Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Путь сербского националиста

28.07.2008 | Романенко Сергей | № 30 от 28 июля 2008 года

Радован Караджич предстанет перед Международным трибуналом

Лидер боснийских сербов Радован Караджич арестован и предстанет перед Международным трибуналом по бывшей Югославии в Гааге. Кто он — этот человек, которого обвиняют в организации страшных преступлений против человечности? Как удавалось ему так долго скрываться? И почему в сознании многих он не преступник, а герой и жертва мирового заговора?

Радован Караджич родился 19 июня 1944 года в черногорской деревне. Время было трудное и жестокое. Заканчивалась Вторая мировая война. На территории Югославии, оккупированной и разделенной на германскую, итальянскую, венгерскую, болгарскую зоны оккупации, шли ожесточенные войны: против оккупантов, между коммунистическим и антикоммунистическим сопротивлением, между сербскими, хорватскими, боснийско-мусульманскими националистами. Отец Радована, крестьянин, участвовал в движении так называемых четников — сербских националистов, стремившихся к воссозданию королевской Югославии на великосербской основе. Победили коммунисты-интернационалисты во главе с Иосипом Броз Тито, и этнический национализм надолго оказался под запретом. Как пишут, и Радован в молодости был убежденным интернационалистом «титовского разлива». Возможно, это было искреннее убеждение, возможно — обычная для тех лет мимикрия.

Первая попытка

В 1960 году Радован переехал в Сараево, поступил на медицинский факультет университета и начал заниматься психиатрией. Во время студенческих волнений в СФРЮ в 1968 году он выступал с речами с крыши философского факультета, однако тогда в лидеры протестного движения не выбился. Более того, уже после окончания университета, в 1973–1974 годах, ему была предоставлена возможность продолжить обучение в К олумбийском университете США: там он изучал медицину и американскую поэзию. По возвращении на родину Караджич работал в Сараеве, потом перебрался в Белград, где получил место в одном из медицинских центров, работал с футболистами известной футбольной команды «Црвена звезда». Выпустил сборник стихов. Короче, все складывалось неплохо. Но в 1984 году Караджича обвинили в том, что он на государственные деньги построил себе дачу в пригороде Сараева — Пале1. Некоторое время он провел в следственном изоляторе, откуда был отпущен за недостаточностью улик. Впоследствии это дало ему возможность утверждать, что его «преследовала мусульманская УДБа» (так в социалистической Югославии сокращенно называлось Управление государственной безопасности).

На тропе войны

В 1989-м Караджич пошел в политику: создал в Боснии и Герцеговине Сербскую демократическую партию и стал ее председателем. Спустя год на первых многопартийных и свободных выборах в Боснии и Герцеговине его партия заняла второе место, вслед за мусульманской Партией демократического действия Алии Изетбеговича. В начале 1992 года была провозглашена Республика Сербская, и Караджич стал ее первым президентом и главнокомандующим всеми вооруженными силами. Но главная его должность в годы страшной гражданской войны — лидер боснийских сербов. Вместе с генералом Ратко Младичем он разрабатывал военные операции, которые были направлены на достижение одной цели — создать моноэтничную сербскую Боснию. Этому была подчинена 44-месячная осада Сараева, во время которой город подвергался артиллерийскому обстрелу и снайперскому огню: Караджич хотел, чтобы многонациональное Сараево стало исключительно сербским городом. Этой же цели была подчинена и «операция» в городке Сребреница, во время которой в 1995 году были отделены от своих семей и уничтожены все мужчинымусульмане старше 15 лет.

А во время военного вмешательства НАТО в Боснии и Герцеговине в 1995 году армия боснийских сербов захватила около ста миротворцев ООН, которых использовала как живой щит.

Караджич и Милошевич

Отношения с Милошевичем у Радована не сложились. И дело здесь не только в известном эпизоде 1994 года, когда, подписав в Афинах план Вэнса-Оуэна о прекращении войны в Боснии, Караджич сделал так, что парламент Республики Сербия не ратифицировал его: Радован претендовал на роль главы всех сербов — роль, которая, по мнению Милошевича, могла принадлежать только ему самому. Политическое соперничество, сходство характеров обусловило и человеческую неприязнь: на допросе в Гаагском трибунале Милошевич дал показания против Караджича. Отношения с другим «ближайшим соратником» — командующим армией боснийских сербов генералом Младичем2 у Радована также были из рук вон. Лишь во время официальных пропагандистских съемок они улыбались друг другу.

