Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Немного солнца в холодной войне

25.08.2008 | Колесников Андрей | № 34 от 25 августа 2008 года

Аналитики по стратегии компании «Тройка Диалог» выпустили на прошлой неделе обзор о возможном влиянии конфликта вокруг Южной Осетии на фондовый рынок. Холодной войны России и Запада не будет, но сохранится «продолжительная напряженность», считают они. Что не лучшим образом отразится на экономических перспективах России

Сдержанный оптимизм этого по преимуществу пессимистического доклада основан на том допущении, что «Россия и Запад нужны друг другу». Аналитики Кингсмилл Бонд и Андрей Кузнецов пишут: «Россия не сможет поддерживать свой рост без зарубежного капитала и международного опыта, а Западу требуется сильный союзник в борьбе с мировым терроризмом и Ираном. Кроме того, Россия — единственный крупный поставщик энергоносителей за пределами Ближнего Востока». В этих словах столько же здравого смысла, сколько экономического детерминизма. В заочный спор со сторонниками той точки зрения, что экономика обеспечит мир во всем мире, на днях вступил экономист и колумнист «НьюЙорк таймс» Пол Кругман. В своей колонке «Великая иллюзия» он попытался доказать, что мир держится не столько благодаря взаимной экономической зависимости, сколько по той причине, что у разных государств есть общие демократические ценности, а к России и Грузии это не относится: «Вера в то, что экономическая рациональность неизменно предотвращает войну, — это великая иллюзия».

Экономика продавцов

Авторы обзора «Тройки Диалог», который называется «Новая холодная война — миф», подчеркивают, что у России и Запада нет идеологических разногласий (во что, правда, не очень верится, когда читаешь насыщенную великодержавной риторикой продукцию мидовских клерков и кремлевских спичрайтеров). Нет и желания воевать. На этом пока оптимизм заканчивается.

Бонд и Кузнецов полагают, что большой интерес инвесторов к российским активам может существенно снизиться: «Геополитическая неопределенность и поток плохих новостей едва ли привлекут инвесторов на российский рынок, особенно когда сырье дешевеет, а правовые риски растут». Иностранным инвесторам, по оценке «Тройки Диалог», принадлежит около половины находящихся в свободном обращении акций российских эмитентов. Именно они являются основным источником «длинных» денег, поступающих в российскую экономику. Западные инвесторы могут начать сокращать долю российских активов в своих инвестиционных портфелях. Дополнительный толчок продажам может дать «ужесточение словесного обмена между Россией и Западом». Продажи ударят по рынку и, кроме того, могут замедлить «рост бизнеса тех компаний, которым не удастся привлечь заимствования за рубежом».

Едва ли не самый существенный риск — потеря интереса к России, как это уже произошло с Аргентиной и Венесуэлой. Но такое развитие событий возможно только в том случае, если кризис в отношениях России с Западом окажется по-настоящему глубоким.

Подъема не будет

О глубине возможного кризиса свидетельствуют как факты (см. материалы раздела «Главное»), так и крайне негативная и раздраженная реакция тех, кто формирует общественное мнение на Западе. Которое, как мы теперь поняли, напрямую формирует стратегии инвесторов и, следовательно, влияет на инвестиционное будущее России. А наша страна, по пессимистичной оценке Томаса Фридмана, автора знаменитой книги «Плоский мир», может стать «более изолированной, менее безопасной и менее богатой».

В своей передовице журнал «Экономист» называет политику России «новым русским империализмом». И, квалифицируя действия Михаила Саакашвили как «дурацкие» и «преступные», говоря о том, что он потерял доверие, тем не менее рекомендует вести себя со все еще путинским режимом как можно жестче. В частности, по мнению влиятельного еженедельника, Россию не следует пускать в ключевые мировые институты — Организацию по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) и Всемирную торговую организацию (ВТО). Необходимо, считает «Экономист», усилить «Большую семерку» в противовес «Большой восьмерке».

Обзор «Тройки Диалог» дополняет картину. Конфликт еще не исчерпан: до ноябрьских президентских выборов позиция США по отношению к России останется максимально жесткой, а на декабрьском саммите НАТО, возможно, будет обсуждаться вопрос о приеме в организацию Украины и Грузии. Поэтому, заключают аналитики, до 2009 года подъема скорее всего ожидать не следует: «… Для преодоления глобального неприятия риска рынку потребуется сильный катализатор (например, рост цен на нефть, существенное облегчение налоговой нагрузки нефтяного сектора, урегулирование отношений между Россией и США или военный конфликт США и Ирана). Едва ли такой катализатор появится до конца года».

Самым же уязвимым рынком, по оценке Бонда и Кузнецова, является Украина. Ее экономика сильно зависит от зарубежного капитала: «…У страны большое отрицательное сальдо счета текущих операций. Недавние геополитические события — дополнительная угроза стабильности валюты и рынка Украины».

Снова покупать?

Аналитики «Тройки Диалог» полагают, что, несмотря на столь пессимистичную картину, России не угрожают два фундаментальных риска — экономические потрясения и отказ государства от рыночных принципов. Они считают, что интерес к российскому рынку в итоге восстановится: «России ни один из этих рисков не угрожает. Макроэкономические показатели по-прежнему очень хорошие, а государство заинтересовано в дальнейшем развитии рыночной экономики». Аналитики ожидают, что «удорожание капитала создаст предпосылки для выгодных вложений — особенно в акции компаний, ориентированных на внутренний рынок. Сейчас мы рекомендуем осторожный подход к секторам, которым предстоят крупные капиталовложения (таким, как электроэнергетика), отдавая предпочтение банкам». Выгоды вложений в Россию, судя по таким оценкам, выше, чем возможные риски. И отвадить инвесторов от страны может уж совсем печальное развитие событий. Восстановился же инвестиционный интерес к России после «дела ЮКОСа». Восстановится он, если верить аналитикам, и сейчас, хотя и не раньше 2009 года.

Однако неопределенность велика как никогда: и прежде всего в том, как далеко российское руководство готово зайти в своих вербальных сражениях с Западом. Грань между словесной эквилибристикой и холодной войной почти неуловима. И у нас нет прибора, который позволил бы зарегистрировать с точностью до минуты переход отношений в режим холодной войны.

Из обзора «Новая холодная война — миф» Что может разрядить ситуацию? Фондовые рынки значительно снизились, и возникает вопрос: что, помимо времени, сможет успокоить инвесторов и создать хорошую возможность для инвестиций? Положительным моментом может стать возвращение российских войск на позиции, которые они занимали до обострения событий, но, учитывая масштаб конфликта, этого может быть недостаточно. Два ключевых фактора лежат в области внутренней политики США и Украины. Победа Барака Обамы на президентских выборах может способствовать достижению компромисса между Россией и США... Если в 2010 году она (премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. — The New Times) займет президентское кресло, то напряженность в отношениях между Украиной и Россией может снизиться. Основной внешний фактор, способный снизить накал страстей, — возможный ввод войск США в Иран, после которого американской стороне придется занять более миролюбивую позицию в отношении России.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.