Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Искусство

Ленин в хрустале

24.03.2011 | Алексей Мокроусов | № 10 (195) от 21 марта 2011 года

blue-noses_490.jpg
Ленин внутри Мавзолея ведет активную жизнь революционера

blue-noses--(40)_200.jpg
Арт-группа «Синие носы» создана
в 1999 году. Работает в жанре
видеоарта и перформанса.
В настоящее время представлена
художниками Вячеславом Мизиным
(слева) и Александром Шабуровым.
Ленин с нами. Арт-группа «Синие носы» создала хрустальный образ шедевров мировой архитектуры. Тадж-Махал, пирамида Хеопса, Эмпайр-стейт-билдинг и ленинский Мавзолей на Красной площади Москвы стали героями выставки в австрийском Ваттенсе, где расположен один из самых необычных музеев мира — «Кристальные миры Swarovski». Как «Синие носы» слились с брендом класса люкс — разбирался The New Times

В принципе, знаменитые бренды редко создают свои музеи, ограничиваясь самопрезентациями в бутиках и международных аэропортах. Swarovski прибылей тоже не избегает — его годовой оборот исчисляется миллиардами долларов. Но и искусство ему не чуждо: «Кристальные миры» хоть и обыгрывают продукцию фирмы, но делают это так изящно, что порой публика забывает: а по какому поводу мы все здесь собрались? Но повод известен: в Ваттенсе, неподалеку от Инсбрука, расположены заводы Swarovski. Туристы сюда едут автобусами, но на производство никого не пускают, музей — единственная возможность приблизиться к бренду.

Здесь каждый год устраивают и музыкальные фестивали. Например, в нынешнем мае играют Шуберта, но вместе с ним прозвучат и Барток, и Яначек, и современный композитор Томас Лархер. Среди солистов объявлены такие звезды, как тенор Марк Пэдмор и «Хаген-квартет», а прежде выступал и знаменитый петербургский пианист Григорий Соколов.

Мавзолей в хрустале

Экспозицию в музее меняют раз в несколько лет. Сейчас в нем выставлены музыкальная видеоинсталляция английского композитора Брайана Эно и поп-арт-скульптура француженки Ники де Сен-Фаль, а в зале, построенном по идеям великого американского архитектора и изобретателя Ричарда Б. Фуллера, звучит поразительное сопрано Джесси Норман. Музей постоянно заказывает новые произведения. Сделать свой проект предлагается самым разным художникам, занимающимся как инсталляциями, так и скульптурой. «Синие носы» избрали для проекта Famos мировую архитектуру.
blue-noses-(55)_490.jpg
Тадж-Махал прячет танцовщиц...

blue-noses-(106)_200.jpg
На вершину Эмпайр-стейт-билдинга
иногда взбирается Кинг-Конг
Внутри хрустального макета каждого из зданий можно увидеть видеофильмы, снятые, как это привычно для «Синий носов», в эстетике home video. Внутри пирамиды Хеопса мумия на мини-экране нападает на археолога (устроители отрицают сексуальный характер происходящего), в Тадж-Махале на глазах вылезающего из кувшина джинна две красавицы исполняют танец живота. Небоскреб связан с Кинг-Конгом, а Мавзолей логичным образом — с Владимиром Ильичом. Вождю мирового пролетариата не лежится на месте, он активно жестикулирует, периодически вскакивает и кричит что-то призывно-боевое вроде «Советская власть непобедима… в недалеком будущем победит во всем мире…» Местами текст не очень отчетлив, Ленин к тому же покашливает, но трудно избавиться от ощущения, что в его речи проскальзывает матерок. Впрочем, попытка провести лингвистическую экспертизу с привлечением русских продавцов из фирменного магазина при музее окончилась неудачей. Звуковая дорожка не отличается высоким качеством, и кажется, это осознанное решение авторов.

