Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Зыбкий мир

21.04.2011 | Алексей Мокроусов | № 14 (199) от 18 апреля 2011 года

Художник Одилон Редон изобразил все фобии человечества
cyclops_200.jpg
Циклоп. Ок. 1914
Другая сторона света. Одилон Редон, чья выставка открылась в парижском Гран-пале, успел послужить всем: он участвовал в последней выставке импрессионистов, вдохновлял наби и фовистов, а сюрреалисты объявили его своей предтечей. Он интересовался наукой, но в итоге интерес к безумию поставил его в один ряд с такими мастерами, как Эдвард Мунк и Пауль Клее. Почему — разбирался The New Times

Одна из самых красивых пастелей Одилона Редона — «Женщина с полевыми цветами» — хранится в Эрмитаже. Ее купили в 1975 году у московского коллекционера. Кто знает, сколько еще неизвестного Редона в мире?

На выставке в парижском Гран-пале работы из Эрмитажа нет. Но и отобранных 180 картин и пастелей плюс сотня литографий хватило для сенсации. В таких объемах Редона не показывали в Париже уже полвека. В Гран-пале собрали и хрестоматийные вещи, и не выставлявшиеся раньше произведения.

Все фобии человечества
odilon_redon_004_200.jpg
Безмолвие. 1911

Мистик и поэт, он уже в 17 лет определился с кругом своих интересов. Эдгар По, Шарль Бодлер, индийская поэзия — и одновременно Дарвин и последние открытия в науке. Ближайший друг, Арман Клаво, был ботаником, его пантеистические взгляды на мир повлияли и на Редона. Не отсюда ли обилие фантасмагорических существ в его искусстве, увлеченность сильноруким и большеголовым Калибаном* * Персонаж «Бури» Шекспира, дикарь, неподвластный влиянию цивилизации, символ естественного права. , отрубленной головой Голиафа и глазом Циклопа, который подобно воздушному шару плывет над землей?

В первых залах выставки, посвященных графике, царит полутьма. 50 люксов — техническое требование для показа хрупких рисунков углем, но одновременно и самая подходящая атмосфера для чудовищ разного калибра. Кажется, Редон любит все то, что в других может вызвать отвращение. Пауки у него улыбаются и плачут, в иных существах исследователи готовы обнаружить все фобии человечества, от вампиризма и кастрации до каннибализма — кажется, что он предвидел, какой сетью предрассудков и бессознательного ужаса будет окутан мозг «массового» человека в начале XXI века. Метафорой мира у него становятся и человек, и насекомые. Тело подвергается постоянным трансформациям, сокращается до какой-нибудь одной части, необязательно большой, как голова, можно и до глаза. А подписи? Они способны свести с ума не только буржуа: «Глаз, как странный шар, направляется в бесконечность», «Смеющийся паук». Но уже в 90-е — взрыв красок. «Я сочетался браком с Цветом», признавался Редон. «Выглядит чудом, неразрешимой тайной, что такая тень породила впоследствии такой свет», — говорит куратор выставки Родольф Рапетти.
hdpegase_et_le_serpent_490.jpg
Пегас и змей. Ок. 1907

Зыбкий мир


redon_spirit_200.jpg
Дух дерева. 1881
Редон долго оставался вне групп. К кому примыкать, если в твоих работах, по точному замечанию исследователя, «нет сюжета, в лучшем случае едва уловимый намек на мотив»? В молодости Редон общался с Камилем Коро и восхищался Делакруа (как-то ночью даже сопровождал его домой, так и не приблизившись к кумиру), учился графике у другого одиночки, Родольфа Бредена* * Французский художник. При жизни его рисунки сравнивали с фантазиями курильщика гашиша. (они оба родом из Бордо), но импрессионизм, главное течение эпохи, был ему чужд. Это не спасло от конфликта с официальным Салоном, последовательно отвергавшим все новое в искусстве: череда неудачных попыток выставиться там, начиная с 1860 года, завершилась успехом лишь в 1867-м.

На год младше Сезанна и на полгода старше Клода Моне, Редон принял участие в последней выставке импрессионистов. Правда, была ли восьмая выставка полноценной? Ренуар, Моне, Кайботт и Сислей от участия отказались — вероятно, из-за присутствия работ Гогена, Сёра и Синьяка. Отцам-основателям не нравились новые веяния в искусстве. В итоге слово «импрессионизм» с афиш убрали, осталось просто: «Восьмая выставка картин».
redon_200.jpg
Кактус. 1881

Вряд ли бы Редон нервничал из-за соседства с кем-либо в выставочных залах. Как критик, он был дружелюбен к коллегам, и вообще был светский человек, а не затворник. Посещал знаменитые «вторники» своего друга, поэта и критика Стефана Малларме, и парижские премьеры труппы Дягилева, сидел в партере, сверкающем бриллиантами дам, рядом с Аполлинером и Прустом, коллекционером и покровителем искусств Монтескью и светской красавицей графиней Грефюль. В свое время Дягилев воспроизвел в «Мире искусства» работу Редона. Когда возник скандал после премьеры в 1912 году балета «Послеполуденный отдых фавна», Дягилев прислал в гневающееся «Фигаро» письма Родена и Редона. Последний, защищая поиски русского балета, ссылался на авторитет Малларме, чья эклога легла в основу балета Дебюсси и Нижинского.

Нижинский, с его иным, не общепринятым чувством формы, был Редону близок. «Мои рисунки внушают, а не определяют. Они ничего не устанавливают, как и музыка, они переносят нас в зыбкий мир неопределенного» — писал Редон в статье о живописце и графике Анри Фантен-Латуре.

2361947991_2ac8f01b1e_o_200.jpg
Сита. 1893
Это очень точное понимание собственной эстетики. Его черный цвет восхищал Матисса, Гоген называл его мечтателем и провидцем. Подрастающие поколения, наби и фовисты, ценили Редона как своего мэтра, сюрреалисты увидели в нем предшественника — у Магритта и впрямь много бубенцов и погремушек, которые то ли цитаты из Редона, то ли развитие его образов. Такова судьба символиста — своим его может признать любой. Последствия такого признания предвидеть невозможно.

«Я уверен в том, чего не сделаю, но не в том, что даст мне мое искусство», — заметил он однажды. Это похоже на вечное правило искусства: хорошее произведение «должно превзойти цель, которую ставит художник» (из того же письма Шарлю Морису в сентябре 1911 г.). В случае Редона правило действует в чистом виде: автор никогда не знает, чем окончится путешествие в неизвестность.


Одилон Редон (1840–1916) —
3529409530_9c51678a30_o_200.jpg

французский живописец, график, декоратор, один из основателей символизма. Родился в Бордо. Его творчество искусствоведы делят на два периода — «черный», когда он занимался литографией (серии «В мире мечты», 1879, «Эдгару По», 1882, «Ночь», 1886, «Апокалипсис свыше Иоанна», 1889), и «цветной», когда увлекся живописью.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.