Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Батюшек вывели за штат

14.04.2011 | Перцев Андрей | № 13 (198) от 11 апреля 2011 года

К борьбе с ижевскими раскольниками подключилась светская власть

Раскольники. Три ижевских священника отказались поминать в своих храмах патриарха Кирилла и призвали руководство РПЦ бороться с излишней бюрократизацией церкви. Батюшек уже вывели за штат, выгнали из храмов и запретили в служении. К борьбе с раскольниками подключилась и светская власть. К зарождающемуся в церковной среде протесту присматривался The New Times

Священники отец Сергий Кондаков, отец Михаил Карпеев и отец Александр Малых не только перестали поминать патриарха Кирилла, но и обратились к нему через интернет с рассказом о причинах своего поступка. Главная из них — излишняя бюрократизация церковного аппарата. «Из церкви уходит живая жизнь, она превращается в бюрократический аппарат. Отношения между патриархом и епископами, епископами и священниками не отеческие, а административные. Они переходят и на уровень приходской жизни. Людям пытаются внушить, что патриарх или епископ априори правы, а ведь это не так!» — сокрушается в беседе с The New Times отец Михаил Карпеев. По его словам, жесткая вертикаль церковной власти характерна скорее не для православия, а для католицизма: «Хотя порядки, царящие в Московской патриархии, давно называют «восточным папизмом», — усмехается отец Михаил.

Корни нынешних проблем церкви священники видят в том, что патриархия еще во времена СССР сотрудничала с советской властью, а некоторые иерархи не стеснялись и своих прямых связей с КГБ, в то время как на их твердых в вере коллег всячески давили. Многие священники предпочитают дружить с властью до сих пор. Не по душе ижевским батюшкам и социальное расслоение в церкви. «На селе священники живут на грани нищеты, зато «избранные» отцы, обласканные светской и духовной властью, в роскоши утопают», — возмущается отец Сергий Кондаков.

Ижевские бессребреники

Ни отец Сергий, ни отец Михаил, ни отец Александр к прозябающим в нужде святым отцам не относятся. У них крепкие общины, храмы ими уже восстановлены, священники занимают видные посты в ижевской епархиальной иерархии. Сергей Кондаков руководил отделом Ижевской епархии по взаимодействию с вооруженными силами, Александр Малых — кандидат богословских наук, Михаил Карпеев — настоятель двух храмов.

«Меня их поступок, если честно, очень удивил. С критикой патриарха выступили вполне респектабельные священники, которым есть что терять, а не радикалы. Иногда духовные лица позволяют себе критику действий высшего руководства, но открыто патриарха не упоминают. Ижевские священники это сделали, и сделали осознанно», — говорит директор Института религии и права, сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, кандидат философских наук Роман Лункин.

Ижевские священники прекрасно отдавали себе отчет, что безответными их действия не останутся. 30 марта появилось обращение, 1 апреля батюшек вывели за штат, потом запретили в служении и выгнали из храмов. Прихожане пошли за ними. Районные власти предоставили отцу Сергию помещение в спортивном зале, однако епархия включила административные рычаги. Главе района позвонили из администрации президента Удмуртии и настойчиво посоветовали лишить верующих этого помещения. Муниципалитет подчинился, а священникам стали угрожать возбуждением уголовного дела: якобы их сторонники угрожали поджечь здание Ижевской епархии.

Церковный агитпроп

«Вся эта троица — люди не местные. Они не дорожат нашей епархией, они чужаки, которые вносят смуту, — убеждал журналистов и верующих настоятель кафедрального собора Ижевской епархии отец Виктор Костенков. При этом отец Сергий и отец Михаил служат в Удмуртии не один десяток лет, а отец Александр вообще родом из Ижевска. Один из упреков отцу Михаилу — две якобы совершенные им поездки в Америку (видимо, это должно отвратить верующих от священника), хотя в США он ни разу не был. «Личность Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла особо значима. Его личность была известна и до патриаршества. Несмотря на его глубокое образование, его личность близка и понятна народу», — вступается за главу РПЦ другой местный священник Роман Воскресенских. Отметились в осуждении ижевских раскольников и медийные персоны Московской патриархии, например, диакон Андрей Кураев: «С самого начала они врали — мол, мы остаемся в церкви, вот только о патриархе молиться не будем. С самого начала они понимали, что идут на решительный откол. Мало кому интересна их судьба», — отрезал диакон. «Священники нарушили церковную дисциплину, — заявил The New Times руководитель пресс-службы Московской патриархии Владимир Вигилянский. — В Евангелии говорится, что если твой брат согрешил, скажи об этом ему один на один, если он не слушает тебя, позови свидетеля, потом обратись к церковному суду. Ижевские священники сразу стали апеллировать к обществу, осудили патриарха без церковного суда. Они имели полное право высказывать свою позицию. В церкви очень много демократических форм для этого, такое многообразие даже не снилось светскому обществу, но ижевские священники им не воспользовались». «Вы что, действительно считаете возможным, чтобы нас допустили до патриарха? И отец Владимир, как наивное малое дитя, тоже считает так же?» — парирует отец Михаил Карпеев.

Прихожане начали отстраняться от мятежных священников: с верующими беседуют представители епархии и грозят отлучить их от церкви. «Мне сказала одна из постоянных прихожанок: «С вами теперь опасно», — признается отец Михаил.

Зато у ижевской троицы нашлось много сторонников в интернете: у отца Сергия есть Tвиттер и личный блог, отец Михаил общается через Фейсбук.

«Нас поддерживают, ведь мы говорим открыто то, о чем беседуют почти все священники. Только они делают это на кухнях, боятся потерять свои приходы», — отмечает отец Михаил.

Мятежные священники требуют церковного суда: без него отлучать от церкви их не имеют права, так что формально батюшки еще находятся в составе Московской патриархии. «Мы готовы доказать правоту своих слов, послушать ответные аргументы патриархии. Если нас отлучат и по суду, будем искать епископа. Есть зарубежная церковь, другие законные церкви», — говорит о планах отец Михаил.

Срез общества

Роман Лункин трактует действия ижевских священников как раскольнические (сами батюшки с этим не соглашаются), но отмечает реакцию светских властей, которые тут же взяли под козырек и принялись помогать патриархии. По его мнению, церкви, желающие принять ижевских священников под свою юрисдикцию, обязательно найдутся, скорее всего, они найдут и новых последователей в церковной среде. Действия батюшек вовсю обсуждаются духовенством, а священники, не согласные с официальной политикой патриархии, с бюрократизацией церкви, находились и раньше. Например, в 2010 году в Барнауле отец Георгий Титов пошел на открытую конфронтацию с патриархией и перешел вместе с общиной храма под юрисдикцию зарубежной церкви, его храм в итоге захватил ОМОН. Пока община служит на улице. Но сейчас открыто выступающих против церковной вертикали власти священников становится все больше. «Это неудивительно, ведь любой приход, включая священника, — это своеобразный срез общества, — говорит Лункин. — Если в обществе сильны протестные настроения, это проявляется и в церковной жизни».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.