В подполье

Последний раз Караджича видели и сфотографировали для печати в 1996-м. Подозревали, что он скрывается в Белграде — так и оказалось. Последние годы он использовал фальшивые документы на имя Драгана Дабича, работал в одной из белградских частных клиник. Ни владелец клиники, ни квартирные хозяева не знали, кто он на самом деле. Караджич вместо пышной шевелюры обзавелся «хвостиком», отрастил длинные седые волосы и длинную бороду, носил очки, и его было трудно узнать. Он часто ходил в кафе рядом с домом, где жил, сидел под фотографиями разыскиваемых Караджича и Младича, а иногда брал в руки гусли и пел песни о своей жизни. Он участвовал в фестивалях (в последний раз — 23 мая этого года на фестивале журнала «Здоровая жизнь», где регулярно печатался), презентациях, выступал с лекциями по всей Сербии. И все это — несмотря на то, что был объявлен в международный розыск.

Сдаваться он не хотел — а к этому его публично, по телевидению, призывали даже мать и жена. Никак не отреагировал на обыски квартир детей и других близких ему людей. Белградские журналисты выяснили, что он де-факто бросил свою семью и жил в Белграде с другой женщиной.

Когда его арестовали, Лиляна, жена, с которой он познакомился еще в студенческие годы, только и могла сказать: «Мы хотя бы знаем, что он жив. Я в шоке и растеряна».

Радован обзавелся двумя номерами мобильных телефонов и своим собственным сайтом: психиатр Караджич — доктор Драган-Давид Дабич, как он теперь назывался, обещал решить сексуальные проблемы, а также вылечить склероз, астму, аутизм, эпилепсию, диабет. Спортсменам обещал высокие результаты и долгую карьеру. Торговал «биоэнергетически активными украшениями» — крестами и кулонами.

С точки зрения психиатрии

Известный белградский психолог Жарко Требьешанин считает, что Караджич все время находился под огромным психологическим давлением, и поэтому арест стал для него облегчением. Арест позволил ему вернуться на политическую сцену под собственным именем.

Во время процесса Караджич собирается использовать тот же прием, что Слободан Милошевич и лидер сербских радикалов Воислав Шешель, — самому вести свою защиту. Иными словами, получить трибуну и возможность всячески тормозить следствие, чтобы затянуть процесс до окончания срока работы трибунала3. Почти ежедневное появление на телеэкранах в Сербии, Боснии, а также Хорватии и Черногории позволит ему пропагандировать свои идеи и быть в центре внимания.

Экзамен для всех

Вся деятельность Радована Караджича как политического деятеля находилась в противоречии с международным правом: он возглавил самопровозглашенное государственное образование, он, как утверждают авторы обвинения Гаагского трибунала, отдавал приказы, являющиеся военными преступлениями и направленные на осуществление политики геноцида. У сторонников и защитников Караджича — а их немало — есть разные варианты ответа на эти обвинения: он-де не отдавал таких приказов, он не знал о них и не может нести за них ответственности. И последний, самый страшный вариант ответа: он все делал правильно. Мусульман надо было убивать. Поэтому арест Караджича и суд над ним — это серьезный экзамен для национального политического сознания сербов.

Но и национальное сознание боснийских мусульман и хорватов не должно рассматривать обвинения против Караджича как доказательство правоты их дела: руки их собратьев тоже обагрены кровью. Потому процесс в Гааге должен стать процессом не только над конкретным Караджичем, рядовым психиатром и посредственным поэтом. Это должен быть процесс над национализмом и войной, которые превращают обывателей в военных преступников. Сострадание должны вызывать не преступники, а их жертвы.

Радован Караджич поставил на карту все — не только свою судьбу, на что имел право, не только судьбу своих близких — им судить, имел ли он на это право. Но он поставил на кон судьбу страны и трех народов. И проиграл всё. И проиграли — все.

В чем обвиняют Радована Караджича

Из информационного бюллетеня следственного дела Международного трибунала по бывшей Югославии

Радовану Караджичу предъявлены обвинения в совершении геноцида, соучастии в геноциде, массовом уничтожении, убийстве, предумышленном убийстве, гонениях, насильственном переселении, актах жестокости, преступном разжигании вражды между гражданами, захвате заложников.

