Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Фестиваль иных надежд

19.05.2011 | Юрий Гладильщиков | № 16 (201) от 16 мая 2011 года

У Канна на наше кино «Особый взгляд»
50-03-240.jpg
Фестиваль иных надежд. 64-й Каннский фестиваль в самом разгаре. Он объявит своих лауреатов в следующее воскресенье. Но наших фильмов среди главных лауреатов не будет точно. Да, Канн отобрал сразу две картины — «Охотник» Бакура Бакурадзе и «Елена» Андрея Звягинцева. Но оба — во второй по значимости программе «Особый взгляд». В чем причины и чего вообще ждать в этот раз от Каннского фестиваля, учитывая, что прошлогодний оказался не вполне удачным, — проанализировал The New Times

Все, кого у нас можно отнести к киноэкспертам, вплоть до объявления каннской программы были почему-то убеждены, будто место нашим фильмам в Канне-2011 гарантировано, причем сразу двум. Что как и в 2007-м, в каннском конкурсе столкнутся Александр Сокуров и Андрей Звягинцев. Тогда — с фильмами «Александра» и «Изгнание». Теперь — с фильмами «Фауст» и «Елена». Каннские отборщики оба фильма якобы обожают, и есть шанс, что какой-то из них возьмет «Золотую пальмовую ветвь», которая фильмам из СССР и России доставалась лишь один раз и давно: Михаил Калатозов, «Летят журавли», 1958 год. Откуда пошли эти слухи про наш грядущий каннский триумф, бог весть, но были они весьма устойчивыми.

Загадочная «Елена»

Дальше все развивалось еще более детективно. А количество слухов возросло троекратно. Перспективы «Фауста» прояснились быстро. Сокуров сообщил прессе, что элементарно не успел закончить картину в сроки, необходимые для Каннского фестиваля, но ее гарантированно покажут на фестивале в Венеции, который начнется 31 августа. Два интересных обстоятельства. 1) Честно сказать, смущает, что Сокуров сделал заявление не до, а после анонса каннской программы, в которую «Фауст» не попал. 2) Вообще-то программу Венеции обнародуют… этак к 1 августа, не раньше.

Что творилось в закулисье-зазеркалье «Елены», описать гораздо труднее. Продюсер фильма Александр Роднянский публично сказал, что ситуация вымотала все нервы. В любом случае ровно за неделю до начала фестиваля, а именно 4 мая, Канн разослал уведомление, что «Елена» включена-таки в официальную программу, причем ей уготована почетная миссия закрывать на торжественной церемонии программу «Особый взгляд». Эх, как бы передать слухи, чтобы не заслужить репутацию сплетника? Наверное, что-то все-таки можно передать. Слух А: проблема в том, что «Елена» вызвала раскол в отборочной комиссии Каннского фестиваля, причем проиграл тот (обойдемся без имен), кто, по его собственным утверждениям, единолично и независимо ни от кого определял всю каннскую политику последних лет. На самом деле можно предположить, чем именно «Елена» могла раздражить представителей комиссии. По меркам французских либералов, это безусловно консервативное кино. Оно сродни французскому же середины 90-х фильму мэтра Клода Шаброля «Церемония». Это фильм о том, что бедность, вопреки классику русской драматургии, это порок. Что богатые, какими бы противными ни выглядели на первый взгляд, могут оказаться более достойными и честными. Для России, которая все еще переживает последствия революции 1917 года, это, в отличие от Франции, не откровение. А впрочем, откровение, потому что в результате нынешнего хапужного капитализма богатые опять приобрели в массовом сознании отвратительный вид.

Слух Б: «Елена» после каннской неудачи попыталась пробиться в конкурсную программу Венеции. Причем и в этом случае ее очень любит главный человек, который отвечает за отбор фильмов и составление программы. Но и ему, и «Елене» перекрыли кислород. Потому что неким другим автором было поставлено условие…
50-02-490.jpg
Гости фестиваля собираются на красной дорожке в ожидании церемонии открытия. 11 мая 2011 года

В итоге непонятно, радоваться или сочувствовать. Потому что, с одной стороны, это очень почетно — закрывать «Особый взгляд», в котором свой конкурс и у которого свое жюри (его в этот раз возглавляет Эмиль Кустурица, а главное жюри Роберт де Ниро). Но с другой — про фильм, который закрывает «Особый взгляд» в субботу, мало кто в мире напишет, поскольку в воскресенье объявят главных лауреатов Канна и все уважающие себя мировые оперативные издания выйдут в понедельник со статьями именно про них. Кому будет в этот момент до «Особого взгляда»? Не радует и то, что из-за запоздалого решения проблемы «Елена» не попала в официальный каннский каталог — ежегодную книгу, которой руководствуются историки кино.

При этом самое смешное, что (по ситуации на день пятницы, когда сдается в печать этот текст) каннский конкурс 2011 года не идеален. Уж точно ни один из трех конкурсных фильмов, показанных на сей момент, и в подметки «Елене» не годится. Разбирать показанные фильмы не станем. Просто поверьте.

Ожидание чудес
50-04-240.jpg
Режиссер Вуди Аллен вместе с Леа Сейдокс —
актрисой, сыгравшей в его новой картине
«Полночь в Париже»

Несмотря на отрицательные впечатления первых дней, каннская конкурсная программа заочно впечатляет. Возможно, Канну удастся преодолеть кризис прошлого года, когда стоящие фильмы можно было перечесть на пальцах одной руки. Другое дело, что Канн преодолевает кризис с помощью проверенного метода — приглашения в конкурсную программу своих фирменных либо просто знаменитых режиссеров, которые и являются самыми интересными в мире.

За главные призы в этот раз сражаются Педро Альмодовар, Аки Каурисмяки, Ларс фон Триер, Нури Бильге Джейлан, братья Дарденны, Теренс Малик (фильму которого «Древо жизни» многие заранее отдают «Золотую пальмовую ветвь»), Нанни Моретти, Такаси Миике, Паоло Соррентино, Наоми Кавасе — что ни имя, то знак для киномана. «Особый взгляд» тоже, кстати, отличился звездностью. Среди авторов фильмов Гас Ван Сент, Ким Ки Дук, Бруно Дюмон и Андреас Дрезен.

Ставка на режиссеров с именем, возможно, и оправдается. Добрый знак для Каннского фестиваля — фильм открытия «Полночь в Париже» (пусть внеконкурсный), который сделал еще один мэтр Вуди Аллен. Он оказался живым, смешным, оригинальным. Аллен, которому мы недавно по случаю его 75-летия посвятили большой очерк (см. The New Times № 40 от 29 ноября 2010 года), явно возродился, сменив тему и среду своих картин. Прежде он неуклонно соблюдал верность Нью-Йорку, а точнее, его району Гринвич-Виллидж, где проживают богема и интеллектуалы. Но начиная с фильма 2005 года «Матч-пойнт» он все, за единственным исключением, снял за границей: четыре фильма — в Лондоне, один — в Барселоне («Вики Кристина Барселона») и теперь один — в Париже. При этом в июле Аллен начинает съемки новой картины, на сей раз римской. Смотрите «Полночь в Париже», герой которой — начинающий голливудский сценарист проваливается в то прошлое великого города 1920-х, когда там обитала вся творческая элита: Скотт Фицджеральд, Хемингуэй, Гертруда Стайн, Пикассо, Дали, Бунюэль, etc. Удовольствие гарантировано.







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.