Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Прости, Мусави!

25.04.2011 | № 14 (199) от 18 апреля 2011 года

Иранскую революцию будут делать другие
IRAN_1_REUTERS_490.jpg
Демонстрация против флоридского пастора в Тегеране: «Терри Джонс — Новый дьявол»

Революция на горизонте. Спецпредставитель Ирана в ООН Мохаммад Хазаи вписал новую страницу в историю дипломатии: на встрече с генсеком Пан Ги Муном он указал на необходимость «принятия правовых мер для защиты Корана». Так официальный Тегеран отреагировал на поступок флоридского пастора Терри Джонса, который в конце марта публично сжег священную для мусульман книгу

Афганские радикал-исламисты среагировали иначе: ворвались 3 апреля в миссию ООН в Мазари-Шарифе и убили там 20 человек. Конечно, лучше дипломатия, чем бандитизм. Ирония, однако, в том, что в Иране, как и у арабских соседей, тоже назрела демократическая антиклерикальная революция. Дипломатия для аятолл — не более чем самозащита на дальних подступах.

Взгляд издалека

В сегодняшнем Иране оппозицию олицетворяют два человека — 70-летний Мир Хоссейн Мусави и 73-летний Мехди Карруби. Оба — хорошо известные на Западе деятели иранского реформистского движения, наиболее ярким представителем которого можно назвать экс-президента Ирана Мохаммада Хатами. Это Хатами, выбыв в 2009-м на начальном этапе президентской гонки, посоветовал союзному кандидату в президенты Мусави «бороться до конца». В июне 2009-го Мусави объявил на весь мир, что у него украли победу, и вывел на улицы Тегерана многотысячные толпы. Пролилась кровь. Протесты были подавлены. Режим еще туже закрутил гайки. Автор наблюдал за всем этим из эмиграции. Сердце душили горечь и отчаяние не только от поступавших из Тегерана новостей. Просто с самого начала было ясно: по-другому это не закончится. И дело не только в силе и жестокости теократического режима, установленного в 1979 году аятоллой Хомейни.

Завышенные ожидания
IRAN_REUTERS_200.jpg
Корпусу стражей исламской революции
подконтрольны холдинг «Бахман груп»,
Национальная строительная компания,
Организация оборонной
промышленности, банки «Сепах»
и «Садерат», официальный дилер
«Мерседес-Бенц» в Иране, авиакомпания
«Пайам Эйр» и другие компании в стране
и за рубежом. КСИР также владеет
Фондом обездоленных («Боньядэ
мостазафин»), в управление которому
изначально была отдана собственность
свергнутой шахской семьи Пехлеви.


Мусави и Карруби, бывшим аппаратчикам, приходится сейчас не сладко: по некоторым данным, оба с середины февраля сидят в тюрьме Хешматиех в Тегеране. Все понятно: в пик массовых волнений у арабских соседей аятоллы решили перестраховаться. Мусави недавно ненадолго выпустили проститься с умирающим отцом. Даже на похоронах власть не оставила его семью в покое: несколько человек были задержаны во время траурной процессии. Но не надо обманываться: ожидания, которые с Мусави и Карруби связывают на Западе, слишком завышены. По той простой причине, что теория и практика иранского реформизма были откорректированы иранской контрразведкой еще на рубеже 1990–2000 годов. И в иранских диссидентских кругах это хорошо знают. Цель простая: выпускать пар народного негодования через строго контролируемые клапаны. Реформисты в Иране — не более чем «подушка безопасности», предохраняющая консерваторов от выплеска народного гнева. Их бурная деятельность якобы в интересах реформ нужна властям только для того, чтобы помешать сформироваться какой бы то ни было реальной оппозиции.

Кстати, незадолго до февральского ареста Мусави и Карруби в Тегеране была переиздана обновленная «Хартия зеленого движения» — программный документ иранского реформизма. В ней оба идентифицируют себя как «критики режима, не выступающие против конституции». Активность Мусави и Карруби не направлена на снос фундаментальных основ теократического режима — лучше понять это сейчас, чтобы окончательно не разочароваться в реформистах завтра.

