Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

Пир на Апеннинах

31.03.2011 | № 11 (196) от 28 марта 2011 года

Италия празднует 150-летие объединения страны

56_490.jpg
Рим. Холм Джаниколо. В честь 150-летия единой Италии граждане пришли к памятнику Аните Гарибальди, жене Джузеппе Гарибальди

MADE IN ITALY. Ровно 150 лет минуло с тех пор, как прекрасная Италия стала к тому же единой. Раздающийся в стране барабанный бой по случаю памятной даты напоминает советские официальные юбилеи: власти надувают щеки, а широкая публика демонстрирует индифферентность. Ветры войны, подувшие над южным Средиземноморьем с 17 марта, и вовсе превратили нынешний праздник на Апеннинах в некое подобие пира во время чумы. Тем не менее The New Times заглянул на этот пир

Торжества начались 16 марта с «Ночи триколора», когда главные достопримечательности Рима и других итальянских исторических столиц — Турина, Флоренции и Неаполя — «окрасились» в традиционные цвета итальянского флага: красный, белый и зеленый, символизирующие соответственно пролитую кровь героев, христианскую веру и надежду.

17 марта в этом году был объявлен нерабочим днем. Старт празднованию дал президент республики Джорджо Наполитано, возложивший венок к подножию конной статуи первого короля объединенной Италии Виктора Эммануила II у помпезного монумента «Алтарь отечества». Церемония прошла «в прямом эфире» под звуки итальянского гимна, текст которого был сочинен Гоффреддо Мамели, одним из участников Рисорджименто — движения за объединение**Мамели не дожил до осуществления своей мечты, погиб в 1849 году в 22-летнем возрасте.. Затем Наполитано открыл новый Музей Римской республики и памяти Гарибальди, где собраны исторические документы, картины, карты, письма, предметы, рассказывающие о бурной истории Италии в XIX веке.

«Италия златая»

Впрочем, итальянцы справедливо считают свою страну куда более древней. Сам термин и географическое понятие «Италия» существует с древнеримских времен. Не случайно классики латинской поэзии, великие историки античности считаются частью духовного наследия Италии. В Средние века Италия была самой развитой частью Европы. Именно отсюда шли новые веяния, и весь европейский континент заимствовал ее достижения. Поэты Данте и Петрарка, художники Леонардо да Винчи, Рафаэль и Микеланджело, ученые Галилей и Джордано Бруно остались в истории как представители итальянского гуманизма. Не зря Пушкин называл эту благословенную землю «Италией златой». Именно итальянцы создали современную нотную грамоту, научили прочих европейцев носить очки и есть вилками… Морские республики, существовавшие в Средние века в Венеции и Генуе, имели мощный флот, там существовала передовая для своего времени промышленность.

Флорентийские Медичи или миланские Сфорца славились как меценаты, но объединить страну им не удавалось. Северо-восток Италии постепенно оказался под контролем Австрийской империи, юг на некоторое время перешел под власть Испании. Центром страны управлял лично Папа Римский. Раздробленность страны в итоге затормозила ее развитие.

Вхождение в семью

17 марта 1861 года парламент Королевства Сардинии одобрил закон, устанавливающий статус единого Итальянского королевства во главе с Виктором Эммануилом II.**Монархия в Италии просуществовала менее ста лет, на всенародном референдуме после Второй мировой войны была провозглашена республика. В тот день первый премьер-министр граф Камилло Кавур в письме в Лондон сообщил о «вхождении Италии в семью независимых наций Европы». Впрочем, объединение страны на этом не было закончено. Венецианскую область удалось присоединить только в 1866 году.

Первой столицей Итальянского королевства стал Турин, родина Савойских принцев. Затем главным городом пять лет была Флоренция, и лишь в 1871 году войскам под командованием легендарного Джузеппе Гарибальди удалось вырвать Рим из власти Папы Римского. (В этой связи особенно знаменательным выглядело участие в нынешней торжественной церемонии у «Алтаря отечества» госсекретаря /глава правительства/ Ватикана кардинала Тарчизио Бертоне. Не остался в стороне и сам Папа Римский Бенедикт XVI, приславший поздравление президенту Наполитано. В нем он подчеркнул роль Церкви и католичества как фундамента для единства итальянцев.)

Казалось, единую Италию ждало великое будущее, но этого не случилось. Колоний ей досталось мало (Ливия, Сомали), империю в XX веке пытался создать Бенито Муссолини. Ему удалось взять под контроль Эфиопию, присоединить к Италии часть современной Словении и Южный Тироль. Но Вторая мировая война кончилась для страны поражением, потерей всех колоний и части территории.

