего этого, сверх всех важнейших конкретных задач есть другая, совсем общая — это проблема политической системы, где должно быть то, что не позволяет подобным частным проблемам возникать. Такая система, где власть легитимна, потому что есть выборы, есть неподцензурная печать, свобода средств массовой информации и где суд — это суд, а не инструмент власти. Требование такой системы (чем и занимался всю жизнь и особенно в последние свои годы А.Д.) — это и есть путь решения всех частных болезненных, кровавых, очень острых и важных проблем. Спасибо Андрею Дмитриевичу, он внес эту ясность.

Сахаров сделал свое дело, и сожалеть надо лишь о том, что он не нашел решительных продолжателей. А это уже от него не зависело.







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.