Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Парящий над сценой

05.04.2011 | № 12 (197) от 04 апреля 2011 года

BALET_PXP_200.jpg
Лучшие минуты в ролях
Даниила Симкина — вариации,
когда он танцует один
Воспитание Моцарта. American Ballet Theatre представил в Москве мировую премьеру — балет «Тройка» на музыку Баха, а в нем — одного из самых ярких своих танцовщиков Даниила Симкина. Как выяснил The New Times, 23-летняя звезда, сын русских родителей, ни дня не ходил в балетную школу

Отец будущего кумира нью-йоркских балетоманов Дмитрий Симкин окончил в 1982 году Московское хореографическое училище и отправился танцевать в Новосибирск; там уже десять лет трудилась выпускница местной школы Ольга Александрова. Ему еще нужно было пробивать себе дорогу, а она уже была примой; он рвался к известности и тщательно готовился к конкурсам, она шлифовала репертуар и воспитывала сына Антона (он на девять лет старше нашего героя Даниила и сейчас скромно служит в Гамбурге, в кордебалете). Результатом встречи Дмитрия и Ольги стал слаженный дуэт на сцене и — марш Мендельсона, а также через некоторое время появление на свет Даниила.

Место, где тебя обожают

Через три года, в 1990-м, пара решила поискать место на земном шаре, где за хорошую работу еще и деньги платят — и, потанцевав немного в Граце и Дюссельдорфе, надолго обосновалась в Висбадене. Там Даня в шестилетнем возрасте впервые вышел на сцену во время спектакля. И это занятие ему понравилось. Он захотел стать артистом.

Родители не то чтобы были против его балетной карьеры, но, вспоминая свое детство и юность в казенных учебных заведениях (а они еще и в общежитиях жили), такой судьбы младшему ребенку не хотели. (Старший заслужил честь заниматься в гамбургской балетной школе — одной из лучших сейчас в Германии.) Даню отдали учиться в обычную школу и записали на занятия по гимнастике, а театр… театр был просто местом обитания. Небольшая висбаденская труппа (тридцать человек; и как они там танцевали «Лебединое озеро» — непонятно) опекала смешливого младенца лучше возможных нянь. И в самые лучшие, самые нежные детские годы он получил это чувство, эту твердую уверенность: театр — то место, где тебя обожают. Не уроки жесткой конкуренции в балетном училище (где каждый соученик тебе соперник), но уроки удовольствия от сцены, даже если ты просто топчешься в уголке.
Да, выучка важна, прекрасны наследственность и отличные физические данные, но вот уверена: младшего Симкина сейчас поднимает над землей (а он буквально парит в потоках воздуха) выданное в детстве счастье.
IMG6866_490.JPG
«Тройка», премьера которой состоялась в Москве, посвящена Мстиславу Ростроповичу (Даниил Симкин — в центре)

Мама начала давать ему ежедневные уроки танца, всего два часа в день. (В училищах день обычно забит профпредметами; на обычных уроках измученные дети спят.) И вот так, по два часа в день, она подготовила его ко всем конкурсам (десять штук за период от 13 до 19 лет, от Перми до Джексона — и всюду первые премии или Гран-при). И конкурсы эти — ад, кошмар, выкручивание нервов для «государственных» подростков — Даней воспринимались просто как проба сил. Приехать, полетать, поблагодарить за награду, откланяться. Ну и пообщаться со сверстниками, конечно, в театре-то подростков нет, там разговоры только со взрослым народом. В своей общеобразовательной школе он про балетные занятия никому не рассказывал. Не то чтобы специально скрывал, но было бы как-то странно: никто из приятелей вообще не представлял себе, что это такое классический танец. Даже когда в пятнадцать в Висбадене он станцевал в «Спящей красавице» Голубую птицу — роль Нижинского, между прочим, — и то не похвастался. Гордо и с удовольствием рассказывал об успехах в освоении компьютерных технологий, о конструировании сайтов, о всех загадках Сети и безопасных маршрутах в ней. Про танцы — молчок.

Солнце внутри

После всех своих побед, в девятнадцать, он получил контракт деми-солиста (следующая ступенька после кордебалета) в Вене — и город был ему мил тем, что можно было ездить домой на выходные. Тут обнаружились проблемы: небольшой рост не позволял работать с высокими балеринами, да и вообще — безупречный в сольных танцах, Даня не лучшим образом смотрелся даже с миниатюрными партнершами. Он привык быть один — в классе, на конкурсе во время исполнения сольных вариаций, и девушка рядом оказывалась лишней. Но он старался, занимался, заново выстраивал себя — и дуэты становились все согласованнее, все естественнее. Работа над собой продолжилась и в American Ballet Theatre, куда Симкин перешел два года назад, и теперь артист гораздо увереннее обращается с партнершами. Но все же лучшие минуты в его ролях — это вариации. Или те роли, что целиком строятся на его индивидуальности. Таких пока немного, последняя — в «Тройке» Бенджамена Миллепье на музыку Баха, мировая премьера которой состоялась на прошлой неделе в Москве, во время гастролей American Ballet Theatre в российской столице.

В спектакле, посвященном Мстиславу Ростроповичу, заняты три танцовщика и один виолончелист (на премьере это был Александр Князев). Под негромкий монолог виолончели артисты (Даниил Симкин, Александр Хаммуди и Саша Радецкий) воспроизводят просто детские игры на лужайке. С невраждебным соперничеством, с беспечным щебетанием ногами, с четким ощущением, что внутри у каждого — солнце. Собственно, это балет о детскости гения (Ростроповича, например). И именно Симкин транслирует это чувство детскости в зал наиболее ясно и убедительно.

Родители юного гения свою профессию не забросили. Мама, Ольга Александрова, сейчас возглавляет балетное отделение Консерватории во Франкфурте-на-Майне. Папа, Дмитрий Симкин, владеет фирмой, занимающейся светодизайном, организует гала-концерты и иногда ставит оригинальные спектакли в небольших театрах Европы. Но можно с уверенностью сказать, что главную работу в жизни они уже выполнили.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.