Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Горький запах парфюма

28.04.2011 | Светова Зоя

3RIA-456853-Preview.jpg
Уголовное дело против владельца компании “Арбат престиж” Владимира Некрасова и бизнесмена Сергей Шнайдера, более известного как Семен Могилевич завершено. Следствие обвиняло их в неуплате налогов. Спустя три года выяснилось, что в деле отсутствует “состав преступления”. Бизнесмены к следственным органам претензий не имеют. Хотя за время расследования Некрасов потерял компанию, которая считалась одним из лидеров на рынке парфюмерно-косметической продукции. В чьих интересах Некрасов и Шнайдер оказались в тюрьме и почему их дело развалилось, выяснял The New Times

“Владимир Некрасов и Сергей Шнайдер поставили крест на этом деле, они постараются забыть как можно быстрее все ужасы тюрьмы, допросы, ночные побудки, - сообщил The New Times адвокат Некрасова Александр Добровинский. - Они не собираются отсуживать у нашего государства по 150 рублей в день за те полтора года, что провели в СИЗО”. Добровинский говорит, что бывшие обвиняемые удовлетворены победой и не собираются привлекать к ответственности следователей, которые в этом деле были просто пешками. Воевать с системой за “светлое будущее”, чтобы показать пример другим, ни Некрасов, ни Шнайдер не будут.
Arbat.jpg
Зря сидели

Согласно экспертным оценкам, из 3 млн уголовных дел, возбужденных по экономическим статьям, меньше половины доходят до суда. Остальные разваливаются на стадии следствия или отправляются судьями в прокуратуру для устранения нарушений, а потом тихо закрываются. Так, собственно, и произошло с делом сети магазинов “Арбат Престиж”. Обвиняемые провели полтора года в СИЗО “Матросская тишина”, и вышли после того, как закончился максимальный срок содержания под стражей по данной статье.* * Первый крупный магазин сети ”Арбат Престиж” был открыт в 1998 году, а в 2008 году у нее было уже 98 магазинов. Оборот компании составлял $ 471 млн. “Арбат Престижу” принадлежало 13 объектов недвижимости в Москве, площадь - 33 тыс. кв. метров. В 2008 году капитализация компании оценивалась в $ 1,5-2 млрд.

Владимира Некрасова и его друга Семена Могилевича (который в то время жил в России по паспорту Сергея Шнайдера) задержали 23 января 2008 года в ходе спецоперации с участием 50 сотрудников СОБРа возле Центра международной торговли на Красной Пресне. Почему СОБР, почему “Маски-шоу”? В МВД объясняют это тем, что Могилевич является одним из самых разыскиваемых ФБР и Интерполом уголовных “авторитетов”* * Могилевич находится в международном розыске Интерпола с 2003 года. По данным ФБР и Скотланд-Ярда, на его счету торговля наркотиками, отмывание денег, сутенерство, продажа оружия и радиоактивных материалов, контрабанда .

В изоляторе на Петровке, 38 двум друзьям были предъявлены обвинения по 199 статье УК РФ (“уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере”). По версии следствия, компания “Арбат Престиж” в 2005-2006 годах скрыла от налоговых органов около 115 млн. руб. Интересно, что в ходе следствия статус Семена Могилевича то и дело менялся. Сначала его считали теневым владельцем “Арбат Престижа”. Позднее в обвинительном заключении, Шнайдера стали именовать соучастником преступления и консультантом фирмы “Эвергейт”, не имеющей к косметической компании никакого отношения. По версии следствия, Могилевич подсказывал Некрасову схемы для ухода от налогов. Эксперты отмечают, что Могилевич скорее мог принимать участие в поставке “Арбат Престижу” контрафактной продукции. О наличии товаров сомнительного качества свидетельствовали проверки Мосторгинспекции, которые, например, в 2004 году обнаружили в девяти магазинах сети “продукцию, качество и безопасность которой не подтверждается документально”. Дело передавали из одного суда в другой, дважды отправляли в прокуратуру для исправления недостатков. Как рассказала The New Times адвокат Шнайдера Ольга Козырева, повторная судебная комплексная финансовая экспертиза усомнилась в правильности подсчета суммы уклонения от уплаты налогов по двум годам, вменяемой подсудимым. Параллельно они обратились в арбитражный суд, который признал незаконными налоговые претензии. Все это вместе, говорят адвокаты, привело следствие к пониманию, что трехлетнее преследование бизнесменов было необоснованным.

