Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Амбициозные голодранцы

04.04.2011 | № 12 (197) от 04 апреля 2011 года

Три недели среди "Наших"
GLAVNOE_REUTERS_490.JPG
СУРРЕАЛИЗМ. Оппоненты называют их «нашистами», «хунвейбинами» и «гитлерюгендом». Кремлевские кураторы уверяют их, что они — будущая политическая элита страны. Чтобы понять, кто они на самом деле, корреспондент The New Times на несколько недель стал сторонником движения «Наши».

Сайт «Наших». Всё в красном. Красные Медведев и Путин. Жирная надпись «Третьим будешь?» Красный номер телефона для желающих вступить. Женский голос в трубке с первых секунд переходит на «ты» и зовет на собрание для новичков. С глупо воодушевленным лицом и мантрами «Сурков — мой кумир» и «Всем бы такого мужчину, как Путина», отправляюсь к «Нашим».

Штаб-квартира — в районе Миусской площади, под боком у бывшего общежития Высшей партшколы КПСС. Для «Наших» — очень удобное место. Вместо ВПШ теперь РГГУ, а совсем рядом с гуманитарным университетом — альма-матер Ходорковского, химико-технологический университет им. Менделеева. Вся округа перенасыщена молодежью: идеальное место для агитработы.

«Классный мужик»

Пересекаю порог штаб-квартиры и натыкаюсь на бегающих взад-вперед свиней с недобрым оскалом и химзащитников в соответствующих костюмах. «Только что с акции», — объясняет комиссар движения Иван Косов. В образе свиней активисты «Наших» патрулируют супермаркеты в поисках просроченных товаров на прилавках. Лестница, ведущая в святая святых самого известного молодежного движения в России (согласно опросу «Левада-Центра» в январе 2011 года о нем знали 31% респондентов), украшена огромными портретами дуумвиров, над их светлыми головами сияет логотип «Наших». Прошу сфоткать меня меж двух светочей — ребята одобрительно улыбаются: «Правильно, это у нас традиция».

Первый вопрос: «А кто вообще — не наши?» Андрей, рядовой «нашист», студент-дизайнер в потертых джинсах и сумке, болтающейся у колен, отвечает мгновенно, словно ждал этого вопроса: «Милиционеры, берущие взятки, продавцы аптек, торгующие наркотиками, владельцы нелегальных казино…»

Идем дальше. Взгляд замирает на стене почета: фотографии, грамоты активистов и в завершение красным по белому: «А чего добился ты?» Весь интерьер выдержан в этой гамме. «Красный цвет — это цвет нашего исторического прошлого, а белый — будущего» — так объясняют свои цветовые пристрастия «Наши». Фотография рукопожатия Путина и Якеменко, портрет Суркова с пририсованными активистами усиками а-ля Дали и подписью «Сурреализм. Надо быть реалистом», и снова Путин, реже — Медведев. На полках в огромном количестве полезные книжки «Враги Путина» и «Владислав Сурков. Тексты 97–07». На вопрос о роли Суркова комиссар Косов со значением говорит: «Сурков — наш идейный лидер. Классный мужик». Несколько раз в год бывают встречи с классным мужиком. Очередная состоится в середине апреля. Тогда же планируется масштабная антикоррупционная акция «Белые фартуки» с участием 50 тыс. человек, половину из которых доставят из регионов в Москву специальными автобусами. Кто оплатит этот банкет? «Социально ориентированные бизнесмены», — повисший в воздухе немой вопрос получает быстрый ответ проницательного комиссара.

Акция «Белые фартуки» (по мнению комиссаров, это символ чистоты и неподкупности) пройдет 16 апреля. По задумке организаторов 50 тыс. активистов должны зафиксировать случаи коррупции в Москве. «Например, если у ректора вашего института дорогая иномарка, встаньте рядом с ней и на камеру потребуйте, чтобы было проведено разбирательство, на какие средства он ее приобрел», — инструктировали нас в штабе. В 14.00 16 апреля 50 тыс. файлов с такими свидетельствами загрузят в Сеть. Слоган акции: «Все, что старательно скрывалось».

