Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Суши памперс

05.04.2011 | Авченко Василий , Алякринская Наталья | № 12 (197) от 04 апреля 2011 года

С российских прилавков сметают японские товары
02_NIK_0787_490.JPG
Суши памперс. Эхо трагедии в Японии докатилось до российского потребительского рынка. Любители японских автомобилей, еды и подгузников в тревоге: они опасаются, что новые партии привычного товара могут оказаться радиоактивными. Оправданы ли страхи — выяснял The New Times

«Обычно мы покупаем сыну японские подгузники Merries — они тонкие, мягкие, нет ощущения синтетики, — говорит москвичка Валентина Савина, мама годовалого Димы. — Упаковка из 36 штук обходится в 790 рублей, но качество того стоит». Однако найти любимые подгузники для Валентины теперь проблема: интернет-магазин, в котором она всегда их покупала, распродал свои запасы уже через три дня после землетрясения. А потом вывесил на своем сайте объявление для взволнованных родителей: слухи о поступлении «радиоактивных подгузников» в оптовые и розничные российские сети не соответствуют действительности — японские подгузники доставляются по морю и железной дороге до России 2,5–3 месяца. «Это значит, что подгузники, произведенные в Японии после катастрофы 11 марта, прибудут на наш склад самое раннее в июне», — разъясняет руководство интернет-магазина.
01_NIK_0780_490.JPG
Японские памперсы в московских магазинах пользуются повышенным спросом

«После этого разъяснения все равно клиенты звонят ежеминутно», — жалуется Виталий Каюнчин, генеральный директор ООО «Квиэл». По его словам, если раньше брали по 3–4 упаковки подгузников, то после 11 марта стали скупать их фактически оптом, по 50–60 пачек: «Набрали столько, что внукам хватит», — усмехается Каюнчин, хотя вообще-то ему не до смеха: «Предвижу, что проработаем 1–2 месяца — и закроемся. По крайней мере на лето. Народ боится уже сейчас, а что будет дальше, можно себе представить».

Стратегический соус

Откуда такая паника? Александр Шапочкин, эксперт Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, считает, что радиофобия россиян имеет историческую причину: «Во многом она мотивирована тем, что нам не говорили правду во времена чернобыльской катастрофы». Однако в случае с Японией такие опасения беспочвенны, уверен эксперт: по его словам, после трагедии Хиросимы и Нагасаки японцы стали относиться к радиационной безопасности очень внимательно — и сейчас ее нормы в Японии на несколько порядков жестче, чем в России, и в большой степени являются «перестраховочными». К примеру, пищевой продукт, по российской санитарной норме, должен давать фон не более 0,2 микрозиверта в час, а в Японии этот порог уже считается опасным для здоровья.

Однако втолковать это российскому потребителю сложно. «Запасы у нас кончились уже через неделю после 11 марта, — разводит руками Ольга Давыдова, директор московского интернет-магазина «Сакура». — Соусы все разобрали, водоросли, даже японскую жвачку скупили. Мы теперь не знаем, что клиентам сказать». Ажиотаж объясняется просто: клиенты понимают, что ассортимент, который есть в наличии сейчас, был произведен до 11 марта, а значит, полностью безопасен. «А через несколько месяцев ситуация будет обратная, — говорит Давыдова. — Люди начнут бояться японских продуктов». На этот случай здесь решили купить собственный дозиметр — чтобы проверять весь товар из новых поставок. «Своим поставщикам доверяем, но лучше подстраховаться, — объясняет директор. — Мы сами хотим быть абсолютно уверены в своем товаре».

А Валерий Андреев, генеральный директор ООО «Джапро» (Москва), уже обзавелся дозиметром — на случай, если у покупателей его японского супермаркета возникнут сомнения в безопасности товара. «Недоверие населения дальше будет только укрепляться, — прогнозирует Андреев. — Наши покупатели откровенно говорят: мы лучше сейчас побольше возьмем, во-первых, из боязни, что этого товара уже не будет, во-вторых, потому что сомневаются в безопасности следующих партий». 17 лет назад «Джапро» открыли для японцев, живущих в Москве, но постепенно супермаркет стал настолько популярен у россиян, что сегодня они составляют 60% его покупателей, а сами японцы лишь 30%, остальные 10% — американцы, европейцы и другие иностранцы.
GR_01.jpg
Все они сегодня скупают соусы, морскую капусту, кондитерские изделия. По словам Валерия Андреева, некоторый запас товара на складах еще есть: тот, что попал в Россию еще «до Фукусимы». Но скоро он закончится, поэтому в «Джапро» решили организовать пробную авиапоставку лапши, сухих супов «мисо» и сладостей. Поставки самолетами раньше здесь никогда не практиковали, поэтому рискнуть решили небольшой суммой — $7 тыс. — и теперь ожидают груз с некоторой тревогой: «Мы, конечно, исключили товар, произведенный в префектурах, на чью продукцию существует запрет* * Роспотребнадзор наложил временный запрет на экспорт в РФ пищевых продуктов, произведенных в период после 11 марта в префектурах Ганма, Фукусима, Чиба, Ибараки, Нагано и Точиги. , — объясняет Андреев. — Но если на таможне будет определен повышенный фон, наш груз просто не пропустят».

