Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Красиво жить

13.06.2009 | Игумнова Елена | №23 от 15.06.09

Архитектуру сегодня определяет рынок
Свобода доступа. Архитектуру сегодня определяет рынок, спорить с этим бессмысленно. В Москве много строят, но чаще всего строят быстро и некачественно. Можно ли убедить горожанина, что существует архитектура, а не одна только недвижимость? Именно для этого придумана архитектурная экскурсия по Москве, в которую отправился The New Times



Федеральный Арбитражный суд
Московского округа
Жилой комплекс в Бутиковском переулке

Полстолицы уже давно превращено в стройплощадку. А другая половина — стройплощадка потенциальная. То, что можно назвать новой архитектурой, расположено в разных концах города, но человеку «с улицы» за непроницаемыми заборами и охраной их не увидеть.
Ребята из агентства P-Arch, Наталия Алексеева и Александр Змеул, организовали проект «Свобода доступа», в рамках которого можно отправиться в архитектурное путешествие. «Мы разработали цикл экскурсий, охватывающих практически всю архитектуру XX и XXI веков, от русского авангарда до наших дней, — рассказывает Наталия Алексеева. — Для экскурсии «Москва XXI» отобрали почти три десятка самых важных, на наш взгляд, строений, появившихся в Москве уже в этом веке и даже в этом году. Ориентировались в первую очередь на имя архитектора: показываем тех, чей статус подтвержден и в профессиональной среде, и у заказчиков. Каждый из этих домов необязательно непререкаемый архитектурный шедевр. Но он наилучшим образом характеризует какой-то аспект современного архитектурного процесса».

Новая классика

Начинается путешествие на Полянке, пробегает вдоль Садового кольца, заглядывает в закрытые дворы административных и офисных построек на Краснопролетарской и Селезневской улицах (комплекс «Эрмитаж-Плаза» и Федеральный Арбитражный суд Московского округа), минует новые бизнес-центры на Лесной, потом оценивает масштаб застройки Ходынского поля и комп­лекса Сити. Заключительный аккорд — Остоженка и Пречистенка.
Есть расхожее представление, что современная архитектура говорит исключительно языком металла и стекла. Первое же здание, открывающее экскурсию, ломает этот стереотип. «Римский дом» мастерской Михаила Филиппова во 2-м Казачьем переулке неподалеку от метро «Полянка» соединил разные темы: доходного дома с неожиданным скругленным двором и классического ордера,* * Ордер — совокупность архитектурных форм, придающая стилевую характеристику всему сооружению. Известны три древнегреческих ордера — дорический, ионический, коринфский и два древнеримских — тосканский и композитный, а также специфические ордера — романский, византийский, готический и др. чистоте которого позавидовали бы и сами римляне. Строгий тосканский ордер, вылетающие на углы здания колоннады, сложная композиция, рисунок окон... Эта удивительная по уровню исполнения классика, которую сам архитектор назвал «танцующей», сильно отличается от псевдоисторических строений с макаронной лепниной, натыканных по всему городу. Архитектура «Римского дома» доказывает, что классика жива и самостоятельна.

 



«Эрмитаж-Плаза»
Дом «Парус»


Рядом, в Погорельском переулке, стоит еще один неоклассический дом — Дмитрия Бархина, словно рассказывающий историю архитектуры. Корпуса пристроены друг к другу как будто в разное время: высокие девятиэтажные части демонстрируют неоклассику доходных домов начала XX века, «особняк» с ротондой на углу проговаривается о баженовской эпохе, а выходящий главным фасадом во двор домик — о московском ампире.

Модернизм в действии

Модернистской архитектуры в городе построено больше, и встречается она в разных районах. Проезжая по тому же Садовому кольцу, можно в деталях рассмотреть бизнес-парк «Аврора» на Садовнической набережной («Попов и архитекторы»). На Серебрянической набережной — одетый по фасаду в алые панели офисный центр «Серебряный город» (бюро NBBJ и «А-Б»). По-модернистски лаконичен бизнес-центр «Цитадель» на Земляном валу (Владимир Плоткин и ТПО «Резерв»).


В градостроительстве ценны не только здания сами по себе, но и то, как они вписываются в окружающую среду. Заглянув на улицу Пресненский Вал, восхитишься, как жилой комплекс «Панорама» Александра Скокана разламывается посередине, пропуская в образовавшуюся трещину вид на шпиль католического собора. Проезжая по шумному проспекту Мира, имеет смысл сбежать на задворки Аптекарского огорода — посмотреть, как «пляшет» уличный фасад комплекса в Ботаническом переулке («Попов и архитекторы»), изгибаясь вслед за движением улицы, как прорастают на дворовом фасаде вертикали труб, прикидывающиеся стволами деревьев. А стоя в пробке перед Ленинградкой — можно увидеть и оценить, как громады стеклянных офисов на углу Лесной расступаются улочками перед старой церковью («Белая площадь» ABD Architects).

Можно жить красиво

Адмистративно-гостиничное здание
в Ботаническом переулке

В Кочновском проезде (метро «Аэропорт») открывается гигантский «дом-муравейник» по имени «Аэробус» Владимира Плоткина. Здание возвышается над окрестной застройкой не высотными башнями, которые чаще всего строят в Москве, а белой пластиной с жесткой, практически конструктивистской сеткой окон. Его предназначение не маскируется причудливым декором, а честно показано, пусть и в гипертрофированном виде: огромный жилой дом здесь не только по сути, но и по виду — организованный муравейник.
Новые кварталы обычно монотонны, но чтобы убедиться, что бывает по-другому, надо добраться до Ходынского поля. Вот пример живой и разноликой застройки огромной, когда-то пустовавшей территории («Моспроект-4», Андрей Боков)! Один «дом-ухо» (или официально — дом «Парус») со вставленной красной «клипсой» стоит отдельной поездки. А рядом — маскирующийся в ландшафте под пиксельной «кожей» из темного стекла и белых панелей клуб ветеранов внешней разведки, высотные дома-тюбики и самый длинный в Европе дом-стена по улице Гризодубовой.

Золотая миля

В окрестностях Остоженки можно гулять часами. Там, как в заповеднике, сложилась качественная архитектурная среда. Не просто один-два-три хороших и интересных дома, а целые кварталы: от неоклассического «Дворянского гнезда» Ильи Уткина в Большом Левшинском переулке, легкой деконструкции дома «Стольник» бюро «А-Б» в Малом Левшинском до целого комплекса умного и сдержанного модернизма с дорогими фактурными фасадами. На Пречистенской набережной — «Баркли Плаза». В Бутиковском переулке — офисное здание «Проекта Меганом». Здесь же жилой комплекс, впечатляющий черным прессованным кирпичом и ставнями из мореного канадского дуба, и «Медный дом» — дом-невидимка, растворяющийся патинированными и стеклянными боками в зелени и в отражениях неба (оба — «Сергей Скуратов Architects»).
Многообразие и высокий уровень всех этих проектов дают надежду, что архитектурное развитие Москвы 2000-х будет вспоминаться не только по неудачной реконструкции Царицына, Военторга или гостиницы

«Москва». В Москве есть интересно и современно мыслящие архитекторы: как минимум два десятка имен, чьи работы становятся частью новой архитектурной истории города. Эта новая архитектура Москвы не боится экспериментировать, не боится носить разную «одежду» фасадов, не чурается аллюзий с природой. Она хочет отвлечь нас от стандартной безмолвной застройки, доказывая, что качество пространства, ритма, композиции, фактуры деталей не менее важны, чем доходность и утилитарность новых построек.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.