Дело пахнет газом

Еще в первые дни расследования многие эксперты говорили: налоговые схемы никакого отношения к посадке бизнесменов не имеют (подробнее см. The New Times №5 от 04.02.2008). Цель другая: ослабить позиции компании RosUkrEnergo(RUE), бенефициаром которой, по мнению экспертов, являлся Могилевич. Компания, зарегистированная в Швейцарии, в годы президентства Ющенко была эксклюзивным поставщиком российского газа на Украину. Российский “Газпром” контролировал 50% ее выручки, а 45% принадлежало украинскому прелпринимателю Дмитрию Фирташу, давнему другу и партнеру Могилевича.* * По информации украинской прессы, Фирташ вместе с Могилевичем являлся теневым владельцем “Арбат Престижа” «Газорвая версия» остается приоритетной и сегодня, после полного оправдание обвиняемых.

“Дело началось, когда установилась тесная дружба и деловые отношения между Владимиром Путиным и Юлией Тимошенко. Тогда они договорились поменять схему торговли газом между двумя странами, - рассказал The New Times политолог Станислав Белковский. - После ареста Могилевича стало гораздо проще убрать компанию RUE». По мнению Белковского, ситуация резко изменилась, после того как Тимошенко, которая считается на Украине врагом Могилевича, проиграла выборы и к власти пришел Виктор Янукович. “Ключевые фигуры, асоциируемые с RUE - руководитель администрации украинского президента Сергей Левочкин и министр энергетики в нынешнем правительстве страны Юрий Бойко, - говорит политолог. - Этих людей считают как бы питомцами Могилевича и не исключено, что они способствовали прекращению репрессий против него”. Источники The New Times в Киеве добавляют, что “замолвить слово” за “Севу” и Некрасова мог также и предприниматель Дмитрий Фирташ: после победы Януковича он остался одним из самых влиятельных олигархов на Украине и сохранил тесные связи с российским “Газпромом” через RUE, которая продолжает работать на внутреннем украинском рынке.

Qui prodest?

Адвокат Александр Добровинский категорически отрицает “газовый след” в деле своего клиента: “Я еще три года назад говорил, что причиной ареста Некрасова был передел парфюмерно-косметического рынка - он и произошел. Я говорил, что никаких преступлений он не совершал - это подтвердили следственные органы”.

Еще в самом начале следствия Добровинский утверждал, что в тюрьму к его подзащитному приходили некие люди, которые предлагали $3 млн. за отказ от компании. Обещали закрыть уголовное дело, а если Некрасов не согласится на их условия, ему будут предъявлены новые обвинения – в мошенничестве, контрабанде и подделке документов. В январе 2009 года Некрасов написал письмо президенту Медведеву: он жаловался, что следователи требуют от него показаний на Шнайдера. Впрочем, так и осталось непонятным, о каких именно показаниях идет речь. Адвокат Александр Аснис, также защищавший Некрасова, заявил The New Times, что никто никакого давления на его подзащитного не оказывал. При этом он не исключил, что в разорении компании “Арбат Престиж” могли быть заинтересованные лица. Александр Добровинский говорит, что точно знает, кто получил большую часть рынка после разорения “Арбат Престижа”. Но наотрез отказывается раскрывать подробности, заявляя, что у него нет доказательств, которые он мог бы предъявить в суде.

По информации The New Times, возможна и комбинированная версия: Некрасова могли арестовать из-за Могилевича и из-за проблем с РосУкрэнерго, а его бизнес разрушили, что называется “по дороге”, когда стало понятно, что можно воспользоваться его арестом в своих интересах.

