Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

Ядерная весна

20.04.2011 | № 14 (199) от 18 апреля 2011 года

GLAVNOE_RIA_490.jpg
Так сошлось: в год 25-летия крупнейшей в истории катастрофы на атомной электростанции — Чернобыльской АЭС — человечество вновь вздрогнуло. 14-метровая волна цунами разрушила 4 из 6 реакторов на японской АЭС «Фукусима», в трех из них повреждено сердце реакторов, в двух — защитная оболочка. И вновь, как 25 лет назад, сумасшедшие дозы радиации, и вновь — зона отчуждения, и вновь — десятки тысяч людей, вынужденных покинуть свои дома. 12 апреля уровень опасности на «Фукусиме» был повышен до седьмого, самого высокого уровня: ровно такой был присвоен и Чернобыльской АЭС, где 26 апреля 1986 года в результате аварии и пожара был полностью разрушен 4-й энергоблок и часть его смертоносного содержимого разлетелась на сотни километров вокруг. «Я полетел на вертолете, глянул вниз и увидел, что реактора нет. Там была дыра, просто дыра», — рассказал в интервью The New Times академик Евгений Велихов, который в те дни и месяцы 1986 года руководил работами по ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС (интервью с ним читайте на стр. 8). «Дыру» закрыл саркофаг. Но, как стало известно The New Times, Чернобыль и сегодня представляет опасность. Саркофаг был рассчитан лишь на 10 лет. А это значит, что к тысячам погибших и пострадавших от чернобыльской катастрофы (о том, как выживают ликвидаторы, — на стр. 12) могут добавиться новые жертвы. Остается лишь надеяться, что трагедия на «Фукусиме» приведет в чувство власти Украины и Европейского союза, а мир задастся очевидным вопросом: если он не может отказаться от ядерной энергетики, то что должно быть сделано, чтобы защитить людей и природу от нее?





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.