Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Объект Российской Федерации

25.08.2008 | Канцедикас Илья | № 34 от 25 августа 2008 года

Репортаж из Кодорского ущелья

Война в стране души. Россия может признать независимость Абхазии уже на этой неделе. Обращение к Москве с такой просьбой подписали президент и парламент Абхазии, оно было поддержано на Народном сходе. Власти непризнанной республики утверждают, что признать независимость надо в кратчайшие сроки: по-прежнему велика опасность агрессии со стороны Грузии, уверяют они. Военные действия при этом давно завершились, и грузинские военные Абхазии не угрожают. The New Times проехался по территории, которая скоро может стать новым субъектом Российской Федерации

На площади перед зданием сочинского аэропорта осматривается группа мрачноватых основательных мужчин. Бритые затылки, тяжелые высокие ботинки, куртки военного образца, рюкзаки, оттягивающие мускулистые плечи. Среди шорт, маек и коротеньких юбочек курортников компания выглядит насмешкой над законами природы. «Да, мы в Абхазию! — с нескрываемой гордостью признается один из них. — Может быть, еще успеем! Не слышал, где там в добровольцы записывают? Не зря же мы с севера сюда добирались, хотим браткам помочь американцев рвать! Ну или грузин. Нам по барабану! Главное, чтобы оружие выдали».

Далекая война

Радость, с которой тебя встречают абхазы сразу за мостом через пограничную реку Псоу, вначале кажется гипертрофированной: «Давай помогу понести сумку? Мы же вместе победили! Кстати — с тебя 100 рублей...» В Гагре под солнцем краснеют животы сотен российских туристов. Война для них так же далека, как конфликт в Ираке или Афганистане. Наших соотечественников не пугают ни взрывы, гремевшие по всей непризнанной республике несколько месяцев назад, ни колонны военной техники, проезжающие по дорогам из России и обратно, ни агрессивные заявления ястребов из Вашингтона, Тбилиси и Москвы. Некоторым на территории самоопределяющегося государства настолько комфортно, что они даже планируют вложить в Абхазию свои кровные и весьма немаленькие средства. «Мы с друзьями строим здесь дачный поселок, — рассказал бизнесмен из Москвы Сергей Азарян. — Хотели даже купить землю, но по здешним законам можно лишь арендовать. Посчитали — и с точки зрения местоположения, и по всем другим параметрам сейчас места лучше не найти. Сотка стоит в десятки раз дешевле, чем в 30 км отсюда под Сочи. Потерять вложенное не боимся. Наоборот, последние события привлекут столько коммерсантов, что цены будут только расти. Это же страна души...»

В Сухуми все напоминает о войне 1992–1994 годов. Половина зданий пустует, верхние этажи многоэтажек хранят следы обстрелов. Туристы фотографируются на фоне развалин под низкий, почти неразличимый гул далекой артиллерийской канонады (военные объясняют, что это так называемый заградительный огонь по тропам в Кодорском ущелье), все вокруг поднимают тосты за славу российского оружия и беспримерную отвагу победивших абхазов. Боевые действия, для всего остального мира начавшиеся внезапно и без понятного повода, здесь никого не удивляют. Местные военные рассказывают, что предвидели неминуемость войны. «В 2006 году в нарушение договоров и резолюций ООН грузинская сторона выдвинула свои вооруженные силы на территорию непризнанной республики, — объясняет резервист по имени Гарри. — Более 1,5 тыс. военных вошли в Кодорское ущелье, официально считавшееся демилитаризованной зоной. Кроме пункта наблюдателей миротворческих сил, в этих местах не должно было находиться никаких вооруженных частей». Грузины не только ввели своих солдат, число которых, по данным абхазской стороны, иногда достигало 4 тысяч, но и снабжали оружием отряды местных жителей — сванов, воевавших когда-то против Абхазии. В итоге грузинские части вытеснили миротворцев из Кодорского ущелья, выход из которого с абхазской стороны находится в 40 километрах от Сухуми. Всего тогда было занято более 1 тыс. квадратных километров абхазской территории, то есть одна восьмая часть всей непризнанной республики. Гарри уверен, что российская сторона также прекрасно понимала неизбежность конфликта. Иначе зачем железнодорожные войска минувшей весной восстанавливали ветку от Сухуми в сторону Гали? Туда же все равно некому ездить...