“Ситуация с компанией Некрасова совпала с кризисом, девальвацией рубля и изменением законодательства в области сертификации на парфюмерно-косметическом рынке, - говорит член правления российско-парфюмерно-косметической ассоциации Анна Дычева-Смирнова. - Все это вместе стало тяжелейшим ударом для индустрии. Поэтому сложно сказать, кому конкретно досталась доля “Арбат Престижа“ на рынке.  Сегодня линейка отраслевых лидеров выглядит следующим образом: “Л Этуаль”, “Иль де Ботэ», «Рив Гош”, “Дуглас Риволи”. До ареста Некрасова “Арбат Престиж”, имея меньше точек продаж, опережала “Л Этуаль” по обороту. Но у них продавалась разная продукция и у “Арбат Престиж” цены были ниже”. “Нельзя сказать, что разорение “Арбат Престижа” было на руку конктертно кому-то из ближайших конкурентов», - вторит ей президент Гильдии маркетологов Игорь Березин. Некрасов всегда поддерживал имидж своей сети как магазинов низких цен и за счет этого у него был больший оборот, чем у его прямых конкурентов. Он первым стал практиковать накопительные дисконтные карты, скидки по которым достигали 30%. Эта политика нередко сказывалась на отношениях с поставщиками известных марок которые протестовали против демпинговых цен.

The New Times обратился к топ-менеджерам лидеров парфюмерно-косметического рынка с просьбой ответить на вопросы по “делу “Арбат Престижа”. Игорь Денисов, глава компании “Иль де Ботэ” от комментариев категорически отказался. Его примеру последовал и глава “Л Этуаль”Максим Климов.

Лакомые площади

Кто же воспользовался разорением “Арбат Престижа”? Источники The New Times не исключают, что предметом торга между компанией Некрасова и заинтересованными в ее уходе с рынка лицами стало самое ценное, что было у компании - ее недвижимость. Адвокаты утверждали, что в собственности компании 23 магазина, а еще 70 - в долгосрочной аренде. О том, что некие люди предлагали “продать за бесплатно площади”, принадлежащие Некрасову, в обмен на его свободу в июне 2008 года в интервью “Коммерсанту” говорил тогдашний гендиректор “Арбат Престижа” Роман Хомченко. После выхода из СИЗО банкротить свое детище стал сам Некрасов. И, как говорят эксперты, делал это в собственных интересах. Банкам-кредиторам Некрасов задолжал более 2 млрд. рублей.

Компания расплатилась со “Сбербанком”, а “Уралсиб” и Номос-банк переуступили свои требования структурам, дружественным “Арбат Престиж”. И это один из интересных поворотов в деле разоренной компании. Почему обвиняемому еще до окончательного оправдания разрещили банкротить компанию самому? Сейчас Некрасов избавляется от четырех крупных объектов недвижимости - здание на Варшавском шоссе, 9, магазин на Большой Черкизовской, 5/1 и два здания в Санкт-Петербурге. Эксперты утверждают, что лишь после окончания процедуры банкротства можно будет попробовать понять, кому перешла эта недвижимость. Возможно одного победителя не будет. По информации The New Times, к недвижимости могли проявить интерес силовики. Об этом косвенно свидетельствуют и слова Добровинского: «У людей,заинтересованных в разорении компании было достаточно власти, чтобы посадить Некрасова на полтора года и достаточно власти, чтобы закончить это дело».

Отдушина

Судя по всему, возвращаться на парфюмерный рынок Некрасов не собирается. По информации The New Times, из-за разорения компании ему приходится с расставаться и с некоторыми шедеврами своей семитысячной коллекции живописи и фарфора. В Трехгорном переулке в двухэтажном особняке Некрасов хранит свои сокровища, которые знатоки оценивают как “богатое купеческое собрание”. В коллекции есть небольшая картина Марка Шагала и работа художника Петра Кончаловского, которая может стоить около миллиона долларов.

Владимир Некрасов и пенсионер Семен Могилевич, (так называет своего подзащитного адвокат Ольга Козырева), категорически отказываются общаться с прессой и рассказывать детали своего пребывания в СИЗО и перипетии закулисных переговоров.По словам Добровинского, не станут они и предъявлять кому-либо претензии за разорение компании: ведь невозможно доказать, что это произошло в результате рейдерского захвата, а не потому,что менеджмент “Арбат Престижа” плохо структурировал свои задолженности перед кредиторами.

“Я их хорошо понимаю, - говорит глава организации “Бизнес-солидарность” Яна Яковлева, которая сама провела под следствием в СИЗО 8 месяцев. - Невозможно биться с этой коррумпированной машиной. Когда знаешь изнутри всю эту систему, хочется бежать от нее как можно дальше, пототму что понимаешь, что правовыми методами ее не изменишь. Эта система заточена на другое. Право к ней не имеет отношения”.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.