Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Олигархические войны

28.07.2008 | Блант Максим | № 30 от 28 июля 2008 года

Грядет ли очередной передел собственности?

Эпизод не последний. Первая половина лета прошла под знаком повышенной активности большого бизнеса. Одно событие следует за другим: Михаил Прохоров в суде ищет управу на своего бывшего партнера по бизнесу Владимира Потанина, зашаталось кресло под Игорем Зюзиным, Олег Дерипаска подключился к разделу империи Потанина-Прохорова, конфликт акционеров ТНК-BP не утихает ни на день... Что это: случайное совпадение событий или начало нового большого передела собственности? The New Times ищет ответ на этот вопрос

В современной России каждый электоральный цикл уже традиционно сопровождается масштабным переделом собственности в пользу людей, особо приближенных к власти. 2008 год не стал исключением в плане очередной войны олигархов. А начать отсчет таковых стоит с марта 1996 года. Тогда президент Ельцин встретился с семью владельцами крупного (в основном банковского) бизнеса, которые приняли решение поддержать его переизбрание на второй срок, чтобы не допустить возврата к власти коммунистов.

Пята «семибанкирщины»

Финансовую поддержку со стороны участников «семибанкирщины», равно как и информационную — в принадлежавших им СМИ, Ельцин получил отнюдь не бескорыстно. На тот момент уже была придумана (авторство приписывается Владимиру Потанину) и проведена в жизнь схема залоговых аукционов. В ноябре–декабре 1995 года были проведены аукционы на предоставление правительству кредитов под залог крупных пакетов акций «Норильского никеля», ЮКОСа, «Сибнефти», «Сургутнефтегаза», СИДАНКО и ряда других компаний. Отдавать кредиты, понятное дело, никто не собирался, так что залоговые аукционы стали второй волной приватизации. Справедливости ради надо сказать, что российское правительство в 1995–1996 годах испытывало острую нехватку денег, вылившуюся в многомесячные долги по зарплатам и пенсиям, усугублявшиеся высокой инфляцией. Кроме того, рыночной оценки государственных активов тогда не существовало, поэтому утверждения о «дешевой распродаже», в которую вылились залоговые аукционы, являются по меньшей мере спорными.

Совместная работа над президентскими выборами 1996 года примирила двух некогда враждовавших между собой олигархов Бориса Березовского и Владимира Гусинского. Вклад контролируемых ими телеканалов ОРТ и НТВ в победу Ельцина трудно переоценить. В качестве «компенсации» за свой вклад в победу Березовский получил пост в правительстве, а Гусинский рассчитывал купить «Связьинвест» — холдинг, которому принадлежат все телекоммуникационные активы государства.

Приватизация первого транша — 25% плюс 1 акция «Связьинвеста» — состоялась в июле 1997 года, и на этот раз «молодые реформаторы» Анатолий Чубайс, Борис Немцов и Альфред Кох, занимавшие в правительстве ключевые посты, решили провести честный конкурс и продать акции тому, кто больше заплатит. В результате пакет акций ОАО «Связьинвест » был продан за $1,875 млрд кипрскому консорциуму Mustcom Ltd, в составе которого главную роль играли ОНЭКСИМ Банк Владимира Потанина и фонд Джорджа Сороса Quantum Fund. Пакет в итоге достался Джорджу Соросу, который назвал впоследствии это приобретение своей худшей инвестицией: ведь через год в России разразился финансовый кризис, в результате которого стоимость акций упала в несколько раз.

Однако летом 1997 года Владимир Гусинский и Борис Березовский посчитали себя обманутыми, и разразилась «олигархическая война» медиамагнатов против «молодых реформаторов». В ее ходе Чубайс и Немцов добились отставки Березовского с поста заместителя секретаря Совбеза. В ответ был спровоцирован «книжный скандал». Соавторы труда об истории приватизации в России, среди которых был и Анатолий Чубайс, получили по $90 тыс. за не написанную еще книгу. В результате сначала своих постов лишились несколько членов команды Чубайса, а 20 ноября 1997 года был уволен с поста министра финансов и сам Анатолий Борисович.