На освобождающуюся нишу тут же находятся претенденты: по словам директора «Джапро», продукты, аутентичные японским, выпускаются в США, Германии, Голландии — к примеру, в последней действует японский завод по производству популярного соевого соуса киккоман. А в интернет-магазине «Сакура» всего 10–15% ассортимента морепродуктов, которые используются для приготовления суши и роллов, — японского происхождения.* * 31 марта Россельхознадзор объявил о намерении ввести запрет на поставки рыбы и рыбной продукции с более чем 200 предприятий Японии. Все остальное — из Тайваня, Индонезии, Китая. «Этот товар выгоднее везти из Китая — он качественный и недорогой по сравнению с японским, — объясняет Ольга Давыдова. — Кроме того, многие роллы, которые любят в России, были придуманы в Америке, а значит, продукты для них нужны совсем не японские». К примеру, для ролла «Филадельфия» требуется одноименный творожный сыр немецкого производства и норвежская семга.

В ожидании русалок

Интересно, что в Приморье, где о жестких японских нормах радиационной безопасности прекрасно осведомлены, паники, подобной московской, не наблюдается: ни памперсы, ни популярная японская косметика, ни бытовая техника, ни продукты из «японских» отделов супермаркетов с прилавков пока не исчезли. Не происходит ни роста цен на них, ни ажиотажного спроса. В магазине «Мигуми» (Владивосток), специализирующемся на косметике и бытовой химии, рассказали, что продукция поступает к ним из префектур Японии, не пострадавших от ударов стихии, — об этом даже гласит специальное объявление. В сети владивостокских супермаркетов Red Mart сообщили, что закупают японские продукты питания на несколько месяцев вперед, так что если дефицит и возникнет (в том числе из-за введенного Роспотребнадзором РФ эмбарго), то только ближе к лету. Это подтвердили в местной компании, ввозящей во Владивосток ионизаторы и увлажнители воздуха из Японии.
 

Нормы радиационной безопасности в Японии на несколько порядков жестче, чем в России    


 

Пока дефицитом в Приморье пользуются только некоторые отечественные товары — индивидуальные дозиметры и препарат «йодомарин», который местные жители скупили в профилактических целях. Не выявлено и случаев импорта радиоактивных «сюрпризов». Представители Роспотребнадзора заверяют, что ведут тщательную проверку уровня радиационного излучения у всего, что завозится из Японии, — и продуктов, и косметики, и даже автомобильных запчастей.

Пожалуй, единственная сфера, где последствия японских событий уже напрямую повлияли на рыночную конъюнктуру, — это импорт подержанных автомобилей из Японии в Россию, превратившийся на Дальнем Востоке в одну из ключевых отраслей* * По официальным данным, Владивостокская таможня в 2010 году оформила более 73 тыс. автомобилей, импортированных из Японии. . Огромное количество автомобилей, приготовленных для России, пострадали от землетрясений и цунами. Это может, во-первых, вызвать перебои в поставках секонд-хенда в порты Дальнего Востока, во-вторых, привести к появлению на российском рынке большого количества «топляков», предупреждает владивостокский предприниматель Евгений Балашов. Топляками, или русалками, на Дальнем Востоке называются машины, попавшие под воздействие морской воды вследствие тайфуна или цунами. Зачастую у таких автомобилей проблемы с электроникой, кроме того, их кузова наиболее подвержены коррозии.
DENGI_TASS_490.JPG
Владивостокский авторынок «Зеленый угол» заполнен японскими автомобилями. Авария на «Фукусиме» пока ничего не изменила

Не исключено, что эти опасения преувеличены: согласно сообщениям из Японии, пострадавшие от цунами автомобили в массовом порядке идут под пресс. Но некоторые автокоммерсанты Владивостока отреагировали на новости оперативно и подняли цены на свои уже растаможенные автомобили в среднем на $1–2 тыс. Помимо «топляков», многие боятся поступления во Владивосток «фонящих» авто. Поэтому наиболее предприимчивые продавцы теперь указывают в своих объявлениях точную дату привоза конкретного автомобиля. При этом на Дальнем Востоке многие опасаются, что у правительства РФ появится новый повод запретить импорт в Россию праворульных автомобилей* * В январе 2009 года правительство РФ планировало ввести запрет на ввоз автомобилей с правым рулем «возрастом» старше 5 лет. Столкнувшись с массовыми протестами на Дальнем Востоке, отказалось от этой идеи, заменив запрет повышенными пошлинами. .

Впрочем, в Дальневосточном таможенном управлении заверяют, что весь импорт тщательным образом проверяется на радиацию: таможенные посты оборудованы системами радиационного контроля «Янтарь», личные приборы есть и у инспекторов таможенного досмотра. Что касается остановки производственного процесса на ряде японских автозаводов, то она может вызвать разве что очень отдаленные последствия для Дальнего Востока в силу того, что в восточные российские порты везутся не новые, а подержанные автомобили (в основном «проходного» возраста от трех до пяти лет). В худшем случае, прогнозируют эксперты авторынка, место подержанных «японцев» на Дальнем Востоке займут машины, собираемые в Корее и Китае.

«Пока нет никаких оснований считать японские товары зараженными, но рынок устроен жестко: если есть малейшая возможность оставить конкурента за бортом, бизнес ею воспользуется», — говорит Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России. Он не исключает, что страхи в отношении японских товаров могут подогреваться искусственно, и призывает население к здравомыслию: «Проникновение зараженной продукции из Японии маловероятно. Там существует жесткий экспортный радиационный контроль. К тому же страна, естественно, не заинтересована в скандалах, связанных с поставками радиационно грязных товаров». Петр Шелищ предлагает воздерживаться от радиофобии: «30 марта сообщили, что в Приморье обнаружили присутствие радиоактивного йода в концентрации более чем в 100 раз ниже допустимого уровня. Если бы с той же тщательностью измеряли уровень радиации в Москве, наверное, тоже нашли бы что-то подобное».





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.