Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

«Америка должна выбрать моего внука президентом»

01.09.2008 | Барак Дафни | № 35 от 01 сентября 2008 года

Сара Обама — The New Times

Демократическая партия США,которая когда-то санкционировала сегрегацию черного американского меньшинства, избрала своим кандидатом на пост президента США афроамериканца Барака Обаму, сына белой американки из Канзаса и кенийца. Это конец одной истории и начало другой — нам еще не известной. The New Times получил эксклюзивные права на публикацию интервью с семьей Барака Обамы, проживающей в Кении

Добро пожаловать в Кисуму», — сказал мне Саид Обама, дядя кандидата в президенты Барака. Жаркая погода — 30 градусов по Цельсию — и сожженные дома в центре города после недавних беспорядков в Кении как-то плохо соответствовали этому «добро пожаловать». Дядя Барака Обамы и его кузен Николас Райула вызвались сопровождать меня в деревню на границе с Угандой, где все еще проживает семья Барака.

Дорога к дому бабушки Сары была такой разбитой, в ней было столько выбоин, что надпись «Дорога Барака Обамы» символизировала, каким невероятным, выходящим за пределы воображения и стремительным был взлет кандидата в президенты США.

На Саиде Обаме, дяде Барака, была футболка с надписью «Голос Америки». Мы запрыгнули в машины и отправились по Кисуму: печальная картина разрушений, нищих, которые старались продать хоть что-то...

Дядя Саид

Дафни Барак: Ваша фамилия Обама, какое отношение вы имеете к Бараку Обаме?

Саид Обама: Я его дядя по отцовской линии. Николас, который сидит рядом со мной, — его кузен, достаточно дальний, но мы все происходим из одного клана.

Чем вы занимаетесь?

Саид Обама: Я работаю в компании, которая производит спиртные напитки в Кисуму. Мы производим его из сахарного тростника, это конечный продукт при производстве патоки. Я работаю техником-механизатором.

Вы живете в Кисуму или в деревне, куда мы едем?

Саид Обама: Частью я живу в Кисуму, где я работаю, частью в деревне, где родился отец Барака и которую мы называем домом.

Устройство ваших семей отличается от того, что мы привыкли понимать под семьей. Вы можете немного рассказать об этом? Многие из вас женаты на нескольких женщинах, исключением не был и отец Барака…

Саид Обама: Да, поэтому у многих у нас есть единокровные братья, дядья, мачехи и сводные бабушки и дедушки. Отец Барака — мой старший брат. Николаса мы называем кузеном, но правильнее было бы сказать, что мы принадлежим к одному клану.

И как велика ваша семья?

Саид Обама: Точно не знаю… Где-то 2000 человек.

2000 в одной семье?!

Саид Обама: Мы все происходим от одного прадеда, Огелло. От Огелло произошло название нашей деревни — Когелло.

Огелло был кем-то вроде вождя?

Саид Обама: Да, что-то вроде вождя, короля…

Голос мудрости?

Саид Обама: Да, голос мудрости и авторитета. Именно так.

Что означает «Обама»?

Саид Обама: Я не знаю, что это значит… Но мы единственная семья, которая носит это имя, если вы посмотрите, то ни одного Обамы, кроме нашей семьи, вы не найдете.

А что значит «Барак»?

Саид Обама: Благословенный. Благословенный Господом. Да, он очень счастливый, он произошел из такой бедной среды, у него был другой язык, у нас здесь в ходу больше 40 языков. Он произошел отсюда, но вырос в других странах. Он может соотносить себя с разными культурами. И он благословен тем, что, произойдя из такой бедноты, он может быть понятен многим людям.

Ваша жизнь изменилась после того, как стало известно, что он будет участвовать в президентской гонке?

Саид Обама: Да, репортеры постоянно стучат в наши двери. Очень многие. Они хотят писать о его происхождении, узнать о его корнях в этой деревне. Наша жизнь сильно изменилась. У нас больше нет частной жизни. Сплошная суета.

Бабушка Сара

Два часа спустя, отстрадав на разбитой дороге с множеством выбоин, мы были приглашены к бабушке Саре. Это была 86-летняя большая женщина, одетая в оранжевый традиционный наряд. У нее практически не было морщин и выражение лица казалось шаловливым.

Она пригласила меня и моих операторов в свой скромный дом. Там не было дверей, была штора. На стене множество фотографий семьи Барака, исторический диплом Гарварда, который получил отец Барака (это был первый чернокожий, поступивший в Гарвард), и большой агитационный плакат Барака Обамы. Сюрреалистическое зрелище в таком богом забытом месте.