Пустое ущелье

Таксист Роланд в Кодорское ущелье соглашается ехать легко: «Статью будешь снимать? 200 долларов — и поехали!» С каждым новым километром, отделяющим от Сухуми, пейзаж становится все печальнее. Заброшенные дома и целые селения, все более разбитый асфальт, почти не встречаются люди. Коровы, лежащие прямо на горячем асфальте, лениво провожают автомобиль глазами. Спустя примерно 100 км дорога превращается в лунный пейзаж, и машину приходится остановить. «Слушай, что тебе там надо видеть? — отговаривает меня водитель от попыток пробраться дальше. — Все грузинские и сванские села наши разбомбили. Там теперь людей нету совсем. Кто будет там жить? Вот наши женщины нарожают и тогда...»

Группа вооруженных людей, у которых мы пытались узнать варианты объезда, подтвердила слова Роланда. Немного дальше, кивают солдаты, оказавшиеся бойцами абхазского Минобороны, действительно есть несколько горных сел. И по ним действительно велся огонь. И из «градов» тоже. И из «акаций» — 152-миллиметровых самоходных гаубиц. Была информация, что в селах стоят регулярные части грузинской армии или настроенные против Абхазии партизаны, так называемый «Белый отряд». Однако когда туда вошла абхазская разведка, оказалось, что населенные пункты пусты. Абхазские военные утверждают, что во время войны начала 90-х годов такие партизаны получали по $800 за комплект из двух абхазских ушей. И по $400 за женские, с дырками от серег.

Раздел трофеев

Дорога в Гальский район также не радует, но пробраться все же можно. На пути попадаются колонны военной техники. Российские бойцы спокойны и всем видом показывают, что едут с победой. На многих нет касок и бронежилетов. На посту перед въездом в Гали, прямо перед каналом местной ГЭС (станция находится на стороне абхазов, а водохранилище — у грузин. Даже во время открытого противостояния энергию делили по-братски), стоит очередная вереница «уралов». Перед ней, судя по скучающим лицам подчиненных, не первый час спорят два полковника, российский и абхазский. «Мы же миротворцы, — объясняет россиянин, — мы вам помогли, войну для Абхазии выиграли! А вы нас не выпускаете. Мне трофейные лодки, — полковник в сотый раз показывает на приделанные к машинам прицепы с резиновыми катерами, — надо в расположение части доставить!» «Нэ пющу!» — отвечает абхазец в сотый раз. Ополченцы громко доказывают друг другу, что «для России 15 лодок — ерунда, а для Абхазии — флот! Каждая, кстати, по €150 тыс. стоит!» К журналистам местные военные относятся подозрительно и все расспросы заканчиваются задержанием. Задержанному, правда, тут же предлагают пострелять из «калашникова». Услуга платная — один рожок 500 рублей. «Грузины не умеют воевать, — резюмирует пожилой абхазец, когдато работавший учителем. — Они думают, что Америка им поможет. Забывают только, что штат Джорджия в США уже есть...»

Спикер парламента Республики Абхазия Нугзар Ашуба — The New Times

Даже после войны 1992–1994 годов мы ждали от Грузии предложения мира и предполагали совместное соглашение о равноправной государственности, скажем, на условиях конфедерации. К сожалению, так и не дождались. Тогда в 1999 году на референдуме 97% нашего населения высказалось за свободу республики и была принята декларация независимости. Это решение соответствует нормам резолюции ООН о праве нации на самоопределение. На протяжении тысячелетий Абхазия находится в крайне сложном геополитическом пространстве. За все время существования нашего народа не было ни одного поколения, которое бы ни разу не воевало. Сейчас стало ясно, что стране необходим протекторат могущественного соседа. Только в этом случае мы можем рассчитывать на настоящую независимость. Существует мировая практика: к примеру, некоторые страны Океании — Палау, Микронезия, Маршалловы острова являются свободноассоциированными членами США. Они имеют совместную с Соединенными Штатами валюту, совместно решают вопросы обороны и внешней политики. При этом каждое из этих государств является независимым членом ООН. Не скрою — мы надеемся на скорый союз с Российской Федерацией. Многие абхазы получают образование в России, ваша страна предоставляет социальные гарантии, уже 200 лет мы находимся в одном культурном пространстве. Будет ли республика признана ООН и международным сообществом — это их дело. Для нас Россия сейчас и есть весь мир! В обмен на защиту и помощь мы можем предложить вашей стране многое. У Абхазии есть 220 км полосы роскошных черноморских пляжей. Если восстановить построенную в конце XIX столетия российским царем Николаем Военно-Сухумскую дорогу через Кодорское ущелье, жители юга России смогут, срезая 300–400 км, за несколько часов добираться в наши великолепные здравницы и музеи: Гагра, Пицунда, Новый Афон, Гудаута, озеро Рица. К тому же наша страна уже выполняет для России роль своеобразной буферной зоны, прикрывая летнюю столицу России — Сочи — от государств, уже входящих или планирующих войти в НАТО.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.