Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Многосерийные скинхеды

28.07.2008 | Багдасарян Армина | № 30 от 28 июля 2008 года

22 подсудимых и 22 убийства

Два шумных процесса начинаются на этой неделе в Мосгорсуде. Предварительные слушания уже прошли. На скамье подсудимых так называемые наци-скинхеды — «банда Колиниченко» и «банда Рыно». На одном процессе — 13 подсудимых, обвиняющихся в 10 покушениях и 2 убийствах. На другом — только 9 человек, зато им инкриминируется 12 покушений и 20 убийств.

Убийство, покушение на убийство и разжигание межнациональной розни — эти статьи грозят обвиняемым. По данным следствия, «банда Колиниченко» вела свою преступную деятельность с 28 августа по 20 октября 2007 года, они «избивали граждан ярко выраженной неславянской внешности». 12 из 13 обвиняемых — несовершеннолетние. «Бандой Колиниченко» группа названа условно, поскольку ее главарями были, скорее всего, именно малолетки. По некоторым данным, Иван Колиниченко — «умственно отсталый», однако он признан вменяемым и потому привлекается к ответственности. «Колиниченко любил фотографироваться с трупами, есть много фото, где он делает зиг хайль на фоне только что убитого человека», — говорит один из членов антифашистского движения «антифа» по имени Антон.

Кровавые рейды

Теперь против этой банды — 35 томов уголовного дела. То, что факт неонацистского рейда признан прокуратурой, случай беспрецедентный. Первое судебное слушание по существу дела назначено на 28 июля. Правда, 15-летним Станиславу Грибачу и Линару Косяку не грозит статья 282 УК (возбуждение национальной вражды), поскольку ответственность за нее наступает с 16 лет. «При обыске и задержании у них были изъяты и компьютеры с соответствующими файлами националистического содержания, и литература, и все атрибуты, но им это не вменяется именно в силу возраста», — сообщил The New Times источник, знакомый с материалами следствия. До суда некоторые из обвиняемых (например, Денис Сухарников) вообще отказывались от дачи показаний, пользуясь статьей 51 Конституции. Поначалу шесть подсудимых настаивали, чтобы дело рассматривали присяжные, но, посоветовавшись с адвокатами, от этой идеи отказались. Все решения будет принимать судья Владимир Усов единолично. «Многие вопросы, которые мы намерены поставить, не входят в компетенцию присяжных, — говорит The New Times адвокат по назначению Мария Малаховская, представляющая интересы Сухарникова. — Например, вопросы о допустимости доказательств. Некоторые факты добыты с нарушением закона и вызывают сомнения: время проведения обыска или как оформляли протоколы, изымали компьютеры, иногда без понятых, или же подпись одного из понятых не внушает доверия». По словам адвоката, защита будет строиться в том числе и на неточностях в оформлении предоставленных суду материалов. Некоторых несовершеннолетних обвиняемых допрашивали без участия педагога. «Будет большая проблема с явкой потерпевших и свидетелей в суд, — говорит Малаховская. — Их днем с огнем не сыщешь. Может быть, от шахматиста Николаева только кто придет. Слава богу, мой Сухарников не имеет отношения к этому эпизоду. Обвиняемые не все одинаковые».

Процесс решили сделать максимально непубличным. Однако сами скинхеды внимания не избегали: свои неонацистские рейды снимали на видео и выкладывали в интернет. Так было и с убийством международного мастера спорта по шахматам, уроженца Якутии Сергея Николаева (после десятка ударов ножом неонацисты, утверждает следствие, подожгли его файером) и дворника-гастарбайтера. Последнему задали вопрос: «Ты русский?» Тот отрицательно покачал головой и кинулся бежать, но нападающие сразу же догнали его. Фирменный прием — многократные удары ножом в спину.

