Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Точка зрения

Тандем: схватка началась

04.04.2011 | Альбац Евгения | № 12 (197) от 04 апреля 2011 года

Ну что ж: секрет полишинеля перестал быть таковым. Речь президента Медведева в Магнитогорске на очередном (22-м) заседании Комиссии по модернизации была весьма красноречива и подтвердила то, о чем The New Times пишет уже больше года. Противоречия — неизбежные — между дуумвирами, которые долго пытались представить как трения между аппаратами Кремля и Белого дома, вылились в открытую конфронтацию между двумя главными игроками российской бюрократической политики — президентом и премьером.

В Магнитогорске, напомню, Медведев потребовал «исключить практику, когда профильные руководители правительства, а именно те, кто отвечает за правила регулирования в конкретных отраслях, занимают места в советах директоров компаний, работающих в условиях конкуренции». А его помощник Аркадий Дворкович озвучил и имена: «Это касается финансового сектора — ВТБ, Кудрин; энергетического сектора — «Роснефть», Сечин; транспортного — Аэрофлот, Шереметьево, Левитин; Россельхозбанк — Зубков».

Дальше Медведев наехал на главные кошельки своего оппонента — «Транснефть», «Газпром» и РЖД, которых почти впрямую обвинил в коррупции: «Наши госкомпании тратят на приобретение товаров, работ и услуг для своих нужд, как правило, намного больше, чем их зарубежные конкуренты. Знаю об этом не понаслышке. К сожалению, чем-то иным, кроме коррупции, объяснить это зачастую почти невозможно». А под занавес, не скрывая раздражения, еще и осадил главу «Ростехнологий» Сергея Чемезова.

Если вспомнить, что практически все эти товарищи либо члены кооператива «Озеро», либо приближенные к оному, либо старые соратники премьера по КГБ, то сомнений не остается. Медведев не просто пошел в атаку на своего патрона — он создает себе формаль-
ные поводы для того, чтобы отправить и премьера, и его правительство в отставку. Другими словами, Медведев пытается лишить Путина администра-
тивного и финансового ресурса для того. чтобы конкурировать за Кремль-2012. Решится ли он нанести удар — вопрос. Ответит ли Путин упреждающим ударом — вопрос. Но сомнений нет: схватка началась.

Расклады

Чуть раньше бои развернулись на флангах и арьергардных площадках. Путинские и медведевские намертво схватились на силовом поле: Следственный комитет близкого к премьеру Александра Бастрыкина начал операцию по устранению близкого к президенту генпрокурора Юрия Чайки. Вдруг — ну естественно, вдруг — обнаружилось, что подмосковные прокуроры «крышуют» нелегальные казино, а посредником или бенефициаром выступает сын главного законника страны.

Схватились и на поле нефтяном, то есть там, где находятся главные финансовые ресурсы бюрократической политики: российские акционеры ТНК-BP (Михаил Фридман и Виктор Вексельберг) — с вице-премьером и главой «Роснефти» Игорем Сечиным. В Магнитогорске Медведев недвусмысленно дал понять, на чьей стороне он в этом споре.

Ну и наконец, свои полешки подбросили и разные экспертные группы: доклад Центра стратегических разработок, заявивший, что страна больше не может нести на себе бремя тандема, стал сенсацией (интервью с одним из авторов доклада читайте на стр. 18).

Группы поддержки

Если мордобой внутри силового клана для нас не новость — его вариации мы наблюдали и в 2008-м, и в 2009-м, то выход на авансцену политики большого бизнеса — событие знаковое. В переводе на общедоступный владельцы одной из крупнейших компаний страны — «Альфа-групп» и совладельцы ТНК-BP, через Стокгольмский арбитраж добившиеся признания незаконным соглашения между British Petroleum и «Роснефтью» (сделку, напомню, благословил лично премьер), во всеуслышание заявили: путинские ребята перешли грань, подняли руку на тех, кто все 10 лет соблюдал предложенные еще президентом Путиным правила игры. А именно: «Вы не лезете в политику — мы вас не трогаем». Тронули. А Игорь Сечин в известном интервью Wall Street Journal позволил себе еще и неприкрытую угрозу в адрес руководителей ТНК-BP Германа Хана и Михаила Фридмана. И тем поставил последних перед выбором: либо прогнуться, либо показать зубы. Прогнуться нельзя — путинские 10 лет отчетливо показали: тех, кто встает на колени, добивают. Ибо раненый зверь становится вдвойне опасен — это чекисты знают хорошо. Акционеры ТНК-BP сделали свой выбор, а Медведев в Магнитогорске дал понять — так, чтобы услышали и другие большие и средние бизнесы: «Я готов вас защищать». Естественно — в обмен на поддержку. Сигнал услышали. И — замерли: что предпримет Путин? Выполнит поручение президента по отстранению Сечина и Co от контроля за нефтянкой или проигнорирует? И если проигнорирует — сделает ли Медведев следующий шаг? А шаг этот, повторю, может быть только один: отставка правительства. Ибо только лишив конкурента административных и финансовых рычагов, которые дает пост премьера, равно как и возможности в ежедневном режиме демонстрировать по всем главным телеканалам свою заботу о народе, Медведев получает шанс выиграть схватку за Кремль-2012.
 

Решится ли Медведев нанести удар — вопрос. Ответит ли Путин упреждающим ударом — вопрос. Но сомнений нет: схватка началась    


 

Риски

Можно не сомневаться, что Путин вызов услышал. Что у него за пазухой? Изберет излюбленный чекистами сценарий: усиление террористической угрозы — приведение в готовность внутренних войск и как крайний случай — введение чрезвычайного положения в столице и окрестностях? Инициирует посредством лояльной ему «Единой России» сначала критику президента за его компромисс с Западом по вопросу о Ливии, а потом и вотум недоверия? Впрочем, известно: Путин любит делать непредсказуемые шаги, а потому и гадать бессмысленно. Один вариант кажется для него невозможным — подать в отставку и заявить себя как кандидата в президенты от партии «Единая Россия». Ибо подобный шаг означал бы, что в стране есть демократическая политика, то есть реальное политическое соперничество, борьба за электорат и прочее. Ничего этого нет.

Есть борьба бюрократических кланов за то, кто будет резать пирог в следующие 6–12 лет. Ничего иного в условиях авторитарного режима не бывает и быть не может. Народу в этих условиях отведена роль наблюдателя, бизнес — как самая активная часть среднего класса — до поры до времени тоже нервно курит в сторонке, пытаясь угадать, у какой бюрократической группы больше шансов победить, а следовательно, и под чьи знамена встать. Путин, создавший эту систему власти, знает ее реалии лучше других. А потому понимает: в ту минуту, как за ним закроется дверь премьерского кабинета в Белом доме, вся бюрократия выстроится под нового хозяина и меню его опций сузится до минимума — переворот, эмиграция. Третье — дано?

Завтра

Впрочем, нельзя исключить, что дуумвиры опять попробуют договориться. Что ж, ситуация купируется на несколько месяцев — скажем, до осени. Это сократит шансы Медведева на второй срок, но кризиса вертикали не предотвратит — устоять в прежнем виде ей будет сложно. Внутривидовая борьба работает на разрыв. К несчастью, мы все — ее заложники.







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.