Амбициозные голодранцы

«Половину из регионов привезут, — делится комиссар, — а остальных мы должны собрать. У тебя уже кто-нибудь есть?» То, что я только пришла, никого не интересует. Пришла — включайся в работу. По счастью, его уводят соратники и он бросает неофитку в «комнате отдыха».
 

Главное — ты должна хорошо понимать, — говорит комиссар Кирилл, — демократию можно выстроить только тоталитарными методами    


 

Теннисные столы, компьютеры — в свободное от пропагандистской работы время «нашисты» играют в пинг-понг, режутся в разнообразные стрелялки. На стенах — коллажи с фотографиями активистов, рядом — двенадцать «путинских месяцев» с нашумевшего журфаковского календаря. Огромный плакат с мрачным заголовком «Чужие: альтернативы есть?» Среди чужих Юлия Латынина, Эдуард Лимонов, Алексей Венедиктов, Дмитрий Муратов, Борис Немцов, Илья Яшин.

Постепенно знакомимся с другими сторонниками. На вопрос, как сюда попала, выдаю домашнюю заготовку: дескать, в очередном поиске себя на просторах Сети наткнулась на сайт «Наших», поняла, что разделяю идею, и вот решилась… В ответ радостные восклицания: «Неужели? Хоть кто-то пришел по собственному желанию!» В основном ребят в движение приводят родственники, друзья, агитаторы-активисты. Тащат с улиц, из школ, училищ, институтов. Из ведущих институтов, кстати, почти никого. Да здесь и не принято обсуждать учебу — по сравнению с движением это несущественно. Перед каждым активистом стоит план — надо завербовать в движение за определенный период времени определенное количество людей. Чем старше ты в иерархии, тем больше план. Например, для акции «Белые фартуки» лидер округа — а командная структура «Наших» устроена по территориальному принципу и вся Москва нарезана на округа и районы — должен набрать 1000 добровольцев, лидер района — 100. «Скоро наконец весна, тепло будет, — предвкушает один из отдыхающих «нашистов», — народ вывалится на улицу, будем день и ночь агитировать». На честное признание, что, мол, талантом сетевого маркетинга не обладаю, ободряющий ответ: «Научим! Это очень важно — за это баллы дают!» Баллы — это путь вверх, шанс стать не только нашим, но и нужным.

«Таких, как ты, — тех, кто только приходит в движение, — мы называем амбициозными голодранцами: они ничего не умеют, но всего хотят. Если мечтаешь снять фильм, но не знаешь как — не беда, мы тебя научим. Главное — убеждать. Мы и этому учим!» — рассказывает Ваня, «нашист» с шестилетним стажем. «Зато представь — через два года, пройдя два «Селигера», участвуя во всех акциях, ты сможешь стать комиссаром движения. А комиссары — это успешные менеджеры, талантливые режиссеры и модельеры, молодые депутаты и бизнесмены. Это профессионалы, лидеры и патриоты. Это твой шанс в жизни!» Но сперва придется выучить манифест и сдать его федеральному комиссару движения Марии Кислицыной. А потом торжественно получить значок. И отправиться агитировать и учиться агитации.

Их университеты

Юные защитники суверенной демократии должны пройти обязательные курсы: «Практическая риторика» (автор курса Олег Матвейчев, политтехнолог ЕР, который недавно написал в своем блоге, что мечтает намотать на гусеницы танков всех противников власти), «Информационно-политические войны» (автор Инна Кабанова, гендиректор коммуникационной группы G3, преподаватель факультета журналистики МГУ им. Ломоносова), «Продвижение проектов в блогах и социальных сетях. Socialmediamarketing (SMM)» (Светлана Бач, руководитель PR-направления агентства готовых маркетинговых решений Batch). Каждую неделю представители региональных отделений и лидеры отправляются для получения консультаций к тележурналисту, ведущему программы «Поединок» на канале «Россия» Владимиру Соловьеву («скользкий дядя, но разбирается»), а также к генеральному продюсеру RuTube Юрию Дегтяреву. Активистов учат изготавливать видеоролики и посвящают в искусство их продвижения в Сети («в соцсетях нужна работа — это главный вектор»). Перед всеми большими акциями «нашисты» проводят уикенд в пансионате «Клязьма» Управления делами президента РФ (именно здесь, кстати, проходил и последний новогодний корпоратив администрации президента), где с ними проводят «тренсбор и сплачку» («ну сплачивают нас, непонятно, что ли?»), рассказывают, как правильно проводить массовую акцию, получать разрешение в администрации, приглашать СМИ.