Преступления, в которых обвиняется (примеры):

— Обвиняется в совершении геноцида, соучастии в геноциде, массовом уничтожении, убийстве, предумышленном убийстве (серьезные нарушения Женевской конвенции 1949 года, нарушение законов и обычаев военного времени, геноцид, преступления против человечности), совершенных на территории (но не ограничившиеся только этими территориями) следующих муниципальных округов Боснии и Герцеговины (следует перечень почти из 20 наименований. — The New Times).

— Убийство боснийских мусульман, а также боснийских хорватов, которые проходили во время и после нападений на муниципальные округа; убийство боснийских мусульман, а также боснийских хорватов во время и после пребывания в лагерях и местах заключения; убийство боснийских мусульман после пребывания в плену в анклаве Сребреницы и его окрестностях.

— Причинение серьезного физического и морального вреда боснийским мусульманам и боснийским хорватам во время их содержания в лагерях, прочих местах заключения, а также во время их допросов в указанных учреждениях, в полицейских участках, военных казармах, где заключенные постоянно принуждались к свидетельствам, становясь объектом бесчеловечных деяний, таких как убийство, сексуальное насилие, пытки, избиения и ограбления.

— Содержание боснийских мусульман, а также боснийских хорватов под стражей в условиях, которые приводили к телесным повреждениям всех заключенных, либо группы, объединенной по национальному, этническому, расовому или религиозному принципу. Преследования, депортации, бесчеловечные деяния, разжигание вражды между гражданами, захват заложников (нарушение законов и обычаев военного времени, преступления против человечности), совершенных на территории (но не ограничившиеся только этими территориями) следующих муниципальных округов Боснии и Герцеговины (следует перечень более 40 населенных пунктов. — The New Times).

— Насильственная перевозка или депортация тысяч боснийских мусульман, боснийских хорватов и всех, кто не являлся сербом.

— Нечеловеческие условия содержания и/или пытки боснийских мусульман, боснийских хорватов и тех, кто не являлся сербом, постоянные унижения и издевательства над боснийскими мусульманами, боснийскими хорватами и теми, кто не являлся сербом, включая физическое насилие, причинение моральных страданий и сексуальное насилие против боснийских мусульман, боснийских хорватов и всех, кто не являлся сербом, в муниципальных округах, перечисленных выше.

— Отказ в основных правах боснийским мусульманам, боснийским хорватам и всем, кто не являлся сербом, включая право на работу, право на свободу передвижения, на рассмотрение дела в суде, право на равный доступ к общественным услугам, включая надлежащее медицинское обслуживание.

— Систематическое необоснованное уничтожение вооруженными силами боснийских сербов городов, поселений и деревень, принадлежащих боснийским мусульманам, боснийским хорватам и всем, кто не являлся сербом /…/

Обвинение

Первое обвинение против Радована Караджича и Ратко Младича было выдвинуто 25 июля 1995 года, оно включало в себя обвинения в геноциде и прочих преступлениях, совершенных против мирного населения на территории Боснии и Герцеговины. Второе обвинение было предъявлено 16 ноября 1995 года, и оно было связано с событиями, которые произошли в Сребренице в июле 1995 года.

Объединение двух обвинений (второе — против Ратко Младича, который по сию пору находится в розыске. — The New Times) в один документ и исправленное обвинение против Радована Караджича было утверждено 31 мая 2000 года, данное обвинение включает в себя один пункт, связанный с грубым нарушением Женевской конвенции 1949 года, три пункта о нарушении законов и обычаев военного времени, два пункта касательно геноцида и пять пунктов — преступления против человечности. Согласно исправленному обвинению, Радован Караджич единолично, либо с сообщниками, включая Момчило Краишника и Биляну Плавшича, с 1 июля 1991 года по 31 декабря 1992-го участвовал в преступлениях, в которых он обвиняется, с целью установить контроль над территорией Боснии и Герцеговины, которая была провозглашена частью так называемой Республики Сербской. С целью установления контроля руководство боснийских сербов, включая Радована Караджича, а некоторое время Момчило Краишника и Биляну Плавшича и других, разработало и претворило в жизнь курс, выполнение которого предусматривало создание невыносимых условий жизни, включая гонения и тактику устрашения, которые вынудили бы несербское население покинуть территорию. Это включало в себя депортацию тех, кто сопротивлялся отъезду, и ликвидацию прочих.

