Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Минский порядок

25.04.2011 | № 14 (199) от 18 апреля 2011 года

BELARUS_REUTERS_490.jpg
11 апреля, Минск. Станция метро «Немига» после взрыва на «Октябрьской»

Токарный инструмент. Скотленд-Ярд отдыхает: всего через двое суток после теракта в минском метро 11 апреля, в результате которого 13 человек погибли и около 200 ранены, президент Александр Лукашенко отчитался о его раскрытии. Троих главных подозреваемых — 25-летнего токаря из белорусской глубинки и его минских подельников — задержали вечером 12-го, а уже утром 13-го они признали свою вину. 60 лет назад с такой же быстротой добивались своего разве что заплечных дел мастера с Лубянки. Зачем взрывали белорусов, Лукашенко не сказал, но пообещал, что «и это скоро станет известно». Поверила ли ему страна — выяснял The New Times

«Гвоздик уже нет, хризантем тоже, — пояснила продавщица цветочного киоска, пока мы изучали витрину. — Роза по шесть тысяч, но отдам за пять».* * 1 российский рубль равен 108 белорусским, то есть роза стоит 55,5 российских рубля, а «отдать» предлагают за 46. Киоск расположен в центре Минска, рядом с метро «Октябрьская», где в 17.58 11-го произошел взрыв: прохожие по сей день покупают здесь цветы и оставляют их в сотне метров отсюда, на импровизированном мемориале.

BELARUS_4_REUTERS200.jpg
Спасали всех, кого можно было спасти
Как это было

В день теракта один из авторов случайно оказался в центре города минут через 10 после происшествия. Проезжая часть проспекта Независимости, который фактически дублирует одну из двух линий минского метро, за считаные минуты опустела, а тротуары, наоборот, наполнились людьми, не успевшими попасть в перекрытое метро. Люди шли дисциплинированно, быстрым шагом. Никто не перебегал опустевший проспект. Беларусь привыкла к порядку. Через час после взрыва в оцеплении подземного перехода станции «Октябрьская» дежурили всего по одному милиционеру на каждой лестнице. И только на выходе, откуда выносили раненых и погибших и где стояла толпа журналистов и зевак, их было двое… Уже уехали последние «скорые», уже вышли из перехода несколько мужчин с огромной брезентовой сумкой и сели в машину с надписью «Разминирование», снова поехали по проспекту троллейбусы и маршрутки — а люди все стояли и чего-то ждали. Сами собой появлялись и гасли слухи про второй взрыв, про порвавшийся эскалатор, про рухнувший потолок…

Кто это сделал

Через день следствие отчиталось перед народом. Преступники пойманы, главному — 25 лет, за ним целый шлейф терактов: взрывы в Витебске в сентябре 2005-го и в июле 2008-го в Минске. КГБ добавляет: тип взрывчатки уникален, «традиционные» террористы такую не используют. Как сделать бомбу, белорусские самоучки подсмотрели в интернете. Экстремисты вполне могут оказаться выходцами из анархистских молодежных группировок. Им есть за что обижаться на власть: их «шмонают» каждый раз, когда в стране происходит что-то странное, вроде забрасывания коктейлями Молотова российского посольства в Минске в 2010-м. Населению в массе своей эта версия кажется наиболее правдоподобной.

Камеры видеонаблюдения, отчитывается КГБ, показали: террорист зашел в метро с большой спортивной сумкой, немного постоял на перроне, поставил увесистую кладь под лавку и так же спокойно, без суеты ушел. Поднялся по лестнице наверх, сунул руки в карман и, задержавшись у выхода, вроде бы нажал на кнопку. Сумка с 5–7 кг тротила и «поражающими элементами» взорвалась у него на глазах. И тут возникают вопросы. То ли террорист был действительно психопатом, который забыл, что подземка просматривается, то ли был готов к тому, что его задержат. Кстати, видео с камер, установленных в метро, по белорусскому ТВ не показывают…

