Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Революция поз

18.08.2008 | Портников Виталий | № 33 от 18 августа 2008 года

Как Саакашвили перемещался из мира иллюзий в реальность

Михаил Саакашвили на митинге своих сторонников, рядом с президентами Польши, Украины, Литвы и Эстонии и премьером Латвии, бросающий лозунги в бушующее людское море — прямо как во времена «революции роз»! Отличие разве что в том, что этот митинг проходил не после победы, а после поражения

Мало кто помнит сегодня, почему именно Михаил Саакашвили возглавил грузинскую оппозицию, бесспорными лидерами которой были ныне покойный экс-премьер Зураб Жвания и впоследствии выдавленная сторонниками президента из большой политики бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе. Саакашвили ушел из их партии, создал собственное движение и легко обыграл бывших соратников именно потому, что уверенно обещал грузинам восстановление территориальной целостности страны.

В ожидании чуда

Для государства, в котором все еще ждут решения своей судьбы изгнанные из Абхазии беженцы, для страны, в которой неконтролируемые из центра территории Южной Осетии начинаются через несколько десятков километров от Тбилиси, это — не праздный вопрос. Но Саакашвили никогда не объяснял грузинам, как он выполнит это обещание. Вряд ли страна ждала новой войны — президент убедил сограждан, что уверенная ориентация на Запад, а точнее, на Соединенные Штаты поможет как бы сама собой решить все проблемы. Уверенность нации в таком легком решении укрепили два события — восстановление контроля над Аджарией и «оранжевая революция» на Украине. При этом никому не мешало то, что аналогии хромают — Аджария никогда не провозглашала независимости и была скорее внутренней фрондой, чем настоящим сепаратистским образованием. Украина же оказалась страной, гораздо более важной для Запада, чем Грузия, но существенно менее склонной к интеграции с ним: друг грузинского президента Виктор Ющенко не обладает и минимумом влияния, сравнимым с авторитетом Саакашвили, а любой из его вероятных наследников уже созрел для компромисса с Москвой, к обмену «ценностей на цены».

Все годы правления Саакашвили Грузия ждала выполнения президентских обещаний. Падение рейтинга главы государства, появление оппозиции, манипуляции с досрочными выборами — все это было связано во многом с подспудным недовольством тем, что чуда не происходит. Потому что все остальное — изменение экономического состояния страны, сближение с Западом, повышение жизненного уровня, поиск альтернативных маршрутов доставки энергоресурсов — в Грузии происходило. Но не это было главным.

Нельзя сказать, что Саакашвили не готовился, что он не искал путей решения проблемы. Он создал параллельную администрацию Южной Осетии и символически провозгласил Кодорское ущелье освобожденной территорией Абхазии. Он реформировал армию и выдвигал предложения, последовательно отвергавшиеся в Цхинвали и Сухуми. Но после провозглашения независимости Косово стало ясно, что международная ситуация кардинально изменилась, что теперь России важно поддерживать мятежные автономии даже не ради извечного доказательства бессмысленности «цветных революций», а ради полемики с Западом относительно состоятельности нового балканского государства, возникшего вопреки существовавшим ранее принципам международного права.

Обещания и обвинения

И Саакашвили решился. На что он рассчитывал? Несомненно, на поддержку Запада и замешательство России. Люди, оказывающиеся на вершине власти при специфических обстоятельствах, не прошедшие серьезной политической школы, убежденные в собственной миссии, нередко живут в собственном мире: и Ющенко, и Саакашвили были недавно абсолютно уверены в том, что их странам предоставят ПДЧ (План действий относительно членства в Североатлантическом альянсе) на бухарестском саммите НАТО, так почему же Саакашвили не верить в то, что россияне не осмелятся бросить вызов американцам и проглотят восстановление территориальной целостности Грузии? Разве Милошевич не верил, что Москва не оставит его на произвол судьбы и не даст натовским бомбам упасть на сербские и черногорские города? А ведь в Косово речь шла даже не о восстановлении территориальной целостности, а «всего лишь» об умиротворении края…

И вот Саакашвили стоит перед своими сторонниками — взбудораженный, всклокоченный, с впавшими глазами. Разве он может сказать этим людям, что сейчас он всего лишь оратор, а не политик, трибун, государственный деятель? Что у него отлично получается обещать, выступать, консолидировать финансовые потоки, но не выходит просчитывать, принимать стратегические решения, задумываться о последствиях своих действий не только для себя, но и для поверившего ему государства? Да он и сам так о себе не думает, поэтому вновь обещает, обвиняет, убеждает…

А Южной Осетии уже нет — даже те грузинские позиции, которые были в мятежной автономии до войны, утеряны. И Кодорское ущелье грузинским силам пришлось оставить.

И пожалуй, самое неприятное: в предложениях по мирному урегулированию, привезенных в Тбилиси президентом Франции Николя Саркози, нет ни слова о территориальной целостности Грузии. А это означает, что не только Россия, но и «старая» Европа начинает воспринимать эту страну такой, какова она есть, а не такой, какой она могла бы быть, не случись этого конфликта, или такой, какой она существует в президентских или национальных фантазиях. А это означает, что и Михаилу Саакашвили придется переместиться из иллюзий в реальность. Остается только проверить, умеет ли он жить в реальности или задохнется в ней, как экзотическая рыбка, выброшенная из аквариума?

Саакашвили Михаил Николаевич — родился в 1967 году в Тбилиси. В 1992 году окончил факультет международного права Киевского института международных отношений. Спустя два года окончил магистратуру юридического факультета Колумбийского университета. Защитил диссертацию в Университете имени Джорджа Вашингтона. Также получил диплом Страсбургского международного института по правам человека Работал в Норвежском институте по правам человека, в Государственном комитете Грузии по защите прав человека, в одной из крупнейших адвокатских контор Нью-Йорка.

Депутат парламента Грузии (1995–1999, 1999–2000). В августе 1998-го избран председателем коалиционной партии «Союз граждан», созданной для поддержки Эдуарда Шеварднадзе.

В октябре 2000-го назначен министром юстиции Грузии. В 2002 году создает политическую организацию «Национальное движение».

После парламентских выборов 2 ноября 2003 года Саакашвили стал одним из инициаторов массовых демонстраций протеста против Эдуарда Шеварднадзе. Оппозиция потребовала отставки правительства и проведения новых выборов. Акция протеста завершилась так называемой «революцией роз» (20–23 ноября 2003 года).

После смещения Шеварднадзе Саакашвили выдвинул свою кандидатуру на досрочных президентских выборах. Выборы прошли 4 января 2004 года и завершились победой Саакашвили.

2 ноября 2007 года в Тбилиси прошла многотысячная акция протеста, организованная оппозицией. 7 ноября полиция с применением силы разогнала очередной митинг оппозиции.

24 ноября 2007 года Саакашвили объявил о своей отставке с поста президента Грузии.

5 января 2008 года в Грузии состоялись выборы президента. Саакашвили выиграл президентские выборы в первом туре, набрав 53,47 процента голосов избирателей.

Женат на Сандре Рулофс, гражданке Нидерландов. Двое сыновей — Эдуард и Николоз, 1995 и 2005 годов рождения.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.