56-1.jpg
Венец примирения

Наиболее примечательным адресом юбилейных торжеств стал античный Пантеон, где похоронен первый король объединенной Италии. Впервые в республиканской истории усыпальницу королей посетили президент и другие руководители страны. В знак национального примирения Наполитано возложил лавровый венок к могиле монарха. Вообще 85-летний президент выступил в роли «суперзвезды» на этом юбилее: он и сейчас продолжает передвигаться с невероятной скоростью по Риму и другим городам, успевает выступать и разрезать ленточки по несколько раз в день.

Все отметили, что на церемонии в Пантеоне присутствовали и члены Савойской семьи. Ее представителям по мужской линии, потенциальным наследникам, после изгнания в 1946 году было разрешено ступить на землю Апеннин лишь в 2002-м — специальным декретом правительства Сильвио Берлускони. Обозреватели предполагают в этой связи, что власти могут в будущем разрешить и захоронение в Пантеоне двух последних королей Италии, скончавшихся в изгнании, — Виктора Эммануила III и его сына Умберто II.

Кто не аплодировал

Хотя идеалы Рисорджименто и единства государства тщательно оберегаются как своего рода национальная идея, их сейчас в Италии разделяют далеко не все. Так, входящая в правящую коалицию партия «Лига Севера» демонстративно отказалась принимать участие в празднествах. На торжественном совместном заседании обеих палат итальянского парламента присутствовали лишь пять депутатов от «Лиги», из них два члена кабинета — глава МВД Роберто Марони и лидер партии Умберто Босси, занимающий министерский пост «без портфеля» по федерализму (о федерализме как раз и мечтает «Лига»). Оба демонстративно воздержались от аплодисментов после речи президента Наполитано, хотя тот же Босси потом назвал ее «оптимальной».

Но и на юге многие считают единство страны «колонизацией северян», которые 150 лет назад воспользовались революционными волнениями в Неаполитанском королевстве. А перед юбилейным годом в итальянском обществе вообще разразилась целая полемика о целесообразности празднования этой даты.

Собрать под единую «национальную крышу» столь разные народы, говорящие даже на разных языках, объединить их в одну нацию — задача была не из простых. Но еще сложнее, особенно после спада революционных движений и патриотического идеализма, удержать единство. При сохранении региональных особенностей итальянцы все же больше объединены, чем разобщены. И это единство на самом деле гораздо крепче, чем кажется, хотя некоторые пессимисты и предрекают скорый распад Италии в случае, если «Лиге Севера» удастся провести в парламенте свою «реформу федерализма». Сегодня итальянцев объединяет не только Рисорджименто, но и вся последующая история, начиная с участия в мировых войнах, Движения сопротивления фашизму и заканчивая символами «Сделано в Италии», общей итальянской креативностью, всемирно известными персонажами кино и эстрады. И что особенно важно: итальянцы воспринимают все это с гордостью за свою нацию.

Они верили

Об истории Рисорджименто написаны книги и сняты фильмы. Один из последних — 3-часовой киноколосс «Мы верили» — был показан в основной программе прошлогоднего Венецианского кинофестиваля. Как любое героическое движение энтузиастов, безоглядно веривших в идею и готовых отдать за нее жизнь, Рисорджименто в этой ленте во многом романтизировано. Впрочем, авторов фильма понять можно. Сегодня на фоне расширяющегося внутриполитического противостояния, распрей и скандалов, сотрясающих правящую коалицию и самого премьера Сильвио Берлускони, наконец, в условиях затянувшегося экономического кризиса воспоминания о далеком 1861 годе остались, пожалуй, одним из немногих связующих звеньев для всего итальянского общества. Не считая «языка Петрарки и любви», разумеется…



Новейшая история Италии
тесно связана с событиями в Европе и главным образом с политикой наполеоновской Франции и Австро-Венгрии. К 1860 году значительная часть северных земель объединилась под короной короля Сардинии и Пьемонта Виктора Эммануила II Савойского, отпрыска одного из старейших монарших домов Европы.



В этом году 2 июня, в День провозглашения республики,
традиционный парад в Риме пройдет в контексте Рисорджименто. На празднество приглашаются лидеры ряда государств, в том числе России и США, а также латиноамериканских стран, где проживают большие итальянские общины






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.