В качестве бонуса — бесплатный интернет, занятия йогой, рукопашным боем, самообороной, курсами фотошопа. Попутно надо готовиться к очередному «Селигеру». Кандидатский минимум для попадания на селигерский слет несложный, но тягомотный: надо снять пять фильмов (так называют интервью на любительскую камеру со стандартным набором вопросов) о ветеранах и написать эссе по книге Николая Старикова «Национализация рубля», развивающей идеи президента Медведева о превращении рубля в мировую резервную валюту.

В еще одной «комнате отдыха» сильно пахнет гамбургерами и картошкой из «Макдоналдса». За чашкой зеленого чая Косов, комиссар с шестилетним стажем, посвящает в тайны мира: почему рухнул Советский Союз, кто делает «оранжевые революции», заказывает кризис и как американцы пытаются сфальсифицировать историю России. «Партия реванша» активно поддерживается из-за рубежа, и наши либерало-фашисты всего лишь лицедеи большой бродвейской политической постановки», — строго говорит он, и становится понятно, что эти слова из манифеста «Наших» мне тоже придется знать назубок.

GLAVNOE_RIA_200.jpg
«Амбициозные голодранцы», впервые
оказавшись в штабе «Наших»,
обязательно прочтут «План Путина»,
познакомятся с Василием Якеменко,
а если повезет, попадут и на ближайший
съезд движения, который обещал
посетить Владислав Сурков
Законное хулиганство

«Наши» — это определенная часть общества, которая самоорганизовалась для решения каких-то проблем. Мы — за путинский курс, а не за Путина. Если Путин спрыгнет с окна, мы не прыгнем вслед. Если понадобится — будем кошмарить», — говорит комиссар Косов. «Кошмарить» — это термин, используемый движенцами для объяснения некоторых акций. Например, чтобы чиновники на собственной шкуре почувствовали, каково жить и работать на помойке, «Наши» в рамках проекта «Экология» завалили люберецкую администрацию мусором со свалки в Торбеево.

Те из движенцев, кто пошустрее, метят в большую политику, стараясь использовать все возможности «Селигера», других встреч и семинаров. Для других это просто стиль жизни, ощущение собственной значимости, ведь это круто: ты можешь формировать повестку дня, направляя камеру на ту или иную проблему. Кто-то идет в «Наши», чтобы похулиганить в рамках закона: ну когда еще у тебя будет возможность собственноручно закрыть нелегальное казино, завалив вход мешками цемента в ожидании приезда милиции!

На собрание для новичков по случаю надвигающегося апрельского «Движения против взяток и откатов» Василий Якеменко явился с опозданием, как подобает свойскому парню — в джинсах, кедах и толстовке с капюшоном от Armani. Разогревает публику вопросами: «Пусть поднимут руки те девушки, которые считают, что если мужчина изменил один раз, то это не измена?», «А теперь те из ребят, кто жалеет, что не изменил девушке вовремя?» Наконец, добирается до «десерта»: «Кто никогда, ни при каких обстоятельствах не возьмет взятку?» На горизонте две руки и тишина. Не унывая, Якеменко предлагает остаться тем, кто готов пожертвовать переломанными ногами и нажить себе богатеньких врагов во благо светлого будущего России. «Лет так через 15, и то не факт». Пять человек хотят уйти, но просят право на последний вопрос. Якеменко с улыбкой отказывает: «Нет уж. Вам уходить, а мне отвечать». По истечении семнадцати минут, о которых молодежный лидер заявил в начале выступления, он спешит попрощаться, оставив новичкам адрес своей страницы «ВКонтакте». Как говорит комиссар Косов, Якеменко всегда собственноручно отвечает на сообщения и даже жалуется, что, мол, пятнадцати писем в день для него маловато.

«Главное, ты должна хорошо понимать, — откусив сочный кусок гамбургера, говорит на прощание Кирилл, лидер «Наших» в Юго-Западном округе Москвы, — демократию можно выстроить только тоталитарными методами».







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.