Кто это заказал

Мотивы преступления ни одно официальное лицо в Белоруссии не называет, ссылаясь на продолжающиеся следственные действия. Хотя в первые двое суток после теракта недостатка в версиях не было. Одни, в том числе оппозиционер Александр Козулин, говорили, что теракт выгоден властям. Кто-то муссировал тему разборок внутри спецслужб. Политические комментаторы от власти винили оппозицию, а любители конспирологии искали следы то ли грузинского, то ли чеченского террора. И вот на оперативке с силовиками 13 апреля Лукашенко дал понять: заказчиками или соучастниками теракта могла быть «пятая колонна», а потому надо допросить всех, кто уже «засветился» в СМИ со своими мнениями и версиями о теракте. Тут же Батька внес уточнение: оппозиция в стране существовать может, а «пятая колонна» внешних сил, добивающихся дестабилизации обстановки в Беларуси, — нет.
BEL_METRO_490.jpg
Белорусские эксперты и журналисты еще до задержания подозреваемых действительно в один голос твердили: кто-то «бросил вызов власти». «Октябрьская», хоть и является центральной пересадочной станцией, — не самая загруженная в Минске, если бы цель была только в том, чтобы уничтожить побольше людей, взрывали бы не там. Но именно здесь — самый центр Минска. Резиденция Лукашенко — в паре сотен метров. Октябрьская площадь в Белоруссии то же самое, что Красная площадь в Москве.

Кто за это поплатится
BELARUS_3_REUTERS_200.jpg
Президент Лукашенко
прибыл на место взрыва в тот же вечер

Хотя, как заявляет Лукашенко, преступник и пойман, власть начала привычную для нее «охоту на ведьм». МВД задерживает «провокаторов», которые в Твиттере и Фейсбуке пишут о возможных новых взрывах на остановках общественного транспорта. Всем задержанным прокуратура грозит сроками до семи лет. «После взрыва в Минске в 2008 году, когда никого не убило, всем жителям страны стали «откатывать пальцы» (снимать отпечатки. — The New Times), — напоминает в разговоре с The New Times политолог Валерий Карбалевич. — Тогда власти квалифицировали произошедшее как «злостное хулиганство», теперь же речь идет именно о теракте. Оппозиции не поздоровится». По его информации, «первыми, к кому пришел КГБ после 11-го, была редакция оппозиционной газеты «Наша нива». Лукашенко уже пообещал всем нечестным журналистам уголовную ответственность за разжигание панических настроений.

Первый тревожный звоночек прозвенел 14 апреля. Глава проправительственного аналитического центра ЕсооМ Сергей Мусиенко в интервью агентству «Интерфакс-Запад» поспешил заявить: «Теракт в Минске — результат попустительства и излишнего либерализма властей в отношении оппозиции». Оказывается, «под давлением так называемой «мировой правозащитной общественности» уголовные дела в отношении погромщиков Дома правительства 19 декабря 2010 года* * В этот день десятки тысяч не согласных с результатами президентских выборов вышли на площадь Независимости в Минске. переквалифицируются так, чтобы минимизировать заслуженное наказание, а некоторых погромщиков вообще повыпускали из СИЗО».

Кому это выгодно

Кто бы ни был заказчиком теракта, последствия оказались выгодны для властей: у людей появилась новая тема для разговоров, экономический кризис отошел на второй план — вот о чем говорят сейчас на белорусских интернет-форумах. Еще до того, как Лукашенко объявил о раскрытии теракта, режиссер запрещенного белорусского Свободного театра Николай Халезин написал в блоге: «Взрыв 11 апреля призван был разъяснить белорусам, что им необходимо срочно забыть о нехватке долларов, сахара и растительного масла и осознать, что период «землянки» уже наступил. И на борьбу с европейскими и американскими поработителями их поведут белорусский главнокомандующий и его шестилетний кронпринц Коля».* * Александр Лукашенко и его младший сын Николай, с которым Батька в последнее время часто появляется на публике.

Да, валюты в стране как не было, так и нет, в магазинах ажиотажный спрос на продукты первой необходимости, замороженные овощи, консервы, макароны, вообще на весь импорт. Невозможно даже купить хороший телевизор или электролобзик: с прилавков все сметено, а новый товар импортеры не завозят.

