Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Суд и тюрьма

Игра в переводного

01.09.2008 | Микулик Сергей | № 35 от 01 сентября 2008 года

Трансферный железный занавес

После успеха на Евро-2008 у российских болельщиков возникло объяснимое опасение: а ведь растащат теперь сборную-то по Европам. И даже были к тому предпосылки — по фамилиям Аршавин, Жирков, Акинфеев. Но дальше слов дело не шло вплоть до последнего времени

Поначалу движение шло в обратном направлении: единственный наш «европеец» Иван Саенко из немецкого «Нюрнберга» переехал в «Спартак». Всего-то за три миллиона евро — в смысле трансфера, о зарплате разговор отдельный. Ваня, с ранних лет искавший игроцкое счастье на чужбине и вроде бы уже достигший его, пообщавшись с партнерами по сборной, осознал, как тот легендарный кот из мультфильма, что «нас и здесь неплохо кормят».

С одной стороны, это неплохо, когда мы возвращаем своих. С другой — странно, что никто так в серьезный чемпионат пока и не уехал. Единственным исключением стал спартаковец Роман Павлюченко, который после долгих смотрин-торгов перебрался в английский «Тоттенхэм». А за Аршавина как просили €30 млн1, чтоб никто его никуда не купил, так почти столько же и продолжают просить. Ну разве что пятерочку от силы готовы сбросить. «Газпромменеджмент», однако... Но есть и другая проблема: ведь и к нам никто покуда за нефтегазово-футбольными деньгами, кроме стареющего чеха Коллера, не слишком усилившего самарские «Крылья», не приехал. И вряд ли ситуация изменится до 31 августа, когда закрывается трансферное окно в России.

Кремль в Митино

К концу лета и Олимпиада успела закончиться. Финал, кто не знает, Аргентина — Нигерия — 1:0. Однажды нигерийцы уже бывали чемпионами, и клуб «Торпедо» купил тогда одного олимпийского чемпиона. Дело было так.

Августин Эгуавон прибыл в Шереметьево регулярным рейсом из Лагоса в феврале, не очень представляя, что у нас здесь, собственно, зима. Более того, на его беду рейс задержался часов на восемь, и бригада встречающих к тому времени уже успела прилично понервничать в ресторане аэропорта. Поэтому, как только Эгуавон наконец прибыл глубокой ночью вместо позднего вечера, в легкой летней одежде, все были уже абсолютно счастливы. Сгребли его с радости в охапку и повезли на служебную квартиру. В Митино.

Нигериец оказался на редкость продвинутым парнем и уже в машине поинтересовался, а далеко ли он будет жить от Кремля. Ему на радостях озвучили, что такого уважаемого игрока селят не где попало, и Кремль у него практически за углом, и на экскурсию его отвезут красиво, но завтра, когда совсем заслуженно выспится. А пока — гуд найт, и мало ли что, вот телефон начальника торпедовской команды.

У этого самого начальника ближайшим утром и раздался звонок из митинского РО ВД: мол, у нас тут машина патрульная «свинтила» странноватого негра с обмороженными ушами, так вот он твердит, что приехал играть за «Торпедо», а в Митино у нас, оказывается, есть Кремль. Начальник ответил, что да, парень наш, не лютуйте, я уже еду и про кремль митинский сам ему все расскажу. И ведь правдиво выступил: вызволенный из ментовки и побывавший на следующий день в Кремле долго еще потом за «Торпедо» играл...

Он же памятник

Или другой случай: бразилец Карлос прибыл в Москву из натуральной деревни, но весьма, по местным меркам, примечательной: в соседнем селе стоял памятник чемпиону мира, выходцу из тамошних мест. Так что Карлос, даже и не засобиравшись еще в Р оссию, четко знал, где, кому и по каким заслугам памятники ставят. А поселили его — нет, вот здесь вы промахнулись, не в Митино вовсе, а куда пафоснее — на Ленинском проспекте. Кто такой Ленин, бразильцу сельскому было глубоко по барабану, но ежедневно ездючи на тренировки, проезжал он мимо гигантского монумента имени Гагарина. На второй ездке поинтересовался персонажем. Ему все, как могли, доходчиво объяснили. В ответ Карлос пиетета, надо признать, не выказал, он попросту не знал, что некоторые люди ко времени его приезда к нам уже побывали в космосе, и потому какая разница, кто, собственно, был из них самым первым. Но всякий раз переводчик чувствовал, что в районе встречи служебного авто с железным человеком Карлос все же хочет о чем-то его, переводчика, спросить. Дополнительно. И однажды-таки задал вопрос.

— Ну хорошо, космос — это я понимаю, — сказал здорово прибавивший к тому моменту в общей эрудиции Карлос, — но за какую команду все же играл этот ваш Гагарин?..

Нет, все-таки хорошо, что мы нежданно отличились на этом Евро. Подняли престиж Кремля и первого космонавта. И денег у нас теперь вроде куры футбольные не склюют. Свои опять же почти не уезжают, лишь возвращаются с радостью. Так, может, чтоб Аршавина окончательно удержать, ему гденибудь на питерской окраине место хотя бы для бюста выделить...

_______________

1 Для сравнения: Рональдинью переехал из «Барселоны» в «Милан» всего-то за 20 млн в этой же валюте.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.