Обвинение утверждает, что сербские силы в Боснии, включающие в себя военных, военизированные подразделения, силы территориальной обороны, отряды полиции, Сербской демократической партии и представителей власти, действующие по приказу Радована Караджича, а некоторое время Момчило Краишника и Биляны Плавшича и других, были вовлечены в разнообразные действия по снижению числа боснийских мусульман, боснийских хорватов и прочих несербов на территории муниципальных округов, перечисленных в обвинении. Далее в обвинении утверждается, что с конца мая по 31 декабря 1992 года сербские вооруженные силы в Боснии установили контроль над этими муниципальными округами, часто посредством жестоких нападений, которые проходили скоординированно и спланированно. Организация и управление данными нападениями, проходившими с конца мая по 31 декабря 1992 года, а также непрекращающиеся гонения и депортации, которые проходили вплоть до 30 ноября 1995 года, особенно в областях Баня Лука и Биелина, а также в установленной ООН «зоне безопасности», Сребренице, проводились силами Сербской демократической партии, военных, полиции, а также органов власти сербских муниципальных округов, включая Управление кризисов, военные управления и комиссии. /…/ Далее утверждается, что 12 мая 1992 года силы боснийских сербов под контролем и командованием генерала Ратко Младича захватили несколько областей Боснии и Герцеговины (БиГ) преимущественно на северо-западе, в области, известной как Боснийская Краина, а также на востоке страны. В данных областях /…/ тысячи несербов были депортированы или насильственно перевезены из этих регионов. Тысячи несербов были помещены в места заключения, где их подвергали физическим и моральным издевательствам, и они становились предметом жестокого и бесчеловечного отношения. Вдобавок многие несербские дома, коммерческие предприятия и религиозные объекты были разрушены, разграблены и/или экспроприированы. Согласно обвинению с января по март 1993 года силы боснийских сербов под контролем и командованием генерала Ратко Младича атаковали область Церска в восточной части БиГ. Тысячи боснийских мусульман спасались бегством на территории, которую контролировало правительство БиГ, включая Сребреницу и Жепу. Но в дальнейшем силы боснийских сербов под контролем и командованием генерала Ратко Младича начали обращать особое внимание на захват стратегически важного анклава Сребреница, что привело к вытеснению боснийских мусульман с этой территории, на которую они пришли во время пика «этнических чисток» 1992–1993 годов в восточной БиГ. Далее утверждается, что между 12 июля и 20 июля 1995 года тысячи боснийских мусульман (мужчин) были захвачены или сдались в плен силам боснийских сербов под контролем и командованием генерала Ратко Младича. 7000 заключенных из числа боснийских мусульман, захваченных в окрестностях Сребреницы, были массово казнены с 13 по 19 июля 1995 года. С 1 августа 1995 года по 1 ноября 1995 года войска АРС под контролем и командованием генерала Ратко Младича участвовали в организованных многочисленных попытках скрыть убийства и казни боснийских мусульман в Сребренице путем перезахоронения эксгумированных останков. Обвинение утверждает, что будучи начальником Главного штаба Войска Республики Сербской Ратко Младич подчинялся только президенту Республики Сербской Радовану Караджичу. /…/

В 1995–2003 годах Сергей Романенко в качестве сотрудника Института славяноведения РАН регулярно выезжал для исследовательской работы в Югославию.

Международный трибунал по бывшей Югославии — структура, созданная Советом Безопасности ООН 25 мая 1993 года для расследования преступлений, совершенных во время войн в Югославии. Находится в Гааге. Президент — Фаусто Покар (Италия).

Опубликовано на сайте: www.un.org/icty/cases-e/ cis-karadzicmladic.pdf

_______________

1 Во время войны 1992–1995 годов именно Сараево стало столицей Республики Сербской и резиденцией ее президента Радована Караджича.

2 Международный суд в Гааге объединил обвинение против Караджича и Младича.

3 Срок полномочий трибунала по бывшей Югославии истекает в 2009 году. Возможность апелляций — в 2010 году.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.