Коррупционная цепь

Тандем Мусави–Карруби спонсируется кланом Али Хашеми Рафсанджани, четвертого президента Ирана* * Годы правления — 1989–1997. . Хорош спонсор! В глазах обнищавшего населения Хашеми Рафсанджани — живое воплощение чудовищной коррупции, разъедающей шиитскую олигархию, фактически присвоившую — через фиктивные программы «инвентаризации» — имущество миллионов иранских семей, погибших во время ирано-иракской войны. Именно Хашеми Рафсанджани офицеры Корпуса стражей исламской революции (КСИР)* * Войсковое формирование, созданное в 1979 году из военизированных отрядов исламских революционных комитетов. должны благодарить за свое безбедное существование: в самом конце 80-х из инженерных бригад КСИР по инициативе президента была создана корпорация «Хатам-оль-Анбия», получившая в 1990 году госзаказ на восстановление инфраструктуры районов страны, пострадавших в ходе войны с Ираком. Годовой доход «Хатам-оль-Анбия» оценивается в $12 млрд. Сколько из этого перепадает в национальный бюджет — неведомо никому. Но и КСИР — одна из богатейших структур Ирана — не остался в долгу. Гигантские средства, ежегодно выделяемые на «развитие Корпуса стражей», руководство КСИР «осваивает» на паях с кланом Хашеми Рафсанджани, выступающего в стане «официальной» оппозиции в роли кукловода. Получается, реформисты и КСИР связаны одной коррупционной цепью!

Но если бы дело было только в мздоимстве. Одна из наиболее одиозных фигур в современном Иране — генерал Хоссейн Тайеб, глава аппарата разведки КСИР, имеющий долю в «Хатам-оль-Анбия» и, значит, финансово связанный с Хашеми Рафсанджани. А ведь это головорезы Тайеба участвовали в избиениях, арестах и убийствах тех, кто, не ведая о хитросплетениях иранской политики, по зову сердца вышел в июне 2009-го на акции протеста участников мирных акций в Тегеране во время президентских выборов. Самоуверенность и жестокость Тайеба повергает в смятение даже правительственных чиновников* * В октябре прошлого года Тайеб попал в составленный Госдепом США список высокопоставленных иранских лиц, против которых предусмотрены визовые и финансовые санкции. .

«Иранизм против исламизма»

Все это не означает, что власть в Тегеране не опасается волнений по арабскому образцу. Уже идут закулисные контакты с руководством «Хезболлах»* * Базирующаяся в Ливане шиитская группировка, финансируемая Ираном. о «взаимопомощи» на случай кризисного сценария. «Хезболлах» — детище иранского режима. Если забурлит Тегеран и часть армии и КСИР перейдут на сторону демонстрантов, «Хезболлах» должна будет отрядить в помощь режиму 15–20 тыс. хорошо обученных боевиков. Примерно такое же количество наемников из Черной Африки использовал в борьбе с ополчением Каддафи — это как минимум помогло ему удержать под контролем ситуацию в столице. Но Тегеран — не Триполи, отделенный от фрондерствующего Бенгази сотнями километров. Тегеран сам станет эпицентром революции — наемники здесь вряд ли помогут.

В отличие от ливийских повстанцев у иранской оппозиции многолетняя и печальная история борьбы. Ее регулярно обезглавливали, причем даже в эмиграции: начиная от Шахпура Бахтияра, последнего премьер-министра монархического Ирана, убитого в Париже в 1991 году, до расстрела курдов и представителей левого светского движения в Берлине в 1992 году. Кто же возглавит новую иранскую революцию? Сейчас невозможно назвать конкретные имена. Мои друзья-революционеры подчинены жестким правилам конспирации: любую альтернативу «официальной оппозиции» режим убивает в зародыше. Но работа тем не менее идет. В Иране в отличие от Туниса и Египта ядром революции станет не безработная образованная молодежь, а трудоустроенный средний класс, дипломированные профессионалы, жители больших городов. На этой улице уже появились свои лозунги, их заучивают наизусть: «Иранизм против исламизма», «Ни за Газу, ни за Ливан — я отдам свою жизнь за Иран», «Иран — республика, но не исламская», «Аятоллы, уходите!», «Армия смелых, поддержи нас». Последний призыв особенно символичен. Обращение именно к военным (наследие шахских времен?), а не к «стражам революции» — это нечто новое...

А Мир Хоссейн Мусави и Мехди Карруби в истории антиклерикальной революции останутся попутчиками. Они, конечно, смелые люди. Но новый Иран будут строить другие.


Мир Хоссейн Мусави — государственный и политический деятель, художник и архитектор, министр иностранных дел (1981) и последний премьер-министр Ирана (1981–1989). Президент Академии наук. Возглавляет «Фронт участия исламского Ирана».


Мехди Карруби — председатель Исламской консультативной ассамблеи в 1989–1992 и 2000–2004 годах. До председательства в Меджлисе являлся членом Совета экспертов и личным советником Высшего руководителя. Руководит Партией национального доверия Ирана.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.