Вес хрустальных зданий — от 35 до 105 кг. Для их шлифовки фабрика предоставила четырех мастеров, работа длилась около года. В итоге получились одни из самых дорогих произведений современного искусства и уж точно самые большие предметы из шлифованного хрусталя, когда-либо выполненные на заводах Swarovski. С точки зрения дороговизны исходного материала здания попадают в одну лигу с самым известным арт-объектом последнего времени — осыпанным бриллиантами черепом от Дэмиена Херста (тот использовал более 8 тыс. промышленных бриллиантов общим весом 1100 каратов; себестоимость его произведения — $20 млн). Стоимость проекта Famos не так велика — по €150 тыс. за макет, но все равно впечатляет.

Зрелость настигла

Выставка Famos готовилась в содружестве с венской галереей Knoll, часто консультирующей Swarovski в сфере актуального искусства. Именно она и займется продвижением второго комплекта Famos на международном арт-рынке. Хрустальные модели уже показали на февральской ярмарке современного искусства ARCO в Мадриде, в июне наступит очередь Базеля, в сентябре — Москвы.

Венская галерея начала выставлять «Синие носы» после одного из венецианских биеннале начала века. Это случилось еще до скандала с работой «Эра милосердия», известной в России как «Целующиеся милиционеры». В 2007 году министр культуры Александр Соколов попытался запретить вывоз «Милиционеров» из России для показа в частном парижском музее. Это решение поддержали некоторые представители бывшего советского арт-истеблишмента, например, художник Александр Шилов. Но международное право оказалось сильнее эстетических предпочтений чиновников, а «Синим носам» благодаря скандалу досталась реклама таких масштабов, который вряд ли бы мог позволить себе работавший с ними московский галерист Марат Гельман.

«Синим носам», чья популярность в России мало с чем сравнима, повезло. От кризиса, неизбежно наступающего у любого, кто эксплуатирует собственный успех, их спасает возможность работать с новым материалом и выход на новые рынки. Из сферы диковинно-модного искусства они передвигаются в иное арт-пространство, обретают статус авторов, у которых «продается» не экзотичность, а профессионализм.

blue-noses-(29)_200.jpg
В египетскую пирамиду
можно заглянуть и посмотреть,
как мумия нападает на археолога
Авангард не нужен?

Пока российское государство в лице Минкульта проявляет умеренное, если не сказать, ограниченное влечение к новым формам арт-жизни, наш авангард потянулся на Запад — не в качестве бедных родственников, а в ранге полноценных звезд. Так, 14 марта в парижском театре «Шатле», где некогда сверкали «Русские балеты» Дягилева, состоялась премьера «Мессии» Генделя. Ораторию в обработке Моцарта поставил (а сегодня оратории ставят, как полноценные спектакли — со светом, декорациями и костюмами) Олег Кулик. Ради спектакля он даже отказался от предложения играть самого себя в спектакле цикла «Человек.doc» в московском театре «Практика», его заменил профессиональный актер. Это уже второе приглашение Кулика для работы в одном из престижнейших театров Парижа, раньше он ставил здесь «Вечерню блаженной Девы Марии» Монтеверди.

Не хуже обстоят дела у наших авторов и на арт-рынке: в том же Мадриде на ARCO разошлись все привезенные работы художников Валерия Кошлякова и Дмитрия Гутова, а также известного дуэта Аристарх Чернышов — Алексей Шульгин, работающих с видео и техническими средствами.

Можно считать, что речь идет об искусстве на экспорт, а можно — что о культурной политике государства, обращенной в прошлое. В принципе, государство не обязано быть современным и прогрессивным в своих вкусах. Его обязанности состоят в другом: создавать условия для того, чтобы искусство могло развиваться в свободной атмосфере. Вместо этого силы тратятся на дикости вроде уголовного преследования кураторов и художников* * The New Times рассказывал о суде над устроителями выставки «Запретное искусство» в № 22 от 28 июня 2010 года и о преследовании участников арт-группы «Война» в № 44–45 от 27 декабря 2010 года. при полном попустительстве религиозному фанатизму и нетерпимости по отношению к инакомыслящим и атеистам. Иногда кажется, Ленин и впрямь продолжает управлять страной из своего хрустального гроба…





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.