О вреде толлинга

Следующим шагом стал крупный передел в российской цветной металлургии, пик которого пришелся на следующий предвыборный цикл — 1999–2000 годы. К тому времени более половины предприятий черной и цветной металлургии контролировались компанией Trans World Group (TWG). Еще в начале 90-х это был мелкий алюминиевый трейдер, работавший на Лондонской бирже металлов и принадлежавший братьям Дэвиду и Саймону Рубенам. В 1991 году они в партнерстве с братьями Михаилом и Львом Черными начинают активно работать с производителями алюминия бывшего СССР. Уже в 1992 году через TWG продается более половины алюминия российского производства. Тогда же, на волне ваучерной приватизации, начинается скупка металлургических предприятий России. К исходу XX века TWG, в которой решающую роль играют уже братья Черные, контролировала значительную часть предприятий черной и цветной металлургии. Однако ситуация, при которой львиная доля прибыли оседает на счетах TWG, не устраивала директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова и Саянского алюминиевого завода Олега Дерипаску. Кроме того, нет единства и между братьями Черными, которые поразному видят развитие бизнеса. В конечном итоге братья делят свой бизнес. Лев Черной принимает сторону братьев Рубенов. Они продают часть своих алюминиевых активов Роману Абрамовичу в надежде, что у того хватит средств и влияния для борьбы с другим альянсом, который заключили Михаил Черной и Олег Дерипаска.

К 1999 году у братьев Черных сложилась настолько неблагоприятная репутация, что они предпочли выдвинуть на первые роли «младших партнеров»: Романа Абрамовича и Олега Дерипаску. Летом 1999 года по всей Москве и на Рублевском шоссе появились билборды, утверждающие, что толлинг1 представляет угрозу России. Чуть позже их сменили щиты, направленные против «Семьи» и Романа Абрамовича. Начался процесс избавления от конкурентов и консолидации алюминиевых активов в созданной Михаилом Черным и Олегом Дерипаской «Объединенной компании «Сибирский алюминий» («Сибал»). В результате Анатолий Быков лишился контроля над Красноярским заводом и поста директора, был объявлен в международный розыск, а позже арестован и осужден. Новокузнецкий алюминиевый завод был обанкрочен и достался «Сибалу», а его бывшие владельцы, братья Живило, вынуждены были скрываться из-за выдвинутого против них обвинения в подготовке покушения на кемеровского губернатора Амана Тулеева.

Впрочем, полноценной войны между Абрамовичем и Дерипаской не случилось. «Младшие партнеры» решили объединить усилия и избавиться от всех остальных. В 2001 году они слили свои активы и стали на паритетных началах владеть компанией «Русал». Все судебные иски, которые подавались против Дерипаски и Абрамовича бывшими владельцами или совладельцами алюминиевых активов, были либо проиграны, либо закончились мировым соглашением. Сегодня Олег Дерипаска в партнерстве с Виктором Вексельбергом владеет практически всей российской алюминиевой отраслью и рядом алюминиевых и глиноземных предприятий по всему миру.

Отсчет от ЮКОСа

Главным событием, сопровождавшим следующий предвыборный цикл 2003–2004 годов, стало «дело ЮКОСа», закончившееся тюрьмой для владельцев компании — Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, а также продажей крупнейшего частного нефтяного актива страны государственной «Роснефти». Главное отличие этого передела от предыдущих «войн» в том, что отъем собственности проводился по инициативе президента страны и высокопоставленных чиновников. Кроме того, «дело ЮКОСа» привело к резкому повороту в экономической политике страны: в словарном багаже аналитиков появились выражения «государственный капитализм» и «чекистский передел».

Наконец, последний электоральный цикл, завершившийся передачей власти преемнику Путина всего несколько месяцев назад, характеризуется привычным уже всплеском активности на почве передела крупнейших активов страны. Премьер жестко критикует владельца «Мечела» Зюзина. Прохоров подает на Потанина в суд. Потанин пытается отстоять «Норильский никель» от нападок Дерипаски. Продолжается борьба и за нефтяные активы: акционеры ТНК-BP бьются за право стать младшим партнером «Газпрома» в пока принадлежащей им компании.

Участники рынка и аналитики с нетерпением ждут конца сезона отпусков: мало кто из них сомневается, что по осени войны между представителями большого бизнеса вспыхнут с новой силой.

«Семибанкирщина» — популярный термин, появившийся после декларации представителей крупного бизнеса о поддержке Бориса Ельцина на выборах 1996 года. На встрече с первым президентом России присутствовали Борис Березовский (АВВА, АвтоВАЗ), Владимир Гусинский (группа МОСТ), Михаил Ходорковский (Группа «Роспром», МЕНАТЕП), Александр Смоленский (СБС), Михаил Фридман («Альфа-Групп»), Владимир Потанин (ОНЭКСИМ Банк) и Владимир Виноградов (Инкомбанк).

_______________

1Толлинг: работа предприятия на давальческом импортном сырье с участием посредника. Продукция толлинга освобождается от налогообложения.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.