Белые адвокаты

Вторую группу, по делу которой собрано 85 томов,1 возглавляли студент факультета иконописи Московского училища прикладного искусства Артур Рыно и студент университета физкультуры Павел Скачевский. Им обоим по 17 лет. Кстати говоря, сам Рыно на допросах поначалу признавался даже в большем количестве убийств, чем ему приписывали, называл цифру 37. За это в движении его прозвали «белым воином». Впрочем, как сказал The New Times один из членов неонацистского движения, о Рыно раньше вообще в их кругах никто не слышал, и узнали о нем только после его задержания. Рыно и Скачевский командовали бандой юношей, в основном 15–18 лет. Подростки высматривали на улицах прохожих с «ярко выраженной неславянской внешностью» и забивали дубинками, железными прутьями, заточками, молотками. Единственную девушку в этой группе Светлану Аввакумову сами скинхеды называют «политической заключенной». «Вы ее просто не знаете, она от вида крови чуть ли не в обморок падает, — говорит Сергей Корнеев, которого в неонацистской среде некоторые называют «белым адвокатом». — В лучшем случае она просто присутствовала в компании, когда те решали кого-то, мягко говоря, накрыть. Но если бы она попыталась их остановить, я уверен, ей тоже досталось бы по полной программе, а могли бы и прикончить за компанию. Это светлый, добрый человек». В интернете Светлане посвящают стихи и песни, среди которых самые известные: «Ненавидит она чурок, весело живет /…/ Мечтает сделать Россию белой страной».

Неонацистская мозаика

В Московской прокуратуре отмечают, что «обе группы имеют общий почерк совершения преступлений». Однако, по мнению заместителя директора центра «Сова» Галины Кожевниковой, это два принципиально разных дела: «Группа Рыно — изолированная скинхедская группировка, которая просто потеряла голову от безнаказанности. Это хорошая характеристика того, как в принципе относятся к насилию правоохранительные органы. У группы было уже 30 эпизодов, и никому никакого дела и дальше не было бы, если бы они не убили человека обеспеченного (бизнесмена Абрамяна. — The New Times) под камерами слежения. В то время как группа Колиниченко — часть неонацистского подполья. Это участники неонацистского рейда, хорошо организованного, спланированного и проведенного. Потому что одно дело поймать изолированную группировку, какой бы жестокой она ни была, и совсем другое — вынуть кусочек из мозаики неонацистской системы».

«Насколько я знаю, — говорит The New Times представитель «антифы» Александр, — сейчас менты разрабатывают несколько взрослых групп. Малолетки просто попадаются чаще, потому что они менее опытные и осторожные. У них есть традиция вручения белых шнурков. Это публичная акция на каких-нибудь скинхедских закрытых концертах. Белые шнурки выдаются за участие в убийстве. Часто эти люди знакомятся друг с другом на каких-то форумах в интернете, на пикетах ДПНИ (Движения против нелегальной иммиграции), раньше этого много было через футбольные группировки, но сейчас как-то уже не очень. Я не думаю, что сейчас есть группы, в которых больше 20 человек. И такая структура достаточно трудно уничтожаема, она может существовать бесконечно. Раньше у них были какие-то более крупные объединения».

Обвиняемые по делу «банды Колиниченко»: 15-летний Станислав Грибач, 16-летний Сергей Полукаров, 17-летний Илья Шутко — этих троих называют предполагаемыми организаторами группы; 15-летний Линар Косяк, 16-летние Денис Корпухин, Иван Кузнецов, Юрий Ивлев, Алексей Шаховский, Иван Кощеев, 17-летние Денис Сухарников, Тимофей и Кирилл Ковалевы и 19-летний Иван Колиниченко.

Обвиняемые по делу «банды Рыно»: 15-летний Николай Дагаев, 17-летние Артур Рыно, Павел Скачевский, Александр Аникин, Денис Лавриненков, 18-летние Роман Кузин, Виталий Никитин, Иван Китайкин, 22-летняя Светлана Аввакумова

_______________

1Процесс будет идти с участием коллегии присяжных.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.