Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Застрявшие в сетях

16.06.2009 | Крылов Дмитрий | №23 от 15.06.09

Почему дорожают продукты
Сетевые войны. В правительство внесен Закон о торговле, который призван урегулировать вопросы ценообразования в сетевых магазинах. Почему стоимость продуктов у ретейлеров растет гораздо быстрее средней инфляции по стране — разбирался The New Times



Супермаркет «Перекресток» на Тишинской площади в Москве несколько месяцев назад был перепланирован: стеллажи частично убраны, а полки переставлены так, чтобы покупатели не заметили сокращения ассортимента. «Я хожу в этот магазин более полугода и привык к определенному набору продуктов, — поделился с The New Times постоянный клиент «Перекрестка» Сергей. — По моим наблюдениям, за это время хлеб и сыр подорожали процентов на 10%, овощи — на 20%. С полок пропало мое любимое французское вино, а ассортимент сыров по цене 250–400 рублей за килограмм сильно сократился».
Подобные изменения в сетевых продуктовых магазинах — результат кризиса, который обос­трил и без того напряженные отношения между ретейлерами и их поставщиками. Новый законопроект о торговле, который в ближайшее время рассмотрит правительство, должен помочь найти общий язык между сторонами, остановив безудержный рост цен в сетевых магазинах. Однако специалисты отрасли предупреждают, что главная проб­лема в законе никак не прописана: на сети давит коррупционный налог, который вкупе с обязательными для поставщиков денежными платежами (так называемыми бонусами) и взвинчивает цены в ретейле. Бонусы — не что иное, как оговоренная контрактами плата за то, чтобы товар конкретного поставщика попал на реализацию в данную сеть, да еще и оказался бы там на видном месте.

Колбаса с наценкой

За последние 8–9 лет супермаркеты, мегамаркеты и магазины-дискаунтеры вытеснили открытые рынки, магазины с прилавком и лотки в крупных и средних городах: «По экспертным оценкам, на торговые сети нового поколения приходится от 30 до 40% оборота, по Москве — 30–35%, по Питеру — 60–65%», — говорит научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований ГУ-ВШЭ Зоя Котельникова.
Однако кризис резко ограничил доступ торговых сетей и поставщиков к кредитным ресурсам, понизил норму прибыли почти вдвое из-за «плавной девальвации» рубля (доля импортных продуктов в товарообороте превышает 50%, а по отдельным группам товара — и все 90%) и вынудил потребителей экономить. Торговые сети попытались переложить вновь возникшие риски на своих контрагентов — поставщиков продуктов, а те забили тревогу, требуя понизить или вовсе убрать денежные выплаты.  
Как показывают результаты исследования Высшей школы экономики,* * Опрос 252 менеджеров торговых сетей и 249 менеджеров компаний-поставщиков. Анкетирование проводилось осенью-зимой 2007 года в 5 городах России. именно бонусы вызывают конфликт между владельцами сетей и их поставщиками. «Раньше, чтобы попасть на полки сетевых магазинов, поставщики коррумпировали сотрудника сети. Когда появились западные операторы (в начале 2000-х годов. — The New Times), они принесли с собой цивилизованные методы работы: поставщики стали платить эти деньги владельцам сетей, с которых последние уплачивают налоги. Это цивилизованная форма конкуренции между поставщиками за место на полке», — объяснил природу бонусов Лев Хасис, главный исполнительный директор компании X5 Retail Group, владеющей «Пятерочкой», «Перекрестком» и «Каруселью».
Эти платежи, как издержки поставщиков, естественно, включаются в конечную цену продукта.* *В сетях распрост­ранения печатной продукции бонусные платежи доходят до 140% от отпускной цены издателя. «Бонусы позволяют скрывать реальную наценку на продукты, — сказал в интервью The New Times зампредседателя Комитета по аграрно-продовольственной политике Совета Федерации, председатель совета директоров АПК «Моссельпром» Сергей Лисовский. — Если бы правительство видело реальную наценку, скажем, на докторскую колбасу, составляющую в среднем 42%, или на курицу — 28%, то торговцам было бы трудно объяснить такое положение дел. Ведь европейские торговые сети, к примеру, устанавливают наценку на продукты питания 8–12%».

Золотой прейскурант 

Для поставщика «входной билет» в торговую сеть с продуктами питания первой необходимости (молоком, хлебом, яйцами) составляет 60–120 тыс. рублей за каждую товарную группу, — рассказал The New Times декан факультета маркетинга Российской экономической академии им. Плеханова Валерий Никишкин: «Размер оплаты прописывается в договоре между сетью и контрагентом». К примеру, для поставщиков алкоголя цена «входа» в один магазин сети «Пятерочка» начинается с 400 тыс. руб­лей за одно наименование, в гипермаркет «Ашан» — с 60 тыс.
«В сетевых магазинах действует правило «золотой полки», которая расположена на уровне глаз покупателя, — говорит профессор Никишкин. — Доказано, что эта полка является более удобной и более притягательной как с физиологической, так и с психологической точек зрения: перенос товара на уровень глаз снизу или сверху увеличивает продажи на 30–70%».
Разместить овощи или фрукты на «золотой полке» стоит от 10 тыс. рублей за одну торговую позицию, с кондитеров ретейлеры собирают от 2 тыс. до 35 тыс. рублей, с поставщиков алкоголя взимают от 35 тыс. до 600 тыс. рублей в год. Такой прейскурант существует в каждом магазине торговой сети, иначе говоря, если товар будет продаваться в сотне торговых точек, указанные суммы нужно умножать на сто, поясняет Валерий Никишкин.
Владельцы сетей объясняют природу бонусных платежей по-иному. Их позиция, согласно исследованию ВШЭ, заключается в том, что денежные требования позволяют минимизировать тот риск, который берет на себя магазин, когда начинает работать с новым пос­тавщиком или берет на реализацию продуктовые новинки.
«Сети перекладывают риски торговли на производителей и в конечном итоге на потребителей. Они хотят работать вообще без рисков, а без них не бывает прибыли», — возражает Сергей Лисовский.

Цена с прикупом

Возможно, самый важный фактор, влияющий на цены в сетях, — высокий уровень коррупции. «Назвать конкретную сумму платежей, которая идет надзорным и проверяющим органам, чиновникам в погонах и без, довольно сложно — никто специальных подсчетов не ведет. Но неформальные платежи, конечно же, включены в правила игры для всех ретейлеров», — разъясняет на условиях анонимности источник из крупной продовольственной торговой сети.
По данным The New Times, ежегодно торговые сети отстегивают в среднем 10% от объема своей выручки различным «проверяльщикам» и «разрешателям». Для крупных сетей речь идет о сотнях миллионов долларов.* * Размер чистой выручки (объем продаж магазинов минус НДС) оператора X5 составил в 2008 году $8,3 млрд, владельца сети магазинов-дискаунтеров «Копейка» — $2,1 млрд.
«Оптово-розничная торговля занимает первое место в рейтинге самых коррупционноемких отраслей российской экономики, — считает президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров. — Конечная цена продукта, которую видит потребитель в магазине, содержит большую долю тех платежей, которую торговцы вынуждены платить различным инстанциям».
Закон о торговле должен заработать уже 1 сентября, сообщает Минпромторг. Однако он будет регулировать легальную форму взаимоотношений поставщиков и владельцев сетей. Неформальные и коррупционные платежи в области ретейла он никак не затронет. А значит, все эти издержки по-прежнему будут перекладываться на плечи потребителя и продолжат вытягивать деньги из наших кошельков.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.