Стены плохонькие, непокрашен ные. Старая софа. Она настолько стара, что, когда я запрыгнула на нее, чтобы снять несколько фотографий с высоты, она затрещала под моим весом. Я не думаю, что Сара или кто-то из ее семьи в последнее время пользовался этой софой. В доме нет электричества.

Я спрашиваю Сару, есть ли еще семейные фотографии. Она исчезает за шторой и появляется с очень старым альбомом. Мы смотрим альбом вместе с Марсат, тетушкой Барака, которая в тот день приехала к бабушке Саре в гости из Найроби. Мы нашли несколько фотографий, которые показались мне очень трогательными: маленький, пухленький Барак с отцом и матерью. Его отец чернокожий, мать белая. Они сидят возле рождественской елки. Оба родителя умерли. Потом мы натыкаемся на фото Барака с его тогда еще подругой Мишель. Это было, когда он приехал к бабушке Саре, что бы получить благословение перед тем как делать предложение. Еще мы находим фото Барака, который сидит возле воды. Пухлощекий малыш испарился. Он целеустремленно смотрит в будущее…

Я прошу Сару и Марсат сесть рядом с Николасом и Саидом. Мы приносим несколько старых стульев и ставим их на зеленую траву среди коров и цыплят. Позади, на протяжении всего интервью, мальчик доил одну из коров.

Марсат, расскажите, кем вы приходитесь Бараку?

Марсат Обама: Я его тетя. Я сестра Барака-старшего.

Сейчас мы в доме Сары. И я понимаю, что вы тоже держите коров и цыплят, чтобы получать молоко и яйца?

Марсат Обама: Это так. Мы делаем это для себя, для собственных нужд. У нас все натуральное.

Сара, для вас, наверное, очень необычно быть бабушкой одного из кандидатов на пост президента супердержавы. Вы горды? Счастливы? Волнуетесь?

Сара Обама: Я счастлива. Да, это очень волнующе…

Сара, на этом фото вы и Барак. Расскажите мне о нем.

Сара Обама: Оно было сделано в 1990-м, когда я ездила к нему в гости в Америку.

Я поняла, что вы не общались с Бараком до определенного момента в 1980-х годах, когда вы стали ездить друг к другу в гости, верно? Вы помните, когда вы впервые поняли, что у вас такой внук?

Сара Обама: Я знала его ребенком. Да, он приезжал сюда. Я ездила к нему повидаться в Америку. И Саид с Николасом ездили. Я знала, что он в Америке, и мне рассказыва ли о его успехах.

А каким он был в детстве: серьезным? Амбициозным? Проказником?

Сара Обама: Он был очень похож на отца: очень амбициозный, очень внимательный. Его отец восхищался образованием. И он передал это Бараку.

В вашей семье все образованные. Я так понимаю, что это важно для вас.

Сара Обама: Да. Барак-старший любил учиться и хотел, чтобы хорошее образование было доступно всем.

Судя по этой фотографии (на которой здесь в гостях Барак и Мишель), Барак привез сюда свою будущую жену, чтобы вы их благословили перед тем, как он сде лает предложение?

Сара Обама: Да, это так. Они повстречались в колледже. И он привез ее сюда, чтобы представить ее всем нам. И я дала свое согласие на эту женитьбу.

Почему? Вам она понравилась?

Сара Обама: Они были влюблены. Я увидела, как много между ними было любви.

И они жили здесь?

Сара Обама: Они остались на неделю!

И что они делали?

Марсат Обама: Я помню, как он поднял ее на руки и сказал, что эта девушка станет его женой. И мы все сказали: хорошо… Мишель была умной девушкой.

Вам она понравилась?

Марсат Обама: Она была о’кей. Она жила в нашем доме.

И что же вы делали эту неделю?

Марсат Обама: Жили, отдыхали. Мы отвели их на реку. Это было в 1987-м.

Вы продолжаете общаться с Мишель?

Марсат Обама: Да, мы переписываемся по электронной почте. Но сейчас она, конечно, очень занята.

Вы были на свадьбе Барака?

Сара Обама: Конечно, он меня пригласил, но я болела и не смогла поехать.

А вы, Марсат?

Марсат Обама:Я не поехала из-за того, что бабушка болела. Но нас ждали — ждали, что приедем.

Сара, как часто вы разговариваете с Бараком сейчас, во время выборной кампании?

Сара Обама: Достаточно часто. Он обычно говорит с Саидом, а Саид рассказывает все мне.

Марсат Обама: Я давно с ним не разговаривала, но я в курсе — через Саида.

Если он победит, вы поедете на инаугурацию?

Сара и Марсат Обама(говорят вместе): О, да! Мы этого не пропустим.