Пока, впрочем, неясно, действительно ли в деле о теракте поставлена точка. Эксперты вспоминают: после взрывов в Витебске в 2005 году то же самое заявлялось на самом высоком уровне: преступники найдены, дают показания. А потом оказалось — нашли не тех… 

…Предприниматель Алексей, торгующий обувью на минском рынке, покупает букет из четырех роз. Его дочери повезло: она зашла в метро на пять минут позже обычного и поэтому в момент взрыва на «Октябрьской» оказалась на соседней станции «Площадь Независимости». Сам теракт Алексей оценивает как «варварство», затеянное «политиками». Какими именно, прямо не говорит: «Одно я знаю точно: оппозиция этого сделать не могла. Она же вся в тюрьме сидит. Да и КГБ все знает про каждого».



40-1.jpg
Владимир Мацкевич, белорусский политолог:
За последние 17 лет ни одно громкое преступление в Беларуси не раскрыто. А тут по горячим следам раскрыто не что-нибудь — теракт. Само событие для Беларуси из ряда вон выходящее. Насильственные формы борьбы в Беларуси обычно использует власть, но даже она делает это в открытую. А террор всегда направлен против всего общества, включая и власть, и оппозицию, и аполитичных граждан. На этом фоне я хотел бы отметить в высшей степени достойное поведение общества в целом. Однако нашлись люди, которые решили использовать трагедию для сведения счетов и с противниками, и с их идеями. И эти люди — представители высшей власти Беларуси. И еще настораживает вот что. Лукашенко заявил, что чекисты раскрыли преступление. У меня от этого слова «чекисты» — мороз по коже. Мы знаем, как работали чекисты, знаем их методы раскрытия… Кстати, в последние дни на основных телеканалах (читай — по прямой команде сверху) развернулась настоящая истерика в пользу смертного приговора в отношении задержанных. Звучат призывы «растерзать», «четвертовать»… Все заставляет вспомнить о тоталитарных традициях».


Взрыв 3 июля 2008 года
власти Белоруссии использовали для того, чтобы провести закон об обязательной дактилоскопии всех военнообязанных. Таким образом, правоохранительные органы страны обзавелись отпечатками пальцев всех граждан мужского пола.


Еще одно эхо сталинизма
Вначале апреля в Гродно (Белоруссия) по обвинению в оскорблении Александра Лукашенко был арестован и помещен в следственный изолятор корреспондент крупнейшего польского издания «Газета выборчей» Анджей Почобут. Причем силовики умудрились обнаружить состав преступления в материале, в котором о президенте не сказано ни слова. Теперь Почобуту грозит 4 года тюрьмы. В The New Times поступило обращение редакции «Газеты выборчей» к белорусским властям с требованием немедленного освобождения журналиста и снятия с него безосновательных обвинений. Документ направлен политикам, международным журналистским и правозащитным организациям, иностранным СМИ. Когда будут собраны подписи, обращение будет передано посольству Республики Беларусь в Варшаве. В обращении, в частности, говорится:

«С 6 апреля наш корреспондент находится в следственном изоляторе города Гродно в ожидании суда. Дата первого заседания не назначена, поэтому неизвестно, как долго еще продлится продуманная репрессивная акция в отношении журналиста, которого власть пытается наказать за профессиональную деятельность. Власть в Минске боится его смелости, силы духа и непредвзятой оценки ситуации в Беларуси… Косвенно репрессии коснулись супруги и двоих маленьких детей Почобута. Их «вина» состоит в том, что они — члены семьи журналиста, который не собирался скрываться и являлся по каждому вызову следователей. В сталинские времена власть поступала точно так же… Кетрин Эштон, глава дипломатии Евросоюза, написала о «деле Почобута» следующее: «Европейский союз осуждает всякого рода преследования, аресты и запугивание представителей независимых белорусских СМИ, а также нарушение основных прав человека, а именно: свободы высказывать собственное мнение, свободы собраний и СМИ. Евросоюз призывает власти Беларуси прекратить преследования независимых журналистов, мотивируя это оскорблением власти или другими обвинениями политического характера».

Под обращением можно подписаться
на сайте wyborcza.pl/poczobut





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.