Все говорят: сам факт, что Барак среди финалистов президентской гонки — уже свидетельство больших перемен в США. Что вы думаете по этому поводу?

Сара Обама: Я очень горжусь им. Желаю ему всего лучшего.

Для вас что-то изменится?

Сара Обама: Для нас — не очень... Может, для нас как для семьи, потому что один из нас будет в Белом доме. Это позволит нам гордиться, но не изменит нашу жизнь…

Недавно я видела фото, где изображен Барак во время его визита в Кению, он был одет в национальный костюм. Было много пересудов, что он мусульманин или «скрытый мусульманин». Можете вы раз и навсегда прояснить этот вопрос?

Марсат, Сара и Николас (подпрыгивают и отвечают хором): Это фото было сделано не здесь! В Кении, но не здесь.

Поняла. А что касается религии?

Сара Обама: Его отец не был религиозным. Дед был мусульманином, поэтому его отца и назвали Барак Хуссейн Обама.

Его отец был практикующим мусульманином?

Сара Обама: Нет, нет. Дед — да. И свадебная церемония у Барака в Чикаго была христианская.

Вы знаете что-то о религии Барака, он христианин, он религиозен?

Сара Обама: Нет… Я знаю только, что свадьба была по христианскому обряду.

Марсат Обама: Я не знаю, к какой церкви относится Барак в Чикаго, но свадьба проходила в церкви.

Я вовсе не хочу сказать, что быть мусульманином плохо, среди вас есть мусульмане?

Марсат Обама: Ну, семья Обамы — это мусульмане. Наш отец — мусульманин, бабушка Сара — мусульманка, дядя Саид — мусульманин, но Барак — сенатор, христианин.

Сара Обама:В одной семье могут исповедовать разные религии. Отец был мусульманином, Саид мусульманин, я, но Барак — нет.

Сара, скажите, почему Америка должна голосовать за вашего внука?

Сара Обама: Америка должна выбрать моего внука президентом, потому что американцы видят, что он хороший и он готов к этому…

Марсат, почему американцы должны голосовать за вашего племянника?

Марсат Обама: Я хотела бы, чтобы Америка выбрала моего племянника президентом, потому что я верю, что он единственный, кто принесет перемены американцам, молодежи, молодому поколению. А еще я знаю, что он может упорно работать и делать это хорошо.

*****

Потом мы бродили среди коров, подальше от свободно бегающих цыплят. Сара и я подошли к коровам. К своему ужасу, я обнаружила, что это были не коровы — быки! Я пытаюсь спрятаться за Сару. Но потенциально Первую бабушку Америки, кажется, нельзя остановить. Она обнимает меня, улыбается и не позволяет уйти. Она говорит, что иногда сама доит коров.

Потом мы останавливаемся возле могилы Барака-старшего, который похоронен возле дома.

Прощаемся с Сарой, а дядя и тетя садятся в самолет, чтобы полететь со мной в Найроби. Прилетели — и кандидат в президенты Барак Обама узнал об интервью. Последовали нервные переговоры между его штабом и семьей (в Кении). В Чикаго стараются узнать, что же семья из Кении сказала в интервью. Тетя и дядя кажутся подавленными и даже обиженными. Они, конечно, хотят, чтобы он стал президентом, но они не хотят получать из Чикаго указания, что им делать в Кисуму.

Отныне интервью у них можно взять только с письменного разрешения Барака Обамы. С этого момента — хотят они или нет, попадет он в Белый дом или нет — их жизнь изменилась навсегда.

На фото:

1) Дафни Барак берет интервью у кенийских родственников сенатора Обамы. Слева направо: кузен Николас, бабушка Сара, Дафни Барак, тетушка Марсат

2) Саид Обама — техник-механизатор в фирме по производству спиртных напитков из сахарного тростника в Кисуму, Кения

3) Молодой Барак Обама в Кении: он приехал получать благословение на женитьбу на Мишель — возможной будущей первой леди США

4) Могила отца Барака Обамы

5) Марсат и Сара Обама в доме, где и по сей день живет бабушка возможного будущего президента США

Дафни Барак (Daphne Barak) — известный международный телевизионный журналист, которая делает интервью по эксклюзивным контрактам с рядом телеканалов США и Великобритании, среди которых CBS и Sky News, равно как и других стран. Она не имеет никаких родственных отношений с Бараком Обамой.

© Интервью предоставлено исключительно для опубликования на русском языке в журнале The New Times. Все права на перепечатку, использование частично или полностью, а также на использование фотографий принадлежат Daphne Barak (текст) и Daphne Barak Agency (фото). Перевод с английского Анны Макаровой (The New Times)


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.